Ни мира, ни войны, но порохом пахнет.

22 июля 2019, 21:18
Владелец страницы
политолог, кандидат исторических наук, политтехнолог
7
3056
Ни мира, ни войны, но порохом пахнет.

(Танго с танкерами и авианосцами)

Именно так можно описать состояние американо-иранских отношений в последние полтора-два месяца. О причинах такой политики США писалось много и подробно. Попытаюсь кратко описать происходящее, и, в какой-то мере, оправдать название материала. 

Не раз подчеркивалось, что мировая драматургия, что в кино, театре или литературе, ограничивается семью сюжетами. Как известно, в мировой политике внешнеполитических технологий насчитывается немало. Однако Белый дом в отношениях с Ираном ограничились несколькими. В действиях США против Ирана можно определить 6 сюжетов. Это угрозы, шантаж, умиротворение, санкции, инициация внутреннего взрыва и военная операция. Собственно, все эти сюжеты нам хорошо известны по политике Вашингтона в отношении КНДР, Китая, Венесуэлы и даже Турции. Так что в Овальном кабинете не слишком парятся над поиском и изобретением эффективных шагов своего внешнего влияния. 

Фактически, с момента выхода США из СВПД в прошлом году главным инструментом «разговора» с Ираном стали угрозы. Угрозы разные: от перекрытия полностью продажи иранской нефти за рубеж, до реальной переброски ближе к границам Ирана воинских контингентов и авианесущих соединений. Однако, у Тегерана оказались весьма крепкие нервы, а также достаточно оснащенная многочисленная и прошедшая недавно реальные боевые действия армия. 

Тогда политик – шоумен из Белого дома решил пошантажировать иранское руководство и произошла утечка о том, что ВС США приняли решение нанести ограниченный удар по ряду объектов на территории Ирана. Более того, мировые СМИ сообщили о том, что руководство Пентагон якобы согласовывало с Тегераном объекты, чтобы избежать многочисленных жертв среди гражданского населения. А за пятнадцать минут до предполагаемого удара президент Трамп якобы отменил его. Не знаю, можно ли в полной мере верить в эту информацию американских СМИ и даже твитам Трампа, но в подобную авантюру я верю. 

Еще ранее в Персидский залив вошли два эсминца ВМС США, которые проводили, с одной стороны, акцию устрашения, а, с другой, «проверяли на вшивость», провоцировали иранскую береговую охрану. А сенатор-республиканец Том Коттон бравировал, заявляя, что победить Иран в войне весьма легко, двумя ударами. «Да, два удара. Первый удар и последний удар», — сообщил он. Конечно, фактов шантажа было десяток. 

Однако, характеризуя технологии и психику Вашингтона, отмечу, что в эти же дни из кабинетов Пентагона неслись совершенно противоположные заявления. «Наша политика в отношении Ирана не меняется. Как ясно говорили президент и министр (обороны), мы не ищем конфликтов с Ираном. И мы не рассматриваем эти дополнительные силы как источник для враждебности, они оборонительные по своей сути», — сказала журналистам помощник главы Пентагона Кэти Уилбаргер. 

Кстати, что до тактики умиротворения со стороны Вашингтона. И Трамп, и Помпео, и даже Болтон не раз говорили о желании встретиться с руководством Ирана за столом переговоров, чтобы понизить градус противостояния. Американские СМИ даже позволили себе опубликовать информацию, что Трамп серьезно повздорил с помощниками, которые толкают его к войне с Ираном. Еще в мае после того как Трамп публично обратился к Ирану с призывом позвонить ему в связи с обострением напряженности с Тегераном, Белый дом связался со швейцарцами, чтобы сообщить номер телефона, по которому иранцы могли бы позвонить президенту, сообщает некий дипломатический источник. Вместе с тем, власти в Тегеране также не раз отмечали, что конкретного предложения со стороны США не поступало ни разу. Наконец, в июне, сдабривая этот шаг озабоченностью Помпео растущим авторитетом министра иностранных дел Ирана – Зарифа, Вашингтон все же выдал ему визу для участия в ежегодной сессии Экономического и социального совета ООН. Вот такое дипломатическое танго, правда недолгое. 

Тем не менее, жесткий курс Белого дома в отношении исламской республики Иран превалирует. Мгновения умиротворенческих акций мимолетны и рассчитаны на внешнее (европейское) потребление. Санкции же против иранской экономики, высших политиков, военных не прекращаются. Сразу же после выхода США из ядерной сделки Трамп возобновил все санкции, существовавшие до подписания СВПД. 

