Почему социальное предпринимательство не нужно украинскому государству

22 декабря 2019, 21:16
Владелец страницы
0
2989
Почему социальное предпринимательство не нужно украинскому государству

Если вы раньше об этом не знали - поинтересуйтесь

Этот текст, на самом деле, начался с того, что в ленте Фейсбука мне попалась реклама одной пекарни, которая могла бы и вовсе не привлечь моё внимание. Пекарня эта называется «Good Bread from Good people», находится она в городе Киеве. Но это – далеко не самая обычная пекарня: в ней работают люди с ментальными нарушениями, то бишь, синдромом Дауна, аутизмом и умственной отсталостью. О существовании подобного бизнеса в Украине я даже не подозревала – и начала углубляться в тему, открыв для себя понятие социального предпринимательства.

Что такое социальное предпринимательство? Вид предпринимательства, основной целью которого является не получение прибыли, а так называемое «социальное влияние». Такие предприятия трудоустраивают людей с ограниченными возможностями и социально уязвимые категории граждан, предоставляют разные социальные услуги, развивают депрессивные регионы. Здесь – сразу же абсолютное противоречие понятию предпринимательства в Украине, потому что, в соответствии со статьей 42 Хозяйственного кодекса Украины, предпринимательство – это «самостійна, ініціативна, систематична, на власний ризик господарська діяльність, що здійснюється суб'єктами господарювання (підприємцями) з метою досягнення економічних і соціальних результатів та одержання прибутку». Соответственно, для украинского государства социальное предпринимательство – не предпринимательство.

Это очень сильно отличается от европейского подхода, в Европе еще с 2011 года действует долгосрочная программа Social Entrepreneurship Initiative, которая работает именно на стимулирование социального предпринимательства, и там конкретно определены критерии отнесения любого предприятия к категории социальных, существует полноценная статистика, которая отражает буквально экспоненциальный рост количества таких предприятий. У нас ее нет. Вообще. Вот такие энтузиасты, как Владислав Малащенко из Киева, создавший «Good Bread from Good people», или Дарья Непочатова, создавшая «Creative Women Space», просто являются единицами в информационном хаосе нашей страны. Никто не знает, сколько всего существует социальных предприятий.

В Европе – очень разнообразное законодательное регулирование социальных предприятий, но, тем не менее, почти во всех европейских странах у них есть нормы закона, по которым они работают. В Британии, например, была разработана отдельная организационная форма предприятия (компания, работающая в интересах общества), для нее существуют отдельные механизмы налоговой отчетности и, естественно, нормативные акты предусматривают отсутствие у такой компании получения прибыли как цели. В ряде европейских стран такие компании могут существовать в форме кооперативов, что автоматически отсекает получение прибыли как цель.

У нас же социальные предприятия не могут себе этого позволить – потому что стать неприбыльной организацией они не могут в соответствии с законодательством (да и фискалы быстро придут к пекарне, реализовывающей свою продукцию за деньги, но называющей себя неприбыльной организацией), а предприятие, как мы уже писали выше, по норме Хозяйственного кодекса обязано ставить за цель получение прибыли. В такой «нормативной вилке» и существуют социальные предприниматели.

Нормативная база в Украине находится в постоянном изменении и доработках – в принципе, даже регулирование социального предпринимательства буквально сейчас переживает такие процессы. В Украине есть: «Зеленая книга по социальному предпринимательству», «Концепция развития социального предпринимательства в Украине», Программы развития социального предпринимательства в отдельных городах – но все они не имеют утвержденного статуса. Они обсуждаются, вокруг них идут дискуссии и в итоге социальные предприниматели занимаются основной деятельностью на свой страх и риск.

Те же «Good Bread from Good people» первые полгода работали в убыток, залезали в долги, а сейчас продают продукты вроде «подвешенного кекса», когда ты оплачиваешь кекс, а его отдают нуждающимся, и обеспечивают работой 9 человек с ограниченными способностями. А государство умывает руки – потому что, по сути, без данной пекарни этим 9 людям будет некуда идти. Часть из них маргинализируется, часть – пойдет просить милостыню на улицу, часть будет просто сидеть дома и не выходить на улицу месяцами. Это, кстати, наводит на мысли о полном отсутствии государственных субсидий или субвенций для такого бизнеса. Субсидии, в свою очередь, получает господин Косюк, у которого сотрудники могут быть наказаны и подвергнуты взысканиям за грустное лицо. Виден профиль государственной политики, друзья?

Рубрика "Блоги читателей" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости бизнеса
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.