Пять доводов в пользу дефолта Украины

4 июня 2020, 16:27
Владелец страницы
Журналист
0
51
Пять доводов в пользу дефолта Украины

Дефолт – не самоцель, а инструмент, которым можно взломать систему кредитной кабалы и внешнего управления Украиной

«Ми повинні підкреслити дивну, можна сказати специфічно слов’янську особливість наших робітників – недооцінювання власних прав, власних життєвих потреб і нестач. Правда ці потреби і нестачі в приватних колах бувають аж надто відчутні, але щоб довести їх до публічного відома, висловитися одверто і сміливо нагадати про свої права – на це мало хто зважиться»

Іван Франко. «Що нас єднає, а що розділяє»

В Украине произнесено несметное количество речей о необходимости объединения страны. Выложив бумажную дорожку из распечаток этих благих призывов, можно измерить, насколько далеко наше общество от реального единства.

Любая концепция украинской «национальной идеи», в основе которой будет лежать некая позитивная формула, обречена в нынешних условиях на полный провал. Украинцев легче сплотить вокруг негативного образа, некой угрозы или «врага». Нашему обществу значительно ближе и в разы понятнее негативный нарратив, способный сплотить его разобщенные социально-политические сегменты.

Политические шарлатаны прекрасно освоили этот принцип, объединяя соотечественников против определенной социальной группы, национального меньшинства, отдельных регионов страны или иностранного государства. Но этот же негативный прием может стать фундаментом формирования, если не «национальной идеи», то среднесрочной общенациональной стратегии, направленной на выход из текущего кризиса

Визуализация всеобщего угнетателя

Государственный долг – вот что объединяет каждого жителя Украины, сковывая всех единым обязательством обслуживать долги по кредитам. В этом общенациональном ритуале социального жертвоприношения участвуют абсолютно все – а не только обеспеченные работой налогоплательщики. Обслуживание кредитов опустошает казну, в которой слишком мало денег на пенсии старикам, выплаты матерям-одиночкам, стипендии студентам, на новое оборудование в больнице, для ухода за новорожденным и т.д. По данным Министерства финансов, в 2019 году 46% (464,4 млрд грн.) от всего объема государственных доходов было направлено на возвращение долгов и обслуживание процентов по займам. А около 10% от доходов (119,2 млрд грн.) потрачены только на обслуживание кредитов, обозначая этим критическую дороговизну структуры госдолга Украины.

Согласно последним данным Минфина, государственный и гарантированный государством долг Украины составляет более 2,19 трлн грн. или 81,43 млрд долл. Таким образом, соотношение общего госдолга к уровню ВВП составляет около 55%. В пересчете на одного жителя страны, каждый украинец должен около 52 тыс. грн., а в пересчете на трудоспособное население – на каждого приходится до 150 тыс. грн. Но это лишь видимая, статистическая составляющая тяжелой цены статуса страны-должника. Украина также вынуждена расплачиваться за него в политическом, экономическом и социальном измерении – постоянно соглашаясь на кабальные обязательства, ограничивающие суверенитет государства и крайне невыгодные для его жителей.

Несмотря на это, согласно апрельскому социологическому опросу КМИС, 32% украинцев поддерживают дальнейшее сотрудничество Украины с Международным валютным фондом. Но этот выбор основан на внушенных населению страхах перед катастрофой, которая якобы наступит в стране без очередной кредитной инъекции МВФ. Объяснение губительных последствий сотрудничества с Фондом, максимально детальное, конкретное и понятное каждому – это первый шаг к тому, чтобы объединить украинское общество в борьбе за преодоление внешней зависимости и выход из долгового тупика, в который оказалась загнана Украина.

Риски и математика дефолта

В последнее время в украинском публичном пространстве все чаще обсуждают тему дефолта, который позволил бы сбросить со страны удавку зависимости от кредиторов. Однако эта тема все еще является маргинальной в информационной повестке, требуя обсуждения на качественно новом уровне. И вполне логично, что инициировать такую дискуссию должны именно украинские левые.

Дефолт – это не пафосное «посылание» кредиторов, как в комедийном сериале «Слуга народа», обернувшегося в реальной жизни жалкой трагикомедией. Это длительный и поэтапный процесс – как можно убедиться на примере уже девятого по счету дефолта в истории Аргентины, который был объявлен после более чем шестимесячных переговоров о реструктуризации долга.

На первом этапе Украина может выступить с инициативой о проведении переговоров об этой реструктуризации. В данном случае, речь идет о внешнем государственном долге и внешнем гарантированном государственном долге, который совокупно составляет почти 50 млрд долл. – или 60,5% от всего долга. Внутренний долг, который номинирован преимущественно в национальной валюте, не является столь проблематичным с точки зрения дальнейшего управления.

Так, государство может предложить кредиторам растянуть возвращение долгов на срок 20 или более лет, с условным фиксированным объемом ежегодного платежа в размере 1,5% от объема госдоходов. Но чтобы добиться этого, украинцам придется выйти на улицы, с требованием назначить референдум по вопросу кредитной политики государства. Это будет самой демократической формой народовластия – ведь именно те, кто отдает из своего карманы государственные долги, должны указывать правительству, как ему выстраивать кредитно-денежные отношения.

