Почему в небольшой стране такой высокий уровень жизни

14 января 2020, 11:08
Владелец страницы
блогер, общественный деятель
0
1334
Почему в небольшой стране такой высокий уровень жизни

За три дня моего пребывания в Брюсселе многие факты и тенденции политической истории Европы, что уже давно сложилось в моем сознании, нашли своё подтверждение в том, что я увидел


Ну а теперь самое время рассказать, почему в небольшой стране, не обладающей большими природными ресурсами, столь высокий уровень жизни, огромное количество всевозможных видов частного бизнеса и высокотехнологических производств, а по доле прямых иностранных инвестиций в ВВП Бельгия занимает первое место среди европейских стран.

Мы посетили Брюссель – столицу Бельгии и Евросоюза. За три дня моего пребывания там и после встреч с разными людьми, многие факты и тенденции политической истории Европы, что уже давно сложилось в моем сознании, нашли своё подтверждение в том, что я увидел в Брюсселе.

В Бельгии существует около двух десятков политических партий, из которых 12 имеют своих депутатов в Палате Представителей. Что примечательно – большинство партий созданы по территориально-языковому признаку – это в основном фламандские и валлонские, есть и три немецкие партии. Обще-бельгийских партий всего шесть. Спектр идеологических основ данных партий очень разнообразен – от крайне правых, монархических и консервативных – до социалистической и крайне левой, маоистского толка, для членов которой Сталин и Мао являются величайшими людьми ХХ века.

На маленькой территории в 30 тысяч квадратных километров, с населением 11,5 млн. человек, сконцентрировано довольно много политических и межнациональных противоречий, периодически то вспыхивающих, то затухающих. Но при всех этих противоречиях Бельгия динамично развивается, уровень жизни людей растет, возникающие конфликты преодолеваются. Причем тех, кто выходит на улицы отстаивать свои убеждения, порой даже довольно радикальные, по тюрьмам не распихивают и бесконечными обысками не «кошмарят». Почему?

Чтобы это понять более наглядно, стоит обратиться к такому примеру как «брюсселизация». После окончания 2-й мировой войны, влияние социалистов, принимавших участие в подпольной и партизанской деятельности во время оккупации стран Европы Германией, резко выросло. Многие их представители входили в парламент и систему власти, практически всей континентальной Европы. Бельгия не была исключением, и первое послевоенное правительство в ней было социалистическим, куда входили, кроме социалистов, еще и 2 коммуниста.

Придя к власти, социалисты тут же стали формировать свою социальную базу, электорат, который должен был их поддерживать на всех последующих выборах – в основном это чиновники, которых становилось все больше и больше, определенные слои населения, эмигранты, уровень жизни которых стал повышаться за счет перераспределения увеличивающихся налогов с активной, работающей части населения. И пока это было не катастрофичным, социалисты продолжали доминировать в политике, и к 1954 году стали ведущей в Бельгии партией, заняв в Палате Представителей 86 мест из 150. Но к социальным субсидиям и повышенному уровню жизни быстро привыкают, а поднимать налоги еще выше – значит обескровить экономику. И тогда социалисты приступили к программе, ставшей впоследствии черными временами для Брюсселя.

До 50-х годов прошлого века Брюссель мало чем отличаются от других бельгийских городов в плане архитектуры жилых районов. Такие же двух-, максимум трех-четырех-, этажные дома, как в том же Брюгге, постройки 15-19 веков. Единственным отличием столицы от других городов было наличие в ней огромных и помпезных строений 19 века, построенных «Королем-строителем» Леопольдом.

Поэтому, не рискуя еще больше поднимать налоги, под предлогом строительства «города будущего», провозглашенного социалистами, в котором всем жилось бы хорошо и добротно, целые кварталы исторической застройки города начали сноситься, а на их месте воздвигались уродливые высотки, куда заселяли, как правило, эмигрантов и живущие в пригородах Брюсселя и Валлонии те категории людей, которые составляли основную социальную базу социалистов. Измененная в одночасье социальная среда в данные районы не принесла радости ни вновь прибывшим, ни тем, кто оставался жить в еще не уничтоженных соседних кварталах старого Брюсселя. Повсюду стали возникать социальные конфликты, усилилась нагрузка на общественный транспорт и пропускную способность дорог.

