Страхи Елисейского дворца

28 января 2021, 18:03
Владелец страницы
политолог, кандидат исторических наук, политтехнолог
0
906
Страхи Елисейского дворца

Между молотом и наковальней

Газета «Express» рассказала читателю, что у президента Франции Эммануэля Макрона плохое настроение и он опасается того, что в 2022 году его не переизберут на должность президента. Журналисты издания связывают эту истерику французского президента с появившимися итогами социологического опроса. По их сведениям, рейтинг Э. Макрона сравнялся с таковым у лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен. 

Однако, такая острая реакция Э. Макрона вызывает много вопросов. Первый. Выборы состоятся через полтора года и за это время может многое измениться. Почему вдруг в нынешние дни возникла опасения? Второй. Социологи могут и ошибаться. Может быть стоит провести еще один опрос позднее? Вообще, видимо дело не в опросах. Скорее всего, президент, его окружение, аналитики и журналисты ощущают явно, что решения, декларации и действия президента не имеют перспективы. И дело тут далеко не в одной Ле Пен. 

Франция переживает те же основные проблемы, как и другие страны, в т.ч. европейские, однако результаты их преодоления в стране вызывает недовольство.
Многие законодательные инициативы Президента Франции находят все меньший отклик среди соотечественников. Последние его реформы, нацеленные на усиление порядка и закона во Франции, получили неоднозначный отклик у населения. Казалось бы, эти шаги президента уместны в условиях нарастания протестного движения, особенно в условиях пандемии. Однако, они наступают на права тех, кто имеет право «свободно выражать свои политические пристрастия». 

Причем, некоторая пауза в активных действиях движения «желтых жилетов» не обещает спокойной жизни в будущем. Очевидно, что основные движущие силы «жилетов» – это рабочие, предприниматели, научно-техническая интеллигенция, самозанятые. Они в наибольшей степени пострадали от пандемии и не получают, так как это происходит в других государствах, реальных компенсаций за потери. Те же, кто остался на стороне Макрона, крупный бизнес, банковские, страховые и инвестиционные компании чрезмерных потерь не понесли. 

Кристоф Гилли, французский политический географ, предупреждает сторонников Макрона, что «они оказываются в осаде в своих мегаполисах, тогда как обстановку в стране диктует «периферия», то есть жители промышленных районов, пригородов. Они и есть главная угроза президенту Франции на будущих выборах». 

Но не только у протестующих есть все основания возмущаться. Ибо не лучшим образом у Макрона идут дела и в социальной сфере. Пандемия заставила скукожиться экономику Франции на 11 процентов. Это немедленно отозвалось на выполнении социальных программ, поддержке населения. Академик и журналист Пол Тейлор утверждал в своей статье для «Политико», что президенту Франции «потребуется экономическое чудо и большая удача с пандемией, чтобы сохранить свою корону». Президент партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен заявила, что из-за экономического ущерба, нанесенного бизнесу, Макрон вынес «смертный приговор» экономике. 

Недовольны политикой президента не только рабочие и инженерные кадры, но и другие категории населения. Недавно во многих городах страны прошли масштабные студенческие митинги против продолжения локдауна. И тут президент, как и ряд его коллег в Европе, оказывается между молотом и наковальней. Открыть вузы, значит создать опасность взрыва пандемии, за что он получит оплеуху от французов. Откажи студентам, и значительная часть университетской общественности будет вычеркивать его фамилию в бюллетене. 

На первый взгляд курьезным выглядит на этом фоне и ситуация с гендерным равноправием в стране. В частности, на мэрию Парижа наложен штраф в 90 тысяч евро за «перекос в пользу женщин при назначениях на руководящие посты». Оказывается, во Франции начали наказывать за дискриминацию мужчин. 

Однако, наибольший урон своему рейтингу Э. Макрон нанес весьма неэффективными решениями и действиями в сфере борьбы с пандемией. На 9 января во Франции было вакцинировано всего 500 человек, в то время, как Б. Джонсону удалось организовать вакцинирование так, что он обогнал все вместе взятые страны Европы. Хотя, как отмечают европейские газеты, «главная проблема французской программы вакцинации - это высокий уровень скептицизма к уколу». 

Вероятный противник Макрона на предстоящих выборах, Николас Бэй из «Народного фронта (Марин Ле Пен), похоже на основе этого вопиющего провала собирается «опустить» шансы Макрона на дно. Главным в его критике является обвинение президента в неумелом подборе кадров в министерство здравоохранения. Однако, Н. Бэй напомнил Макрону и то, что «французское правительство было уличено во лжи, особенно в отношении стратегических запасов масок и средств защиты». 

