Третьим будешь?

8 января 2020, 13:48
Владелец страницы
политолог, кандидат исторических наук, политтехнолог
5
1582
Третьим будешь?

Эрдоган: Величие под шумок

Вчера по заявлению Эрдогана турецкие войска начали входить в Ливию. «Долг наших солдат - это координация. Они будут развивать там операционный центр. Наши солдаты постепенно идут прямо сейчас», - сказал президент Эрдоган телеканалу CNN Turk. Справедливости ради надо иметь в виду, что в случае, если войска маршала Хафтара нападут на турецкие контингенты в Ливии, турецкой «координацией» дел не ограничится.  «На данном фоне любой враждебный шаг или атаки на турецкую сторону получат самый жёсткий отпор. Хотелось бы отметить, что Анкара предприняла в данной связи все необходимые меры», — напомнил турецкий генерал Акара. 

Что ищет в Ливии в столь взрывоопасной и противоречивой ситуации турецкий президент, что побудило власти Анкары вовлечься в сложный внутриполитический конфликт в разоренной США стране? 

Для начала отметим, что внешне все выглядит вполне законопослушно. Во-первых, отметим, что Эрдоган поддерживает в ливийской гражданской войне Правительство Национального Согласия (ПНС), который признается ООН в качестве законного правительства. Во-вторых, лидеры ПНС обратились к Турции с официальным запросом о военной помощи. А еще 28 ноября между Анкарой и ПНС было подписано Соглашение о военном сотрудничестве и меморандум о взаимопонимании по морским зонам. В-третьих, парламент Турции дал президенту «добро» на посылку войск: 325 против и 184 против. Такими образом, де-юре турецкие войска в Ливии являются легитимными. 

Вместе с тем, вовлечение Турции во внутриливийские дела не является чем-то исключительным. Турки проявляют интерес к Ливии с девятого века. Турецкое присутствие в этом регионе начинается с правления Торуногуллары (868-905) и продолжилось к Османской империи до 1912 года. Турки, используя все возможности, защищали Ливию до 1912 года, когда регион, который дольше всего оставался под властью Османской империи. Однако и с 1912 года до приобретения Ливией независимости эти связи укреплялись, и с 1970 года стали вновь развиваться политические, экономические, торговые и культурные отношения между двумя странами. 

В речи, произнесенной 22 декабря при спуске на воду первой, собранной в Турции, подводной лодки, Эрдоган объявил об амбициях его страны во всех регионах, где турки когда-либо имели влияние. В том числе он обосновал возможное вмешательство Турции в гражданскую войну в Ливии. «Если мы возьмем Анатолию за центр, то мы [турки] оставили свой след повсюду: до балтийских государств на севере, на востоке до Китая, на юго-востоке до Индии, на западе - в Северной Африке до Гибралтара. Те, кто не знают истории нашей страны и нашего народа, задаются вопросом: «Что вы там ищете?» Но на самом деле стоит спросить: «Почему вас там так долго нет?» - заявил Эрдоган. 

За плотным «туманом» ирано-американского противостояния турецкий «султан» принял решение вступить в соревнование с Америкой и Россией за влиятельное место на ближневосточном театре. Самововлечение Турции в ливийский конфликт представляется стремлением Анкары потеснить США и Россию на Ближнем востоке, стать третьим, по крайней мере, региональным игроком. Этот импульс исходит из стремления Турции к своему величию и из непростой внутриполитической обстановки в стране. 

Эрдогана, стремящегося напомнить о высотах Ататюрка, претендующего на роль султана турецкой империи не может не уязвлять некоторый проигрыш позиций в сирийской войне. Его амбициозные планы небезуспешно пытались купировать Соединенные Штаты.  А затем амбиции Эрдогана пригасили в Москве. Желанных преференций Турция в Сирии так и не обрела. 

Неоднозначный резонанс политика президента получила и в турецком обществе. Именно это и побудило Эрдогана активничать на ливийском направлении. Успех в ливийской «сирии» может помочь исправить ему некоторый перекос в политическом позиционировании его и его партии на предстоящих выборах. 

Особо эта акция выглядит как явный антиамериканский шаг. Надо признать, что Эрдоган ещё и тонко чувствует общественные настроения, его ухо чутко настроено на общественный запрос. Принятие Вашингтоном санкций против С-400 вызвало в турецком обществе оживлённую антиамериканскую дискуссию. 

Турция, реализуя этот проект, ощущает давление влиятельных мировых сил. На прошлой неделе, сообщает CNN, президент Дональд Трамп сказал г-ну Эрдогану по телефону, что «иностранное вмешательство осложняет ситуацию в Ливии». В тоже время Египет заявил, что военная интервенция в Ливии является "вопросом национальной безопасности Египта" и что Турция потерпит неудачу, пытаясь "контролировать" своего соседа, сообщает агентство Рейтер. 

Кроме того, Израиль, Греция и Кипр выступили с совместным заявлением, предупреждающим против развертывания Турции. Они назвали это опасной угрозой региональной стабильности и предупредили, что это нарушило эмбарго ООН на поставки оружия, введенное в отношении Ливии, с целью положить конец многолетнему насилию. Правительства четырех арабских стран - Египта, Саудовской Аравии, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов - осудили решение Анкары направить войска в Ливию. 

Но мудрый Эрдоган все рассчитал. Ненависть против США нарастает по всему Ближнему Востоку. Особенно после убийства Сулеймани. Именно поэтому Анкара (член НАТО) признала его убийство террористическим актом. 