А дальше – еще веселей. Подобная застройка высотками на месте исторических кварталов была очень выгодна застройщикам, продажа квартир в этих домах давала огромные прибыли. Вследствие чего данное направление тут же обросло коррупционными схемами. Уже в 60-е годы сформировалась практика целенаправленного «доведения» домов и целых кварталов до якобы аварийного состояния, используя влияние депутатов и полномочия городских властей, которые распространяли слухи о предполагаемом сносе того или иного квартала, понуждая живущих в нем переезжать в другие районы города, где подобной «реновации» не предполагалось.
В коррупционную схему вошли не только депутаты и власти, но и проектные бюро и девелоперы, и строители, и всякого рода спекулянты. К 1980 году в Брюсселе уже было уничтожено до половины исторической застройки, не осталось ни одного здания, построенного до 18 века, кроме некоторых церквей и городской ратуши.

Очнулись бельгийцы от этого угара нескоро - лишь когда в 1993 году под очередной небоскреб было снесено охраняемое историческое здание на Авеню де Тервеюрен. К этому времени порочность подобной практики уже четко осознавали и все живущие в Брюсселе, т.к. город буквально на их глазах превращался в некое подобие Вавилонской башни. К этому же времени пошатнулись и позиции социалистической партии, власть которой стала ограничиваться возросшим влиянием правых сил, по-настоящему либеральных, а не скрывающихся под маской либерализма, как социалистические.
В результате, при принятии генерального плана 1999 года было признано, что прежняя высотная застройка абсолютно не совместима с историческим обликом Брюсселя.

Масштабный снос старых кварталов, вернее того, что от них осталось, прекратился. В тех же местах, где старые дома требовали ремонта, внешний фасад оставляли прежним, а внутренние конструкции меняли на современные.

Но, к сожалению, вернуть прежний облик Брюсселю уже никогда не удастся. Многие бельгийцы с горечью говорят, что две мировые войны не разрушили город так сильно, как это сделали социалисты в 60-80-е годы. Но разрушенный облик столицы – это еще полбеды, куда большая беда произошла в изменении общественной среды города и, как следствие, в возникновении социальных конфликтов.

Не залезая в чужой монастырь со своим уставом, что в данном вопросе для нас является самым главным? - Понять две вещи:

1. Даже в такой успешной стране, как Бельгия, левые партии, применяя либеральную риторику, неизменно используют свою власть и влияние только для достижения одной цели – укрепления своей власти путем популистских действий. Которые в своих последствиях являются катастрофой для всего населения и страны в целом.

2. Какие бы ошибки не были совершены той или иной властью, они не фатальны, если в стране действуют демократические институты, конституционные права не формальны, а выборы в законодательные и исполнительные органы не являются фикцией. Общество всегда само может самоизлечиться и найти в своей среде тех, кто способен создать более благоприятные условия для жизни своих сограждан. И именно это произошло в Бельгии.

Осознав пагубность политического курса социалистов, граждане Бельгии всё больше стали отдавать свои голоса правым и консервативным партиям. Социалистическая партия стала стремительно терять своих сторонников, а право-консервативная партия, «Новый фламандский альянс» - наоборот, усиливаться, и уже в начале 2000-х социалисты занимали всего лишь 23 места в парламенте, а вторые – 33 места, став лидирующей партией в Бельгии.

Однако изменить кардинально положение дел не удалось, и рост прежних проблем хоть и прекратился, но ситуация особо не поправилась. И тогда на выборах 2019 года резкий и значительный рост количества своих депутатов (с 3-х (в 2014 году) до 18-ти человек (2019 год)) получает теперь уже более радикальная правая партия – «Фламандский интерес». Многие, в том числе и МИД России, назвали рост популярности и влияния данной партии - как опасное возрождение неонацизма и угроза демократии. Однако рост влияния правых партий в Бельгии никакой угрозы демократии не представляет. Наоборот, подобное явление ее усиливает, так как прекращает господство левых социалистических сил и понуждает общество и власть прислушиваться к чаяниям той части бельгийцев, которые создают благосостояние страны, а не живут всю жизнь на пособия и социальные выплаты.
Если под влиянием правых сил жизнь бельгийцев вдруг ухудшится, они вновь смогут откорректировать свою политическую позицию и создать либо новое политическое движение, либо поддержать старое, которое также, в свою очередь, изменит часть своей программы и идеологии, отстаивая интересы тех граждан, которые их поддерживают.

