Объединение без единения: собор 15 декабря был на грани срыва

17 декабря 2018, 07:29
0
73236

Итогом процесса объединения украинского православия под омофором Вселенского патриарха стало появление в Киеве «подфанарников».

Непризнанные никем в мировом православии украинские церковные структуры – Киевский патриархат и Украинская автокефальная православная церковь – «легли» под Фанар. Теперь они – «подфанарники». Хоть и могут на людях гордо именоваться «автокефальными». В названии новой церкви в Украине слово «автокефальная» присутствует. На деле никакой автокефалии нет, и не предвидится. Церковная дипломатия Вселенского патриархата всухую переиграла дипломатию Киева. Из того, что у Варфоломея просили Филарет, Макарий, П.Порошенко и А.Парубий, не получено ровным счетом ничего. Кроме, конечно, красивых слов и всепобеждающего пиара.

         Православная церковь в Украине будет не автокефальной, а только автономной. Юрисдикция  Вселенского патриархата, которую она над собой приняла, будет всеобъемлющей. Об этом красноречиво свидетельствует уже тот факт, что новоизбранный глава ПЦУ на следующий день после избрания с подкупающей откровенностью признал: делать ничего он не станет, потому что не имеет права до тех пор, пока не привезет из Стамбула томос. Было время, киевские князья ездили за ярлыками на княжение в Золотую Орду. Пока не привезут ярлык, они – никто, и звать их никак. Вот, и Епифаний пока – никто. Что с того, что он избран? Голосовали за него архиереи КП и УАПЦ, чья легитимность условна. После решения Синода Вселенского патриархата от 11 октября все их титулы и «должности» аннулированы, а они, говоря цивильным языком, «выведены в распоряжение» и, как пояснил один из епископов Вселенского патриархата, обязаны ждать директиву от кир-Варфоломея о своей дальнейшей судьбе и карьере. Участие же в голосовании они принимали без директивы. Какая уж тут легитимность?

    Информация о том, что собор, окрещенный у нас «объединительным», мог быть сорван целых пять раз ходе не только в ходе его подготовки, но даже проведения, попала в СМИ из уст П.Порошенко. Президент, случается, произносит слова, мягко говоря, слабо соотносимые с реальностью, однако, в этот раз не верить ему нет ни малейших оснований. Несмотря на то, что, по его же словам, сказанным при иных обстоятельствах, но по тому же поводу, государство, «выполнив свою миссию», передало «объединительный» процесс в руки священнослужителей, именно главе державы удалось в самый последний момент удержать ситуацию под относительным контролем и довести собрание «объединителей» до его логического завершения. Кому, как не П.Порошенко, знать, что творилось за кулисами «объединения»?

    Если судить о том, что 15 декабря у нас кто-то с кем-то «объединялся», возникает естественный вопрос: кто же и с кем же? Глядя на президиум соборного действа в Святой Софии Киевской, ответ на этот вопрос следовало бы сформулировать так: Киевский патриархат и Украинская автокефальная православная церковь объединялись с Вселенским патриархатом. При участии украинского государства. Последнее, в общем, вполне логично и естественно, принимая во внимание то обстоятельство, что договор об «объединении» украинского православия подписывали не так давно в Стамбуле Вселенский патриарх кир-Варфоломей и П.Порошенко. Президент, само собой, тоже гордо восседал в президиуме собора (странно, почему там не нашлось места для В.Грицака, его же ведомство внесло большой вклад).

         Что же касается объединения КП и УАПЦ с КП, то их отношения в новом формате вряд ли можно считать равноправными. Это – отношения центра и периферии. Какое уж там объединение? Подчинение – вот, точное слова, раскрывающее сущность того, что произошло. Собор 15 декабря, таким образом, был не «объединительный», а «подчинительный». 

         Вместо объединения получился еще более сильный раскол. С одной стороны, между ПЦУ и УПЦ. Претензии первой ко второй настолько серьезны и жестки, что ожидать тут можно буквально всего, чего угодно. С другой же, внутри самой ПЦУ, причем, сразу по нескольким линиям. Первая из них – внутри КП, она проявилась и обострилась в связи с выдвижением от филаретовцев не одной, как того хотел сам Филарет, а двух кандидатур. Вторая – между Варфоломеем и той частью клира бывших КП и УАПЦ, которая будет недовольна тем, что последует далее. Недовольных же будет немало с самых первых дней практического воплощения нового церковного проекта, и становиться с каждой неделей все больше, особенно, тогда, когда с Фанара пойдут директивы о переделе епархий и приходов. Третья – между бывшими КП и УАПЦ, отношения между которыми никогда не были особо теплыми. И это не все. Есть еще одна линия: между клиром и верующими.

        Объединение, если случилось, то исключительно в сфере политики. Президент П.Порошенко «объединился» со своим вторым сроком. Пока – на словах, в теории, но и за делом, за практикой, думаю, дело не станет. Что это, как не чистейшей воды политика, технология? Присутствует и другой политический аспект: новая церковная структура в Украине задумывалась и создавалась в значительной степени как инструмент политической борьбы и геополитического противостояния. Станут ли его применять? Конечно, станут, как иначе! Сил и средств на его изготовление и «заточку» ушло немало. Да, и разного рода большие и малые «призы» все заинтересованные в его применении субъекты хотели бы получить.

          

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.