Наш воинственный Макрон

8 ноября 2018, 14:01
политолог, кандидат исторических наук, политтехнолог
8
751
Наш воинственный Макрон

Для внутреннего или для внешего "употребления"?

Кинутая (прошу прощенья за простонародное выражение) Америкой Европа, по инерции грызёт Россию, заискивает перед Китаем и теряется в парадигмах своего дальнейшего развития. По-прежнему кажущаяся благополучной, она (Европа) на самом деле таковой в полной мере не является. Причем во многих измерениях. 

Не успевая вытащить за уши одну страну из-за долгов, Евросоюз вынужден хвататься за другую. Справившись (только на первый взгляд) с террористическими угрозами, ЕС вдруг обнаруживает на границе с Хорватией почти 20 тысяч вооруженных молодчиков (и я не преувеличиваю), которые открыто заявляют, что их цель - Германия и Швеция. И Европа впадает в ступор.

 

Наконец, в ответ на уничижительные поступки Трампа с протекционизмом в отношении европейских товаров, да ещё с антииранскими санкциями, ущемляющими бизнес-интересы Европы, в европейских столицах робко заговорили о механизмах обхода санкций и создании прототипа системы SWIFT. Словом, как вы видите, бедлам. Не говоря уже о том, что блок Евросоюза перманентно подвергается опасности саморазвала (чего стоит одна Польша). 

Как никогда в прошлом Европа нуждается, нет, не в долгосрочной продуманной стратегии собственного плавания. Но, прежде всего, в лидере, который сможет возглавить процесс европейской «реконкисты» - возрождении суверенных прав Европы на собственное развитие. И именно в это время негласный (а может и гласный) многолетний лидер европейских стран - Меркель объявляет о скором прекращении полномочий. 

И тут на арену европолитики «выскакивает» Эммануэль Макрон, президент Французской республики. Разъясню свое «выскакивает». Появление Макрона как политика и для французов было полной неожиданностью. Малозаметный деятель в правительстве Олланда в ходе последней президентской кампании вдруг откуда-то взял круглую сумму денег, создал (по ходу кампании) новую партию «Вперед Франция». И, учитывая то, что в ходе президентских выборов не нашлось кандидата сильнее Олланда, выдвинул свою кандидатуру и победил на выборах.

 

Европа, приветствуя нового президента Франции, никак не ожидала, что он с места в карьер, не особо заботясь о внутрифранцузских делах, ринется реформировать Европу. Нет смысла перечислять всю палитру инициатив Макрона. Они по-разному воспринимались лидерами европейских стран. Сначала снисходительно, затем с нарастающим раздражением (особенно в Берлине). Хотя надо признать, что его проекты – это было хоть что-то в условиях, когда Европа потеряла инициативу под напором новых решений Трампа. 

На днях, готовясь принять мировых лидеров на праздновании столетия первой мировой войны, Макрон вновь вернулся к теме развития европейской армии. И, на первый взгляд, это выглядит как голый вброс проблемы. 

Во-первых, Европа и так насыщена вооружениями, которые стали еще больше поступать (особенно на восток) при президенте Трампе. Более того, милитаризация континента уже не первый год вызывает резкое отторжение жителей европейских стран. 

Во-вторых, для всех вменяемых политиков, в том числе, наверняка, и для Макрона, совершенно понятна пропагандистская основа бурной кампании «угрозы с Востока». Причем это подтверждает и сам Макрон. Он буквально во вторник призвал в Париже к созданию «настоящей европейской армии, чтобы уменьшить зависимость от США». 

В-третьих, представляется, что новое импульсивное заявление Макрона о необходимости мощных европейских вооруженных сил, о независимости от США в защите европейского континента связано с тем, что Вашингтон стал не на шутку твердо требовать платы за оборону Европы. Причем платы немалой. Эти взносы столь существенны, что ряд стран уже заявили, что не будут выплачивать в бюджет НАТО требуемые 2% ВВП. Именно диктат Трампа заставил Меркель недавно достаточно прозрачно намекнуть: «США уже не будут так просто нас защищать». 

Почему же обновленная директива Макрона о необходимости строительства мощной европейской армии вызывает у меня сомнения? Прежде всего потому, что Макрон никак не оговаривает в своих идеях дальнейшую судьбу НАТО. Очевидно, что европейские страны не будут в состоянии финансировать одновременно и армию Европы, и взносы в НАТО. 

С другой стороны, одним из побудительных мотивов активизации военной риторики Макрона стал выход США из договора по РСМД, начало размещения в Европе американских систем ПРО, которые, как заявили в Кремле, существенно ухудшают обстановку безопасности в Европе. Но в данном случае следовало бы говорить не о создании мощных вооруженных сил Европы, а о недопущении снижения порога безопасности для европейских стран. То есть о блокировании дальнейшего размещения американских ПРО в Европе.   

Пока же в развитии идей Макрона можно упомянуть о существовании с 1992 года «Европейского корпуса» — Eurocorps, в объединенное командование которого входит 10 стран. Однако единственной реально развёрнутой его частью является франко-немецкая бригада численностью 5 тыс. человек. На случай войны к ним могут добавиться какие-то национальные контингенты. Но это лишь планы. В 2007 году было объявлено о развёртывании 18 батальонных боевых групп ЕС численностью по 1,5 тыс. человек каждая. Но об их наличии пока ничего не известно. 

Кроме того, необходимо иметь в виду тот факт, что для появления модернизированной общеевропейской армии необходимы не только средства, но и сами вооруженные силы и вооружения. А с этим на европейском континенте дела из рук вон плохи. Даже в наиболее мощной армии Европы в Германии, которую Макрон считает центром новой оборонной коалиции (Европейская инициатива вмешательства), созданной в среду в Париже, обстановка с вооружениями и военнослужащими, как показывают отчеты немецких СМИ совершенно неудовлетворительные. 

Как стало известно в ответ на запрос депутата Бундестага, из 71 поставленных в прошлом году бундесверу БМП «Пума» лишь 27 единиц готовы к бою, из восьми самолетов A400M — четыре. Кроме того, как следует из ответа, из четырех истребителей «Еврофайтер» пригоден лишь один. Из семи поступивших в войска ФРГ вертолетов «Тигр» пригодны к эксплуатации только два, из семи многоцелевых вертолетов NH90 — четыре. Не думаю, что в вооруженных силах других стран Европы ситуация выглядит намного лучше. Так что пока лепить «новую европейскую армию» господину Макрону не из чего. 

Причем, я не допускаю мысли о том, что, предлагая различные варианты оборонных европейских инициатив, Макрон не проинформирован о подобном состоянии национальных вооруженных сил разных стран. Таким образом у меня остается устойчивое убеждение в том, что «пережевывание» темы общеевропейской армии, в том числе, в целях большей консолидации стран Евросоюза необходимы французскому президенту для амбициозной цели евролидерства. И не в последнюю очередь в связи с тем, что его авторитет внутри Франции шатается не один месяц и уже подошел к критическому рубежу. 

Под конец вспомнилась такая французская аналогия. В начале 50-х именно правительство Франции лоббировало идею организации Европейского оборонительного сообщества. Тогда главы 6 стран подписали договор о создании единых вооруженных сил Европы. Но он не вступил в силу, так как парламент одной из стран отказался его ратифицировать. Угадайте с первого раза парламент какой страны?

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: США,НАТО,Меркель,Дональд Трамп,Эммануэль Макрон,Бундесвер
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.