Весьма решительные действия в Ливии Эрдоган предпринимает сейчас, когда Вашингтон увяз в Ираке и Иране. Под шумок военно-политических разборок. Связавшись вчера и проведя обстоятельные консультации с руководством Ирана и Ирака турецкий «султан» не только выразил антиамериканскую позицию, но и показал свои претензии на роль главного решалы на Ближнем Востоке. 

В Анкаре прозорливо предусмотрели, что страны НАТО и ЕС имеют разную позицию по конфликту в Ливии, то есть одного общего взгляда в альянсе нет, как и в США. Хотя ЕС и НАТО предупредили Турцию о нежелательности вмешательства Турции в ливийский конфликт, о его обострении в это случае, Эрдоган решил эти возгласы игнорировать. 

На самом деле, помощь правительству Сараджа (ПНС) авантюрный Эрдоган начал уже давно. Еще до решения турецкого парламента и обращения к Турции за помощью.  В прессе появились сообщения о направлении спецназа в Ливию еще в начале декабря. Позднее военные Хафтара задержали судно с турецким экипажем, а Ливийская национальная армия Хафтара отследила прилетевший из Стамбула Боинг, якобы перевозивший военную технику. 

Также, Саудовский телеканал «Аль-Хадас» со ссылкой на источники в сирийской оппозиции сообщил: на минувшей неделе турки перебросили в Ливию первую группу из 120 сирийских боевиков. Утверждается, что Турция намерена мобилизовать восемь тысяч боевиков из Сирии для переброски в Ливию. Утверждается, что Турция намерена мобилизовать восемь тысяч боевиков из Сирии для переброски в Ливию. 

Однако в большей мере, Анкара предпринимает подобные усилия в интересах проверки своей военной техники в боевых действиях, обучения полевых подразделений. Не в последнюю очередь Турция рассчитывает, что заработает весомые деньги на поставках вооружений, средств связи, беспилотников, боевой техники и т.п. 

Еще одной причиной головоломной реакции Анкары на гражданскую войну в Ливии являются бизнес интересы турецкой элиты. Для Турции вхождение в Ливию не просто вопрос престижа, но и вопрос выживания. В частности, Турция зарабатывает деньги на ливийской нефти, чему мешает ЛНА. Ее пропускают через Черное море, через свою территорию ливийскую нефть. Напрямую Ливия сейчас торговать нефтью не может, вот и пользуется услугами Анкары, для которой это очень выгодно. Нефть идет через турецкую территорию, попадает на Украину, а далее по трубопроводу поступает в Европу. 

Еще недавно в Ливии свободно работали более двухсот турецких фирм. Коммерческие обязательства турецких компаний в этой стране достигали более пятнадцати миллиардов долларов. Сегодня этот процесс нарушен, деньги турками потеряны и непонятно, кто будет эти убытки компенсировать. Вот Эрдоган и взялся за помощь в наведении порядка в Ливии, чтобы вернуть деньги нормализовать торгово-экономические отношения.

В этой связи возникают серьезные проблемы в плане установления контактов для координации и сотрудничества, выдачи виз, возвращения турецких компаний в Ливию, денежных переводов и торгового сотрудничества между Турцией и Ливией. Почти все региональные и международные игроки сталкиваются с теми же проблемами в Ливии, но только Анкара решилась что-то делать. 

Однако, наряду с опасностью военных потерь и осуждением мирового сообщества, Эрдоган рискует столкнуться с серьезным противодействием своим планам. После взятия Гарьяна силами ПНС (что было серьезным поражением армии Хафтара) был обнаружен тайник с противотанковыми ракетными комплексами Javelin американского производства стоимостью по 170 тыс. долл. каждый, а также с китайскими 155-мм управляемыми артиллерийскими снарядами и российскими зенитными ракетами «Оса». 

То есть, Эрдоган своими действиями прояснил факт того, что гражданская война в Ливии, площадка для деятельности международных игроков. По крайней мере, США, Россия и Китай. Однако, несомненны также усилия Катара, Омана, Египта и Израиля в Ливии. Тем не менее, Эрдоган не сворачивает, а расширяет вмешательство.

и рискует натолкнуться на реальный конфликт с союзником по Сирии, с Россией. В прессе обсуждается вопрос о возможных противоречиях и даже столкновениях сил Турции и российских добровольцев в Ливии. Вместе с тем, эксперты из разных лагерей считают, что до прямого столкновения этих сил дело не дойдет. Бойцы российских ЧВК в окопах не воюют, они оказывают консультативную помощь, охраняют штабы высших военных Ливийской национальной армии. Хотя случайности возможны. Именно поэтому сегодня в Анкаре Эрдоган и Путин обсудят свои интересы в Ливии. Более того, мудрый «султан» может получить и другую возможность: в конечном счете совместно с Москвой усадить воюющие ливийский силы за стол переговоров. 

Впрочем, это лишь благоприятные для Эрдогана возможные последствия его стратегии. Возможны и другие варианты. Ситуация в Ливии – это уравнение со многими неизвестными. Армия Сараджа (ПНС) и маршала Хафтара (ЛНА), о которых в массе своей говорят политики, журналисты и эксперты – это только часть реальной гражданской войны в Ливии. Кроме них можно насчитать до десятка группировок, в том числе с оружием, которые раздирают уничтоженную американцами государственность Ливии. И пока ясности с распределением сил в стране нет, говорить о скором прекращении острой фазы конфликта и готовности их сесть за стол переговоров не приходится.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Россия,США,Турция,Китай,Ливия,Эрдоган
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.