От боевого генерала до пациента психиатрической больницы

3 февраля 2021, 09:37
Владелец страницы
Писатель-публицист
0
37
От боевого генерала до пациента психиатрической больницы

Пётр Григоренко за критику советской власти и защиту прав крымских татар стал пациентом психиатрической больницы

Так сложилась жизнь украинца Петра Григоренко, генерал-майора Советской Армии, правозащитника, который выступал против репрессий НКВД, боролся за права крымских татар и стал основателем Украинской Хельсинской группы. Его именем названы проспекты в Киеве, Харькове и площадь во Львове.

Пётр Григорьевич Григоренко родился 16 октября 1907 г. в селе Борисовка, Запорожской области в крестьянской семье. Его жизнь чётко разделилась на два периода с противоположным смыслом. От активного сторонника коммунистической партии и успешного генерала, наблюдая советскую действительность, он дошёл до убеждённого оппозиционера и диссидента.

Окончил сельскую школу, затем реальное училище в Приморске (Нагайск), был одним из первых комсомольцев. С 1922 года член бюро местной комсомольской ячейки, а с 1927 член партии. После училища работал на железной дороге слесарем, кочегаром, сцепщиком, затем помощником машиниста и машинистом. В 1929-31 годах учится в Харьковском технологичном институте, переводится в военную академию в Ленинграде и заканчивает в 1934 году Военно-инженерную академию уже в Москве.

В 1936 году, как командир сапёрного батальона, выполнял приказ по сносу трёх православных храмов, но быстро отказался от такой деятельности, сожалея о сделанном. С 1937 года становится свидетелем злодеяний НКВД. Сам чудом избегает репрессий, и в 1938 от своего брата Ивана, арестованного по политическим мотивам, но позже освобождённого, узнает о том, что чекисты творят в его родной Запорожской области. Это стало началом его правозащитной деятельности. Он добивается приёма у идеолога политического террора в Украине, одной из самых зловещих фигур сталинского периода, инициатора карательных процессов 1937-38 годов, прокурора Андрея Вышинского. 

Позже сам Пётр Григоренко напишет:

Спустя много лет я понял, что дело кончилось к моему полному удовлетворению только благодаря тому, что моё заявление по времени совпало со сменой верховной власти в НКВД. Это уже действовала бериевская метла. И мела́ она в первую очередь тех, кто «нечисто» работал, кто допустил разглашение внутренних тайн НКВД. Но я не понимал того, что сам ходил в это время по острию ножа.

С 1939 года стал боевым офицером на Халкин-Голе, где был ранен, и с 1940 стал штабным офицером Дальневосточного фронта. В 1941 году выступил с резко критикой Сталина на партийном съезде, осуждая его военную близорукость. Из-за этого не получил должность генерала. А позже имел неприятности с советской контрразведкой, которая перехватила его письма другу с резкой критикой способов ведения войны тогдашним командованием.

Остаток войны провёл на советско-германском фронте, в Прибалтике, воевал в Карпатах, был награждён орденом Красного Знамени за взятие города Керешмезе (Ясиня, Закарпатье) и орденом Отечественной войны I-ой степени за умелое планирование и личную отвагу в боях за Попрад (Словакия). Критиковал маршала Жукова за безответственность и необоснованные огромные людские потери, а также массовые расстрелы советских офицеров и сокрытие исторической правды. Об этом он подробно писал в своём романе «В подполье можно встретить только крыс».

После войны начал карьеру преподавателя и учёного в военной академии им. Фрунзе в Москве. В 1949 защитил кандидатскую диссертацию на тему «Особенности организации и ведения общевойскового наступательного боя в горах», получил степень кандидата военных наук, затем — звание доцента. В августе 1961 года закончил докторскую диссертацию, но не смог её защитить, потому что был уволен по политическим мотивам. Здесь начинается совершено иной период его жизни.

В 1961 году Пётр Григоренко был отправлен на Дальний восток за критикe Никиты Хрущёва на партийном съезде. 2 февраля его задержал в Хабаровске, предъявив обвинение в создании листовок антисоветского содержания. 4 марта 1964, в заявлении Главному военному прокурору в Москве Пётр Григорьевич указал, что следствие должно доказать антисоветский характер его деятельности и ходатайствовал о социально-политической экспертизе. Вместо этого ему назначили судебно-психиатрическую экспертизу.

В апреле 1964 года психиатрическая комиссия признала его неподсудным, после чего Петра Григоренко закрыли в психиатрической больнице в Ленинграде. Спустя год ему отменили принудительное лечение, но он был лишён всех званий и военной пенсии. Там, где на него смогли повлиять законными методами, в дело вступила карательная психиатрия. В 1966 году он знакомится с писателем Алексеем Костериным и становится активным участником движения за восстановление прав и возвращение крымских татар.

Не считайте свое дело только внутригосударственным. Обращайтесь за помощью к мировой прогрессивной общественности и к международным организациям. То, что с вами сделали в 1944 году, имеет вполне определенное название. Это чистейшей воды геноцид – один из самых тяжелых видов преступления против человечества ...

В мае 1969 две тысячи крымских татар обратились к Петру Григорьевичу с просьбой выступить гражданским защитником на процессе в Ташкенте против активистов крымскотатарского движения. Он прилетел в Ташкент, процесс был отложен, но 7 мая, перед вылетом обратно Пётр Григоренко был арестован. Его обвиняли в подрыве основ советского общества. В ответ на это 20 мая 1969 года правозащитники создали первую правозащитную организацию в СССР «Инициативная группа по защите прав человека в СССР».

... продолжение следует
Рубрика "Блоги читателей" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Права человека,диссиденты,психиатрия,Карательная психиатрия
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.