Это и есть баланс сил, отражающих интересы всех слоев бельгийского общества. И это интересы именно всего общества, всех его составных частей, а не провластных группировок или финансовых олигархов, потому что каждый бельгиец обязан по закону прийти на выборы и его голос никогда не будет сфальсифицирован, не будет ни «каруселей», ни вбросов, ни «административного ресурса» – будет осознанный и ответственный выбор гражданина.

И то, что сейчас происходит в бельгийском обществе – отличный пример того, о чем я говорю уже более двадцати лет, и что многие никак не хотят ни услышать, ни принять. Главная задача всех, без исключения, реальных оппозиционных сил – это, в первую очередь, их объединение и установление в стране реально действующих демократических институтов, независимых судов и реально предоставленных прав и свобод гражданам.
Отстаивать свои идеологические программы (у кого-то – национальные, у кого-то – либеральные или консервативные воззрения и т.п.) возможно только при решении вышеуказанной задачи.

В других условиях всё будет сводиться только к агрессии одних к другим, злобе и ненависти, и как следствие – полное саморазрушение общественной среды и формирование взаимно ненавидящих классов, групп и формируемых ныне сословных и корпоративных сообществ.

Безусловно, печально наблюдать, как именно к этому итогу мы все движемся. Но куда печальней видеть то, что сами люди в своем большинстве самоустраняются от личной ответственности за этот надвигающийся итог. Самые активные критики нынешней системы власти, недовольные ее действиями, видящие происходящее без розовых очков, как черт от ладана сторонятся политически активной деятельности, находя оправдание своей пассивности в выдуманных ими же самими фобиях – то "лидер не тот", то "смысла нет", то "обух плетью не перешибешь". Но без политической борьбы, без личной ответственности хотя бы за своё будущее, система никогда не изменится, а будет только укрепляться.

И даже когда она, под тяжестью своих ошибок и своей неэффективности, рухнет, на смену ей придет такая же, т.к. другой нет и не будет, если граждане нашей страны так и будут «вне политики».

И еще маленькое наблюдение:

- средний размер оплаты труда в Бельгии составляет (после вычета всех налогов) около 2,1 тысячи евро (около 140 тысяч рублей). Минимальный размер оплаты труда (также уже чистыми) – 1,47 тыс. евро (около 100 тыс. руб.) ВВП (ППС) на душу населения на 2019 год в Бельгии – 52 121 долларов, в России – 29 267 долларов.

- в Бельгии не собирают смс-ками деньги на лечение детей и тяжелобольных людей, и пенсия там, минимально, составляет 70 % от заработка, а это 1400 евро (около 100тыс.р), но в основном она больше.

- несмотря на то, что в плане благополучия Бельгия значительно превосходит Россию, свои средства муниципалитеты расходуют очень экономно и рачительно. Брюссель – это столица не только Бельгии, но и всего Евросоюза. Здесь находится штаб-квартира НАТО, секретариат стран Бенилюкса, и много других международных организаций и обществ. Казалось бы - есть на что разгуляться. Однако первоочередная задача муниципалитетов Брюсселя – это не внешняя показушная ширма, а реально благоустроенная жизнь брюссельцев – поэтому новогоднее убранство столицы более чем скромно, если не сказать большего.

P.S. Находясь на вечерних улицах Брюсселя, я слышал реплики русских туристов, удивлявшихся «нищенству иллюминации и всяких побрякушек» - в отличие от сверкающей Москвы. В этот момент мне становилось особенно грустно и печально, что приехавшими из России людьми сравнивается зазеркалье и мишура, а не реальная жизнь и состояние общества.


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Бельгия,внешняя политика,МИД,уровень жизни
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.