О суверенитете, НАТО и Конституции

11 февраля 2019, 10:54
Российский дипломат
20
964
О суверенитете, НАТО и Конституции

В принятой в 1993 году Конституции новой России было наконец записано, что «носителем суверенитета и единственным источником власти» в стране является ее народ

Потомок красного латышского стрелка, физик-теоретик во втором поколении, профессор Андрей Смилга больше двадцати лет живет во Франции, в городе Нанте, где преподает в местном университете. При этом он остается горячим поклонником отчасти уже легендарного президента России. И в силу этого не мог остаться в стороне от принципиального для нее спора о том, кто в современном мире обладает суверенитетом, а кто – не вполне. Выводы, к которым пришел проф. Смилга, показались мне настолько симптоматичными, что я решил предложить их вниманию читателей, снабдив своими краткими комментариями.

Первый вывод проф. Смилги:
«Ни Япония, ни Германия, ни другие европейские страны (Италия, Греция, Испания, Англия), на территории которых находятся американские военные базы, и, более широко – ни одна из стран НАТО – не обладают полным суверенитетом»

Называя вещи своими именами, проф. Смилга отказывает в суверенитете практически всем странам Европы и таким уникально успешным странам Азии как Япония и Республика Корея, состоящим в оборонительном союзе с США. На мой взгляд, он ошибается.
Членство в НАТО, а в случае с Японией и Республикой Кореей участие в оборонительном союзе с США – суверенный выбор большой группы стран, продиктованный их стремлением обеспечить собственную безопасность, увы, известно от кого. Предоставив свою территорию для размещения военных баз США, все эти страны получили эффективную гарантию того, что, в случае нападения на них, опять-таки известно кого, американцы не смогут остаться в стороне. 

К слову сказать, историческая родина проф. Смилги – маленькая Латвия – а также Эстония и Литва, впервые почувствовали себя в безопасности, только вступив в НАТО и разместив на своей территории символические воинские контингенты Альянса. 

При этом все члены НАТО, большие и не очень, пользуются равными правами при принятии важных решений. Помните, как скандальная Греция несколько лет блокировала вступление в НАТО Македонии, настаивая на изменении ее названия. И ни США, ни другие большие страны НАТО не могли с этим ничего поделать. Суверенное право Греции самостоятельно определять свою позицию было надежно защищено Уставом НАТО. 

Вступить в НАТО непросто. Стремящаяся к этому страна должна:
- быть готова к урегулированию международных споров, включая территориальные, и внутренних конфликтов, включая межэтнические, мирным путем, в соответствие с принципами ОБСЕ;
- уважать и соблюдать принципы верховенства права и прав человека;
- осуществлять демократический гражданский контроль над своими вооружёнными силами;
- воздерживаться от угрозы силой или применения силы каким-либо образом, не соответствующим целям ООН;
- соблюдать принципы экономической свободы и социальной справедливости;
- вносить свой вклад военного характера в коллективную оборону стран Альянса.

В целом, таким образом, членство в НАТО и в оборонительных союзах с участием США следует, видимо, рассматривать не как бремя и повинность, а как привилегию. Которая не ущемляет суверенитет, а создает эффективные гарантии для его укрепления, в том числе путем делегирования непосильных для многих стран полномочий мощной международной организации. Не этим ли объясняется то, что не являющиеся пока членами НАТО страны стоят в очереди на вступление в Альянс?

Второй вывод проф. Смилги:
«Суверенитет – это прежде всего право решать ключевой для любой страны вопрос войны и мира. У Японии и всех названных стран этого права нет».

Это архаичное утверждение я нахожу, уж извините, совершенно смехотворным. Став жертвой агрессии, любая современная страна решит вопрос войны и мира практически на «автомате»: она будет защищаться. Напротив, список стран, готовых решить вопрос войны и мира путем совершения акта агрессии, сегодня невелик. В нем рандомно представлены захолустные страны Африки, независимые лишь в том смысле, что от них мало что зависит. Из крупных же мировых держав в этом списке с недавних пор вновь прописалась Россия, готовая применить силу против соседних стран, не успевших заручиться гарантиями безопасности у ее «главного противника». Впрочем, при всех своих воинственных заявлениях и воплях пропагандонов, Россия, по-моему, тоже подходит к применению силы осторожно и избирательно, чтобы ненароком не затеять ядерную войну, в которой не будет ни победителей, ни просто выживших.

Третий вывод проф. Смилги:
«Политическое устройство той или иной страны к вопросу суверенитета никакого отношения не имеет: в дореволюционной России не было демократии, в ней правил самодержец, но получавший власть от своего народа (sic!), а не поставленный на эту должность (sic!) какими-либо иностранными государствами. И Россия была тогда (и является сейчас) суверенной страной».

С некоторыми оговорками этот узаконенный Венским конгрессом 1814-1815 годов принцип суверенитета был в ходу до конца прошлого века. То есть до тех пор, пока политическое устройство государства воспринималось как его сугубо внутреннее дело.
Проф. Смилга прав, когда напоминает о том, что в дореволюционной России правили самодержцы, которых не ставили на эту «должность» какие-либо иностранные государства.

Но он то ли лукавит, то ли заблуждается, когда утверждает, что власть им вручал народ. На то они и были самодержцами, чтобы получать свою ничем не ограниченную власть по наследству, независимо от мнения народа. Мало кого волновало, что носителем суверенитета в России выступал, по сути дела, случайный человек, причем не всегда умный и достойный. Примерно до середины XIX века это считалось нормой, к началу ХХ века стало выглядеть анахронизмом, а кончилось большевистским переворотом и появлением коммунистической диктатуры, рухнувшей в декабре 1991 года.

В принятой в 1993 году Конституции новой России было наконец записано, что «носителем суверенитета и единственным источником власти» в стране является ее народ. Это положение российской Конституции выполнено, увы, не было: носителем суверенитета в России оказался посткоммунистический диктатор, опирающийся на перекрасившуюся номенклатуру и удерживающий власть отнюдь не демократическими средствами: бесконечными манипуляциями с Конституцией и законами, фальсификацией выборов, разнузданной пропагандой и все более жестоким подавлением любых форм протеста.

С начала нынешнего века в мире активно обсуждается правовая норма, согласно которой суверенитет – является не только правом государства, но и его обязанностью перед международным сообществом. Дело идет к тому, что суверенитет не вполне способного исполнять эту обязанность государства может быть поставлен под сомнение. 

Рано или поздно, точнее, скорее раньше, чем позже, суверенитет перестанет быть ширмой, за которой иные государства могут творить со своими народами все, что заблагорассудится.

Ну и где тогда окажутся такие неистово суверенные страны как, скажем, Северная Корея, Венесуэла, Зимбабве или какая-нибудь Туркмения? И, страшно сказать, где окажется идейно близкая им Россия?
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Россия,НАТО,Конституция,Венесуэла,суверенитет
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.