Еще один поигранный Макроном бой – попытка подавить мусульманские движения. Франция сегодня походит на разворошенное осиное гнездо, писала одна из французских газет. И дело даже не в нескольких кровавых террактах. Осенью прошлого года во многих городах Франции прошли крупные волнения мусульманских общин, главными закоперщиками которых были живущие в стране турки.  Мусульманские выступления проходили во Вьене, Десин-Шарпье, Ницце, Лионе и Дижоне. Особенно выделялись среди них сторонники организации «Серые волки». В Пятую республику перебралось 700 тысяч граждан турецкого происхождения. Утверждать, что среди них нет сторонников «Серых волков» — особенно учитывая тот факт, что это, в первую очередь, идеология, а не структура — наивно. 

Длительные дискуссии в правительстве, жесткие меры французской полиции не дали особых результатов. Но, проблема в том, что в этом противостоянии именно обычные французы оказались главными жертвами. Запрет на деятельность экстремистских мусульманских организаций не дал результата. Мари Ле Пен раскритиковала эти шаги. «Нельзя запретить деятельность организации, которая во Франции де-юре не существует», написал она в Твиттере. 

Макрон вместе с министром внутренних дел разработал специальный Устав деятельности мусульманских общин на территории Франции. Устав предусматривает запрет на домашнее обучение, требование относиться к критике ислама как выражению свободы слова и признание французских законов выше шариата (мусульманских законов). Помимо этого, мусульманские организации не смогут получать финансирование из других стран. Le Figaro подчеркнула, что эти меры направлены в первую очередь на представителей мусульманского сообщества, но будет применяться по отношению ко всем группам населения. 

Пока что эти меры не дали существенного результата. Но атаки силовых структур Франции на турецкие общины вызвал громкий международный скандал. Президент Турции Р. Эрдоган (впрочем, как и лидеры многих других стран мусульманского мира) решительно осудил такие меры борьбы французских властей с опасностью террористических актов. Он даже позволил себе сказать, что у Макрона не все в порядке с психическим здоровьем, что вызвало скандал в треугольнике: Франция – ЕС – Турция. Словом, и в этой области у французского президента «не задалось». 

Достаточно долгое время Э. Макрон стремился компенсировать недовольство французов ситуацией в стране своими внешнеполитическими инициативами и реформами. Кое-когда даже возникали оценки, что ему удастся превзойти канцлера Германии А. Меркель в обновлении Европы, повышении ее геополитической роли. Однако, внешнеполитическими инициативами, реформаторскими призывами, критикой существующих в Евросоюзе порядков президенту Франции не удалось отвлечь общественность от внутренних проблем страны. 

Появился у французского президента искус списать провалы в борьбе с пандемией на неразбериху в Европе. Однако, во-первых, дела в Европе обстоят в основном лучше, чем во Франции. Во-вторых, второй (по численности, влиянию и авторитету) стране в Европе не к лицу сетовать на просчеты, неразбериху, несправедливость и т.п.  в ЕС. Важно тут напомнить, что Урсула Ван дер Ляйен заявила, что «Брюссель не является причиной неудачи Эммануэля Макрона, о чем свидетельствуют кампании вакцинации, проводимые в других европейских странах». 

Более того, во Франции всерьез обсуждается тема Frexita – выхода страны из Евросоюза. Это признал и сам Макрон, в свое время активно подержавший Б. Джонсона. На вопрос корреспондента BBC Эндрю Марра о том, привел бы ли французский референдум к такому же результату (как в Великобритании – авт.), Макрон ответил: «Да, вероятно». Он подчеркнул, что удержать Францию в рамках ЕС будет невероятно трудно. Как показали августовские опросы, почти 40% французов выступают за то, чтобы их страна покинула Евросоюз. Больше только в Италии. 

Поиск выхода Франции из сложного положения за счет побега из европейского блока говорит о том, что у французов нет надежд на то, что Елисейский дворец займет достойное место в ЕС и сможет получить определенные преференции от него. 

Так что, есть, о чем беспокоиться Э. Макрону. Впрочем, в подобном ему положении находятся многие лидеры европейских стран. Как известно, в отставку в сентябре уходит «колосс» европейской и немецкой политики А. Меркель. Британские СМИ вовсю обсуждают перспективы ухода в ближайшем будущем Б. Джонсона. Кадровые коллизии шатают испанское правительство. Наконец, недавно заявил об отставке премьер Италии Дж. Конте.

Рубрика "Блоги читателей" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Турция,Франция,Евросоюз,Германия,мусульмане,Эрдоган,Борис Джонсон,Марин Ле Пен,Эммануэль Макрон
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.