Шеф, все пропало!

8 декабря 2017, 15:09
0
4956

Провластные депутаты сокрушаются, что шитое белыми нитками дело о нападении в аэропорту «Киев» разваливается на глазах

«Шеф, все пропало!», - просто кричит каждая строчка поста в Facebook нардепа Ольги Черваковой по итогам заседания парламентского комитета по вопросам свободы слова и информационной политики.

         Червакова – первый заместитель Комитета ВР по вопросам свободы слова и информационной политики. Позавчера, 6 декабря, комитет в очередной раз рассматривал случай в аэропорту «Киев», когда охрана Медведчука не позволила сотрудникам «Радио «Свобода» снять на видеокамеру кадры для программы «Схемы».

         И вот теперь Червакова сокрушается, что «Справа про напад на знімальну групу програми "Схеми" охоронцями Віктора Медведчука розвалиться в суді». Неудивительно, вообще большинство результатов работы нынешней Верховной Рады – из серии «говорили-балакали – сіли та заплакали». Возникает закономерный вопрос – а чем занимались депутаты комитета ВР целый месяц, если теперь сами признаются, что «все пропало»? Показательно, что даже Национальная полиция, привыкшая «брать под козырек» и исполнять любые прихоти провластных депутатов, не пожелала участвовать в фабрикации фальшивого дела.

Важно, что, вывалив кучу обвинений в адрес Национальной полиции, Ольга Червакова, сама того не желая, выдала, почему у комитета ВР не получается сфабриковать дело «по щучьему велению, по моему хотению».

         Итак, народный депутат, сама журналист в недавнем прошлом, обвиняет правоохранителей в том, что «Нацполіція невірно кваліфікувала дії нападників, приписавши їм те, чого вони не вчиняли».

         Пани Червакова!

Во-первых, комитет ВР и Нацполиция рассматривают ситуацию в юридической плоскости, поэтому громкие заявления, любые эмоции и субъективные оценки вроде «Нацполиция неверно квалифицировала» здесь неуместны. Давайте оперировать нормами законов и юридическими фактами, если они у Вас есть.

Во-вторых, парламентарий не имеет права заявлять, что «Нацполиция неверно квалифицировала действия нападавших». Потому что подобные фразы со стороны лица, обладающего полномочиями влиять на работу Национальной полиции, могут расцениваться как попытка давления на правоохранительные органы со стороны депутата Верховной Рады.

Признайтесь честно - что Нацполиция квалифицировала действия охраны не так, как Вам хочется. А мы скажем Вам в ответ, что Национальная полиция не обязана плясать под дудку депутатов, а обязана действовать в интересах всех граждан Украины и в рамках нашего украинского законодательства.

В-третьих, Червакову подвело незнание украинских законов. Народный депутат сама проговорилась, что съемочная группа программы «Схемы» пыталась вести съемку на режимном объекте без аккредитации.

Вот что пишет Червакова: «молодики чекали літака з кумом Путіна, де несподівано з'явився Ткач, що їм не сподобалось, і вони вирішили, що від його очей треба щось приховати».

Ключевые слова здесь – «неожиданно появился». Хочется напомнить народному депутату, которая приносила присягу «соблюдать Конституцию Украины и законы Украины», что по законам Украины аэропорт – это режимный объект повышенных мер безопасности, поэтому для проведения видеосъемки Михаил Ткач и его оператор должны были получить аккредитацию в пресс-службе аэропорта «Киев».

Попытки вести съемку без аккредитации – это ключевой момент. К сведению народного депутата Черваковой, в Украине есть такой законодательный акт как Закон «О государственной программе авиационной безопасности гражданской авиации», который мы советует почитать на досуге как самому парламентарию, так и ее бывшим коллегам из программы «Схемы».

В-четвертых, согласно подпункту 37 пункта 2 Раздела II Закона «О государственной программе авиационной безопасности гражданской авиации», территория, где съемочная группа программы «Схемы» пыталась вести съемку, относится к «контролируемой зоне» - это «рабочая площадь авиапредприятия, аэропорта, прилегающая к ней территория, а также расположенные возле них помещения, доступ к которым контролируется».

Теперь представим ситуацию – ночь, режимный объект, из тумана «неожиданно появляются» какие-то люди, которые лезут на забор аэропорта. Честно говоря, где-нибудь в аэропорту Кеннеди или Франкфурта-на-Майне служба безопасности режимного объекта имела бы полное право открыть огонь по подозрительным личностям. А оставшиеся в живых потом еще долго бы давали показания в полиции, «как они дошли до жизни такой».

И отсюда возникает пятый вопрос – а именно, как должна была действовать полиция в этой ситуации. Так вот, действительно, есть законные претензии к поведению полицейских. По украинскому законодательству, полицейские, охранявшие аэропорт «Киев», увидев, как из темноты бегут и кричат какие-то люди, должны были задержать Михаила Ткача и оператора и сопроводить в помещение службы безопасности для выяснения личности. А вдруг это террористы? А вдруг своими криками-воплями они на самом деле планируют отвлечь внимание охраны, пока их сообщники будут совершать теракт?

Поэтому действительно, можно выдвинуть претензии в отношении сотрудников Нацполиции. Но не в том смысле, как хотелось бы народным депутатам, не знающим украинских законов. А в том плане, что полицейские не выполнили свои прямые обязанности – не задержали Ткача & Co и не сопроводили в участок для установления личности, а также не выдвинули обвинения в нарушении безопасности на режимном объекте.  

Наконец, очень смущает, что сотрудники программы «Схемы» в полный голос обвиняют охрану в «нападении», но за минувший месяц ни Ткач, ни операторы так и не смогли предъявить справку из судмедэкспертизы о причинении телесных повреждений. Упреждая вопросы Черваковой и ее коллег, сразу же обозначим, что побои и телесные повреждения – это разные вещи. Так вот, если журналисты «Схем» заявляют, будто их побила охрана, они должны были снять телесные повреждения в травмпункте, зафиксировать свои синяки и ссадины и получить медицинское заключение.

Как видим, спустя месяц времени ни сам Ткач, ни операторы никакого медицинского заключения травматолога не предоставили. Как юрист скажу, что, скорее всего они обращались в травмпункт, но травматолог не зафиксировал никаких ссадин или синяков, поэтому отказался выдавать медицинское заключение о телесных повреждениях. Кроме телесных повреждений, речь может идти о нанесении побоев (когда нет прямых следов физического насилия), но такие обвинения нужно подтвердить а) с помощью видеозаписи; б) показаниями свидетелей. Внимательно просмотрев программу «Схемы», не увидел ни одного кадра, подтверждающего побои. Никаких показаний свидетелей тоже нет. Сам журналист Ткач кричит о побоях, но предполагаю, что его оператор, видимо, не захотел выступать свидетелем, побоявшись обвинений в лжесвидетельстве.

Поэтому и съемочная группа, и депутаты стараются молчать о том, что никаких документов, подтверждающих нападение, просто нет в природе. Поэтому и ведущая программы «Схемы», а теперь и депутат Червакова оперируют исключительно словами и эмоциями (как говорят в народе, «давят на психику»), так как нет ни свидетелей, ни документов.

В завершение скажу, что незнание депутатом законов Украины выглядит очень забавно, так как задача народного депутата Украины – это именно писать законы. Как можно писать законы, когда не владеешь техникой и не ориентируешься в действующем законодательстве? Ну, ничего, не печальтесь, вас там половина Рады таких. Это нам, избирателям, надо печалиться, что выбрали таких «слуг народа».
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.