Если кредиторы не согласятся с предложенными параметрами реструктуризации, государство сможет официально объявить о дефолте. Но он не будет внезапным, и к неизбежному падению можно тщательно подготовиться. Хотя Владимир Зеленский и экс-гарант Петр Порошенко дружным дуэтом запугивали украинцев с трибуны Верховной Рады, обещая им экономический крах и «возврат в 90-е» – типичный шарлатанский трюк компрадорских чиновников, которые выполняют роль посредника между кредиторами и реальным должником в лице народа страны.

Серьезность последствий

«При упоминании дефолта (или реструктуризации) нас начинают пугать всяческими негативными последствиями в экономике. Но все очень просто – дефолтная экономика не боится дефолта, и это, увы, про Украину» – говорил в свое время экономический эксперт Виктор Скаршевский.

Противники дефолта считают, что он подорвет доверие населения к финансовой и банковской системе государства. Но подрывать давно нечего. Вопреки очень завидным депозитным ставкам в разных валютах (до 18% в гривне, до 4% в долларах и до 2% в евро), в 2019 году украинцы вяло несли в банки свои сбережения. После постоянного обесценивания вкладов, начиная со Сбербанка СССР, и заканчивая политикой «банкопада» при экс-главе Национального банка Валерии Гонтаревой, имиджу отечественной банковской системы поможет только всеобщая амнезия и полное удаление «биографии» НБУ.

Далее, есть опасения, что дефолт вызовет панику на валютном рынке, резкую девальвацию гривны и обрушение банковской системы. Но для обрушения валютного рынка нужна концентрация критической массы гривны, которую в сжатые сроки конвертируют в доллар. Достаточно ли у населения гривны и мотивации для скупки больших объемов иностранной валюты? Этот вопрос требует изучения, но предполагает заведомо негативный ответ – основываясь на низком уровне доходов населения, которое не может позволить себе серьезные сбережения.

Кроме того, к возможному этапу панических настроений вполне можно подготовиться – путем накопления в международных резервах доставочных запасов валюты, для погашения ажиотажного спроса и организации взвешенной политики НБУ.

Наконец, нам говорят, что после дефолта Украине не дадут кредитов, а в страну не придут иностранные инвестиции. Но это не страшно – учитывая, что сейчас Украине дают кредит исключительно в обмен на обязательства проводить людоедские трансформации, вроде уничтожения образования и медицинской реформы Ульяны Супрун. А вечное ожидание иностранных инвесторов давно превратилось в повод для иронических шуток – тем более, что корнавирусный кризис лишил Украину даже теоретических шансов на приток средств от иностранного бизнеса.

5 доводов «за»

Для начала нужно понимать, что дефолт – это не самоцель, а лишь инструмент, которым можно взломать установившуюся систему кредитной кабалы и внешнего управления. За этим решением не должно быть пустоты экономических смыслов. За дефолтом должна стоять готовая концепция выстраивания новой модели национальной экономики.

Первый довод – низкий уровень рисков и негативных социально-экономических последствий для страны и ее народа. Мы и так находимся очень близко ко дну, и окончательное падение на него не станет для всех болезненным.

Второй довод – подрыв текущего положения предоставляет больше новых возможностей и инструментов. Только опустившись на дно, можно попробовать наконец от него оттолкнутся. Это шанс принципиально изменить ситуацию – вместо того, чтобы деградировать на пути к полной утрате государственности.

Третий довод – подходящее время. Мировой экономический кризис, пандемия коронавируса, крушение и преобразование глобальной модели экономических и торговых взаимоотношений, формирование новых центров влияния, утрата позиций прежними акторами – это окно возможностей в воцарившемся хаосе на планете. И оно дает нам редкую возможность изменить свой нынешний статус.

Четвертый довод – точка невозврата. Украина не сумела «отыграть» последствия экономических спадов 2008–2009 гг. и 2014–2015 гг. Во время этих кризисов украинская экономика не просто страдала от рецессии – она лишилась целых производственных сегментов индустриального сектора (ракетостроение, судостроение, авиастроение, машиностроение и т.д.).

Текущий кризис можно рассматривать как финальную точку бифуркации для понятия украинской государственности. Кредитный диктат неумолимо ведет к дальнейшей дестабилизации полуразрушенной государственной системы и к окончательной гибели «украинского проекта» уже в следующем цикле глобального мирового кризиса.

Пятый довод – деинсталляция зависимости от кредитного поводка – это ключевой элемент ослабления и высвобождения Украины из-под внешнего управления. Только после избавления от кредитной зависимости у страны появится шанс произвести ресуверенизацию, начиная с пересмотра или денонсации кабальных международных договоров.

Это возможность уволить из Нацбанка «уполномоченных» от МВФ и прикрыть «антикоррупционные» структуры, которые осуществляют контроль за послушанием «туземных элит».

Это выдворение агентов влияния из армии, спецслужб, силовых ведомств, превратившихся в «филиалы» иностранных организаций. Изгнание лоббистов иностранного капитала из наблюдательных советов крупнейших государственных корпораций и госбанков – через которые осуществляется контроль над украинской финансовой системой, энергетикой, транспортом.

Итак, дефолт – единственный путь к спасению Украины. И единственная возможность объединить ее граждан – во имя достижения этой цели.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.