Кроме того, были введены санкции против Тегерана, охватывающих сферы энергетики, судоходства и финансовый сектор Ирана. Санкции, в частности, ограничивают международную деятельность иранской Национальной нефтяной компании, запрещают зарубежным финансовым организациям проводить операции с Центральным банком и другими банками Ирана. Ограничительные меры также коснулись производства железа, стали, алюминия и меди в Исламской республике. Под действие санкций подпали как иранские производители металлов, так и те, кто осуществляет сбыт металлов из Ирана. Их активы могут быть заблокированы Министерством финансов Соединенных Штатов. 

Естественно, эти санкции не могли не повлиять негативно на социально-экономическую ситуацию в Иране, ведь они охватили чуть ли не четверть всего иранского экспорта. Добились в Вашингтоне и появления активных антиправительственных действий оппозиции. Были и достаточно многочисленные выступления народа. Была и некоторая неразбериха в правительственных кругах, ряд высокопоставленных чиновников отправлены в отставку. Буквально на днях в Тегеране объявили о ликвидации серьезной шпионской сети ЦРУ в стране. И, хотя Трамп всячески открещивается от поимки силовыми структурами Ирана 17 цээрушников, в такую информацию я верю. Не столько разведывательная, сколько провокативная работа американских спецслужб – это неотъемлемая составная американской внешней политики. 

Однако, мне представляется, что Трамп не совсем понимает специфику ментальности исламского мира в целом и иранского общества в частности. Не взирая на недовольство некоторыми реформами в стране, излишними, на некоторый взгляд, военными расходами, отдельными решениями и поступками чиновников, народ Ирана ненавидит Америку значительно сильнее. Даже американские высокопоставленные эксперты не уверены, что их экономические санкции и некоторые секретные операции США способны подорвать изнутри исламский режим в Иране. 

И тогда наступает очередь использовать Вашингтоном военные рычаги. Заход кораблей США в Персидский залив, подтягивание авианосных групп, авантюры в Ормузском проливе, где якобы иранские стражи революции прикрепляли мину к борту нефтяного танкера и т.д., и т.п. В реальности, многие влиятельные люди в Вашингтоне понимают бесперспективность военного сценария. Даже Пентагон представил Трампу обоснованную картину провала военной операции против Ирана. 

Угроза перебросить по инициативе Болтона 120 тысяч американских военных для атаки на Иран (как это было накануне войны в Ираке), никого обмануть не может. Сегодня не 2003 год и армия Ирана значительно превосходит потенциал армии Хуссейна. К примеру, удар иранскими ракетами средней дальности «Шахаб-3», а Тегеран уже заявил, что в случае агрессии против него, он оставляет право на любые ответные действия, по точкам базирования американской авиации приведет к краху и поражению американцев и они не могут этого не понимать. Кроме того, сегодня у США нет сил ВМФ, в том числе авианосного флота, достаточных, чтобы поддерживать сухопутную операцию. В Вашингтоне даже появилась инициатива конгрессменов принять поправку к военному бюджету, запрещающую финансировать военный операции против Ирана, то есть поставить барьер своеволию Трампа. 

И, понимая бесперспективность военной угрозы, Вашингтон пытается втянуть в антииранскую кампанию другие государства, прежде всего, Европу и НАТО. Однако, если Великобритания, тоскуя по колониальным временам, ищет новых «сипаев», то страны Европы весьма тяготятся иранской проблемой США. Понятно, что Лондон в условиях колоссального ослабления в связи со скандалом брекзита, пытается делать значимое лицо. И в иранской проблеме активно подыгрывает Вашингтону. Суетятся вместе с Белым домом и Израиль с Саудовской Аравией. 

Однако, в остальных государствах, прежде всего, подписавших СВПД, реакция противоположная. Да, возможно, непоследовательная, временами петляющая, однако однозначно не приемлющая не только военных действий, но и выход США из соглашения, введение санкций. Сегодня невозможно просчитать, что произойдёт на Ближнем Востоке, если начнётся американо-иранская война. И блокирование Персидского залива и Ормузского пролива нанесут непоправимый ущерб мировой экономике, в первую очередь США и Китая. Кроме того, не только в Европе, но и Вашингтоне в полной мере не могут предсказать, как изменится экономическая конъюнктура, к каким последствиям приведёт полное отключение мировой экономики от иранской нефти. 

Кроме того, для влиятельных и искушенных политиков и экспертов очевидно, что даже начало военных действий против Ирана зажжет на Ближнем востоке огромное пламя реальной войны. Которая может стоить не только США, но и остальному миру огромных утрат. 

Не могу не отметить в заключении, что руководство Ирана, включая духовного лидера Исламской Республики Иран аятоллы Али Хаменеи, конечно, также нельзя похвалить за сдержанность. Вместе с тем, надо понимать, что в районе Ормузского пролива явно пахнет порохом. Балансирование на грани мира и войны продолжается.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Европа,Иран,Ядерная программа Ирана,Саудовская Аравия,Израиль,Ормузский пролив
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.