Мирное урегулирование на Донбассе – это выбор из двух магистральных вариантов

17 лютого 2018, 23:46
Власник сторінки
Политический эксперт
0
3680
Мирное урегулирование на Донбассе – это выбор из двух магистральных вариантов

Мюнхенская конференция немного прояснила картину насчет деталей операции ООН по поддержанию мира на Донбассе. Но договариваться все равно придется Киеву и самопровозглашенным республикам

Мюнхенская конференция немного прояснила картину насчет деталей операции ООН по поддержанию мира на Донбассе. Но договариваться все равно придется Киеву и самопровозглашенным республикам

16 февраля в Мюнхене стартовала Международная конференция по политике безопасности. Накануне конференции Ричарда Гоуэн и Андерс Фог Расмуссен опубликовали на сайте американского «Института Хадсона» свою презентацию, где обрисовали свое видение относительно операции ООН по поддержанию мира на Донбассе (которую на бытовом языке называют вводом миротворцев).

Давайте сразу расставим все точки над i. Операция ООН по поддержанию мира не означает, что нынешние проблемы Украины решит кто-то другой. Давайте осознаем, что миротворческий контингент в лучшем случае создать условия для того чтобы Киев и самопровозглашенные республики смогли договориться. А договариваться, искать точки соприкосновения и искать компромиссы все равно рано или поздно придется Киеву с самопровозглашенными республиками. Лучше, если рано.

А Киев и самопровозглашенные республики Донбасса за прошедшие три года продемонстрировали два подхода к мирному урегулированию в виде выполнения Минских соглашений. Причем оба подхода четко соответствуют основным законам конфликтологии.

В конфликтологии один из подходов к урегулированию конфликтов – это анализ  интересов противоборствующих сторон, когда выделяются конфронтационные, совпадающие и другие интересы.

Так вот, если применить инструментарий конфликтологии, становится понятно, что ставка на конфронтационные интересы приводит только к обострению.

Официальный Киев демонстрирует двойную линию поведения – на словах мало кто из правящей элиты осмеливается прямо выступать против Минских соглашений, а на деле «партия войны» в Верховной Раде принимает законы, противоречащие «Комплексу мер» от 12 февраля 2015 года, который является составной частью резолюции Совета Безопасности ООН S/RES/2202 (2015) от 17.02.2015.

В конфликтологии такой стиль поведения называется ставкой на конфронтационные интересы, когда один участник совершает действия, вызывающие негативную реакцию у другой стороны, и усугубляющие противоречия между ними. Например, 24 января Верховная Рада приняла закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», который самопровозглашенные республики восприняли как недружественный жест. Закон объявляет неподконтрольные территории оккупированными Россией. То есть, официальный Киев не признает ДНР и ЛНР сторонами конфликта и, соответственно, не собирается садиться с ними за стол переговоров. Такой подход противоречит обязательствам Киева по Минским соглашениям, которые исходят из того, что участники конфликта – это Украина и самопровозглашенные республики.

Трехлетняя история показывает, что ставка на конфронтационные интересы превратилась в барьер на пути мирного урегулирования. Как результат, до недавнего времени частично выполнялись только пункты №№1-3 Минских соглашений, причем СММ ОБСЕ постоянно фиксирует обстрелы со стороны ВСУ и вооруженных сил Донбасса, в результате которых гибнут военнослужащие и простые люди. Для украинской «партии войны» обстрелы – это доходы, потому что они зарабатывают на каждом патроне, а для миллионов простых украинцев – нищета, разруха и смерть.

Если анализировать ситуацию на Донбассе с помощью инструментария конфликтологии, приходим к выводу, что немногие достижения на пути мирного урегулирования – это результат политики, когда все стороны конфликта стремились к компромиссу. Несмотря на военный конфликт, у Киева и самопровозглашенных республик Донбасса все-таки есть ряд совпадающих интересов. Самый успешный случай – это обмен пленными и удерживаемыми лицами. 

Наглядные примеры свидетельствуют, что главные достижения в реализации «Минска-2» связаны со ставкой на совпадающие интересы. За период с 2014 года в активе Виктора Медведчука (спецпредставитель Украины в Минской контактной группе который занимается организацией обмена пленными) – более тысячи освобожденных из плена по обе стороны линии разграничения. Как только со стороны Украины прозвучала инициатива возобновить обмен пленными, которую спецпредставитель Украины озвучил во время встречи с Владимиром Путиным и патриархом Кириллом 15 ноября, Минские соглашения снова заработали. Именно поэтому 27 декабря 2017 года состоялся самый массовый обмен пленными (на словах первые лица декларируют, что нет альтернативы Минским соглашениям, а на деле Верховная Рада принимает законы, которые противоречат обязательствам согласно «Комплекса мер»), когда Украина освободила 306 сторонников ДНР и ЛНР, а взамен получила 74 пленных (формально 73, потому что 1 освобожденная женщина решила остаться в Донецке).

Поскольку ведется работа над вторым этапом по массовому освобождению и обмена пленными, можно сделать вывод, что сработал стратегический замысел Медведчука с помощью «перезапуска» обмена пленных продемонстрировать, что Минские соглашения работают.

К примеру, такой первопроходец в сфере конфликтологии как лауреат Нобелевской премии мира Томас Шеллинг, рассматривал конфликт как взаимодействие, где действия одной стороны зависят от действий другой. В этой связи профессор Мэрилендского университета писал, что «Чистый конфликт, в котором интересы двух противников полностью противоположны, — особый случай; он применяется в случае войны до полного истребления... По этой причине «выигрыш» в конфликте не имеет строго состязательного смысла; это не победа, одержанная над врагом. Здесь подразумевается выигрыш относительно своей собственной системы ценностей, и его можно добиться путем переговоров, компромиссов, а также избегая поступков, наносящих обоюдный ущерб».

Стратегия разрешения конфликта путем переговоров и взаимных уступок Шеллинг назвал теорией взаимозависимых решений. В таком вопросе как судьба пленных и заключенных Киев и республики Донбасса тоже зависят друг от друга. Поэтому организаторы обмена пленными четко по Шеллингу и трудам других классиков конфликтологии сделали ставку на взаимную зависимость сторон, превратив обмен пленными в фактор, который способствует нахождению компромиссов.

И вот механизм поиска и нахождения компромиссов в очередной раз запущен, будем ждать результатов.

Рубрика "Блоги читачів" є майданчиком вільної журналістики та не модерується редакцією. Користувачі самостійно завантажують свої матеріали на сайт. Редакція не поділяє позицію блогерів та не відповідає за достовірність викладених ними фактів.
РОЗДІЛ: Новости политики
Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію.