Оккультная теософская идеология как синтез между религиями Востока и Запада.

25 августа 2014, 15:23
0
118
Оккультная теософская идеология как синтез между религиями Востока и Запада.

Западные и украинские интелектуалы попытались её создать в Украине. Современные тоталитарные секты сращены с международным бизнесом, СМИ, с организованной преступностью, терроризмом и спецслужбами.

Книга А.Л. Дворкина “Сектоведение” сразу приобрела статус базового учебника на Теологическом факультете при Уральском Государственном Профессионально-Педагогическом Университете, который открыла Екатеринбургская епархия.

Несомненные достоинства собранного и систематизированного материала об учении, методах, истории и конкретном вреде тоталитарных сект делают это исследование настольной книгой миссионера на любом приходе, который живет в окружении агрессивной экспансии деструктивных культов и куда обращаются простые люди, ища защиты и правдивой информации о культах. Принятая и разработанная автором методология изучения тоталитарных сект является выражением решений и определений Архиерейского Собора 1994 года, обязательных для всей Церкви. Православная позиция автора, основанная на святоотеческом опыте восприятия непрестанно меняющихся искушений века сего, является ориентиром для любого читателя, который сможет увидеть тоталитарные секты глазами православной традиции, имея возможность сравнивать и сопоставлять не только социальный и психологический вред культов, но и их духовную ущербность и убогость. Викентий, Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский

К сожалению, государство и народ в их нынешнем духовном состоянии не смогли адекватно отреагировать на агрессию сект, которые фактически оккупировали всю страну.“Сектоведение” — труд уникальный в своей универсальности и широте. Есть и другие издания противосектантской направленности, но работа А. Л. Дворкина является наиболее полным, систематическим, достоверным и полезным инструментом для тех людей, которые озаботятся этим тотальным заболеванием нашего народа. И студент, и богослов, и религиовед, и сотрудник правоохранительного учреждения, и государственный чиновник смогут здесь не только найти ответы на свои вопросы по данной теме, но и получить необходимый инструментарий для решения возможных проблем, которые возникают при столкновении с этим многосложным явлением.

В силу того, что автором уже очень много сделано в сфере изучения сект как явления, представляется весьма желательным выделение в отдельную главу и составление возможно полного резюме исследованиям сект со всех сторон: исторической, богословской, государственной, педагогической, психологической и психиатрической, юридической, финансовой, нравственной, духовной, аскетической, философской и т. д., — а также включение в нее еще более подробного рассказа об опробованных методиках профилактики сектантства и реабилитации его жертв.

Предисловие автора ко второму изданию

Эта книга появилась на свет в результате работы над лекционным курсом “Сектоведение”, который автор читает в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте начиная с 1995 г. Дать согласие на издание книги автора побудила острая нехватка сколько-нибудь квалифицированных и достоверных изложений особенностей учения и деятельности различных тоталитарных сект, весьма напористо действующих на территории нашей страны и при помощи весьма недостойных методов вербующих все новых и новых адептов.

Только широко распространяемая правдивая информация о тоталитарных сектах может затормозить их победное шествие по постсоветским просторам и сократить число жертв религиозного тоталитаризма, которое сегодня, увы, измеряется сотнями тысяч. А для этого такой информацией должны владеть пастыри, катехизаторы, учителя и активные миряне Православной Церкви. Именно для них, не менее чем для студентов духовных учебных заведений, в первую очередь предназначена эта книга.

Автор попытался отобрать секты либо наиболее широко распространенные и влиятельные, либо наиболее типичные”. Но все же первое издание книги показало, что для полноты картины в книгу следовало бы включить еще целый ряд сект. Во второе издание книги добавлены новые главы и новые сведения, исправлен ряд ошибок и не точных данных, отражены изменения, происшедшие за последнее время. Думаю, книга будет расширяться и совершенствоваться и в дальнейшем.

Я прошу прощения у тех читателей, которых может смутить несколько “легкомысленный” тон некоторых страниц этой книги. Дело в том, что ирония — это естественная защитная реакция на кощунственные и богохульные теории и практики сектантов. Благодаря иронии мы можем дистанцироваться от них и, избегая излишних эмоций, показать подлинное, неприкрашенное лицо сектантства. Я надеюсь, что знакомство с ним станет для читателей своеобразной “прививкой, которая вызовет у них естественное и здоровое отторжение от всех хитросплетений и уловок “князя мира сего”. Александр Дворкин

Организация

Сектантская организация — это не религиозная организация в том виде, как мы обычно привыкли ее себе представлять. Если ее с чем-то сравнивать, то больше всего она похожа на мафию или на кадровую партию — сжатую «в один громящий кулак», с железной дисциплиной и беспрекословным подчинением, с совершенно определенной нацеленностью на захват ключевых позиций  для овладения сначала одной страной, а затем и всем миром. Заметим, что тоталитаризм религиозный является одной из составляющих тоталитаризма политического.

Почти ни одна из тоталитарных сект не считает своей главной целью ту вербовку на улицах, которую мы все видим. Эта вербовка необходима сектам в первую очередь для того, чтобы занимать время молодых адептов и канализировать их энергию. Руководство каждой данной секты хорошо представляет себе, что уличная вербовка не принесет им глобального прорыва в увеличении численности адептов. Поэтому главной целью сект является заполнение тех влиятельных позиций, которые помогут им навязать свою организацию, свое вероучение области, стране, миру.

Постсоветские страны сейчас представляет собой классический пример того, как могут работать сектанты в чрезвычайно благоприятных для них условиях. Похоже, существует негласный договор между ведущими сектами (мунитами, сайентологами, кришнаитами, иеговистами и др.) о разделении сфер влияния: скажем, муниты работают в области образования, сайентологи рвутся в военную промышленность  и административные структуры, кришнаиты налаживают связи с пищевой и фармацевтической промышленностью, «Церковь Христа» действует среди молодежи в технических вузах и техникумах и т.п. Каждая секта стремится к завоеванию командных постов. Если сайентологи подчиняют себе директора фабрики, то все рабочие оказываются в их распоряжении: сверху легче насаждать свою систему. Если муниты обращают учительницу, то она ведет к ним весь класс.

Представляется, что жесткая пирамидальная структура большинства тоталитарных сект является инфернальной пародией на нормальный для христианской Церкви принцип иерархизма, а их стремление к мировому господству — на христианский универсализм.

Что такое промывание мозгов и контролирование сознания, и как с этим бороться

Часто спрашивают, как уберечься от зомбирования и нежелательного психологического воздействия. Следует сказать, что никакое невольное «зомбирование» невозможно. Естественно, существуют различные психологические приемы контролирования сознания, но они могут быть эффективными, только когда человек сам открывает себя для них. Если мы сознательно противимся, никакое воздействие на нас невозможно. Другое дело, что всегда, когда сталкиваешься с сектами, нужно быть осторожным и помнить, что здесь — лжецы и обманщики. Нам проще: мы православные христиане и знаем об этом из их вероучения. А вот нецерковным людям следует всегда помнить о том, что сектанты — лжецы и их метод — найти слабую сторону человека и сыграть на ней. Пусть люди почаще проявляют здоровый скептицизм.

Споры о контролировании сознания ведутся достаточно давно. Родители жертв сектантства еще в 60-е годы начали подмечать, что их детей как будто подменили: оказавшись членами секты, они стали другими, гораздо худшими людьми. Родители говорили, что их дети стали похожими на автоматы, на роботов, на зомби, что они совершенно несвободны — ими управляет и все за них решает секта.

Со временем стало понятно, что от термина «промывание мозгов» во многих случаях следовало отказаться: он подразумевал методы физического насилия и физического удержания для изменения сознания жертв, в то время как в секты люди приходят, как правило, хотя бы формально добровольно (ведь есть же юридическая разница между отъемом денег посредством мошенничества и вооруженным грабежом с избиением и изнасилованием). Некоторые секты затем удерживают своих членов насильно или даже запирают их в концлагеря; в этих случаях мы можем говорить и о промывании мозгов. Но контролирование сознания применяется во всех тоталитарных сектах, и о его методах еще будет сказано. Но главное, что нужно запомнить, что и контролирование сознания, и промывание мозгов — это методы для достижения единой цели — подавления воли человека и создания феномена, который психиатры называют «синдром зависимого типа личности». Разница между этими двумя методами — контролированием сознания и промыванием мозгов — такая же, как между «воровством на доверие» и грабежом со взломом.

Сегодня большинство людей и организаций, борющихся с сектами, отказалось от насильственного депрограмматорства как от противозаконного и небезупречного с нравственной точки зрения метода. Даже противостоя злу тоталитарного сектантства, нельзя поддаваться соблазну использовать против сект их же собственные методы. Сейчас люди, пытающиеся вытащить человека из секты, чаще всего называются «консультантами по выходу» (exit councelors). Действуют они исключительно ненасильственными методами, пытаясь пробудить в жертве сектантства критическое сознание и желание во всем разобраться самому. Если им это удается, то оковы умственной темницы падают и человек вступает на долгий путь обретения утраченной им свободы.

Методы вербовки

Для успешного контролирования сознания необходимы четыре элемента:

1. контроль организации над поведением адептов,
2. контроль над их эмоциональной жизнью,
3. контроль над языком и
4. контроль над информацией.

Как же организация достигает этого контроля? Уже отмечалось, что для подготовки к контролированию сознания человека сектантские вербовщики стараются затащить потенциальную жертву на свою территорию: в незнакомом окружении человек наиболее внушаем, здесь на него легче всего подействовать. Человек, оторванный от привычной обстановки, наиболее беззащитен (беженци из Донбасса очень сильно рискуют попасть под влияние сект).

Когда вы попадаете на мунитский семинар, вас прежде всего встречают один или два ваших сверстника — сама любезность, сама любовь, сама доброжелательность, сама вежливость. У мунитов это называется «бомбардировка любовью». Обычно сектанты ищут людей молодых и переживающих какой-то кризис в жизни. Затащить к себе человека с улицы бывает достаточно непросто, но если он с кем-то поссорился или у него сложности с родителями, или он учится в чужом городе, где еще не успел завести новых знакомств, — тут-то самая пора сыграть на этом и привести новичка на мунитское собрание.

У молодого человека часто идет ломка характера, его обуревает масса юношеских комплексов, а тут встречаются люди, которые, как ему кажется, искренне хотят с ним общаться. На самом деле этим достаточно опытным членам секты поручается его опекать (у мунитов это называется термином «сэндвич»: новичок является как бы начинкой между двумя кусками хлеба). Для мунитов очень важно, чтобы новопришедшие не могли обмениваться впечатлениями. Опекающим мунитам поручается следить, чтобы они по возможности вовсе не разговаривали друг с другом. (в такой сандвич иногда попадают целыми семьями, это когда их со всех сторон окружают члены секты, противостоять промыванию мозгов, угрозам и терору очень сложно и даже опасно)

Многие сектанты говорили мне, что прежде, чем попасть в секту, они заходили в православные храмы, где их как раз очень нелюбезно встречали и давали от ворот поворот. Что говорить, есть у нас такой грех. До революции у наших миссионеров был термин «миссионерская приветливость». Ее то у нас в храмах зачастую не хватает... Скажем, заходит молодой человек в храм, не зная, куда ступить и как повернуться, а на него кто-нибудь гаркнет, чтобы он вытащил руки из карманов, — он и убежит. А на улице его встретят сектанты, которые спросят, как он себя чувствует, пригласят к себе на собрание, предложат пообедать... На многих людей это действует, и если бы в наших храмах было больше «миссионерской приветливости», то многие молодые люди и оставались бы у нас.

Но «бомбардировка любовью» — это нечто другое: грубая лесть и попытка сыграть на тщеславии, которое есть у каждого человека. Новичку постоянно льстят, делают комплименты, охотно смеются каждой его шутке, все время говорят, какой он умный и замечательный, как хорошо он сделал, что сюда пришел. Это нравится почти всем, особенно не уверенному в себе молодому человеку или закомплексованной девушке.

Хотя «бомбардировка любовью» — термин мунитский, но само явление в той или иной степени присутствует в любой секте: главное — очаровать человека. И вдруг через несколько дней после того, как человек привык к своим новым друзьям и уже нуждается в них, он допускает какой-то промах: ведет себя невпопад, задает какой-нибудь «не тот» вопрос. «Лучшие друзья» сразу же становятся хмурыми, резкими, сухими, отворачиваются от него, ссылаясь на множество дел. Чтобы вернуть их первоначальное расположение, человек готов отказаться от своих вопросов и сомнений, только бы вновь обрести этих людей, без которых мир теперь кажется ему столь пустынным. Этот простой психологический механизм прекрасно работает среди молодежи и не только среди молодежи.

Методы контролирования сознания

В дальнейшем, в процессе контролирования сознания психологи выделяют три общих для разных сект этапа. Слово «этап» тут употребляется за неимением лучшего, потому что оно подразумевает некую очередность, но секты все три элемента включают практически одновременно.

Первый — отказ от всего прошлого: человек должен признать сплошной ошибкой все, что было до того, как он попал в секту. Все, что он считал белым, на самом деле было черным; все, что он считал хорошим, на самом деле плохое (после майдана нас активно убеждают, что совок и Россия плохо, а запад и ЕС  хорошо…). Он неотвратимо шел к погибели, и никакой надежды на спасение не было. Люди, которые его любили, на самом деле желали ему только зла. Его друзья — это на самом деле его враги, потому что уводили его от тропы спасения. Его родители — это злейшие его недруги. На этом сектанты особенно любят наживать капитал, то есть давать идеологическую подоплеку тем трениям с родителями, которые в определенном возрасте бывают практически у каждого молодого человека. Почуяв это, сектанты начинают ему внушать, что плотские родители — это не настоящие родители, ведь настоящая семья — тут, в нашей организации. Кстати, сектантская организация часто самоопределяется в семейных терминах, и это тоже один из ее признаков. Практически во всех сектах семейная терминология так или иначе присутствует, начиная от мунитов, организация которых именуется ее членами «истинной семьей», а Мун и его жена — «истинными родителями», и кончая сектой, которая так и называется — «Семья» (бывшие «Дети Бога»), а ее основателя Дэвида Берга сектанты просто называли папой (а затем — дедушкой).

Иначе говоря, в сектах постоянно поддерживается псевдосемейная атмосфера: «новые братья», «новые родители». Для нас это «псевдо», а для них «псевдо» — все то, что было до вступления в секту. Истинные родители — это не те, кто тебя произвел на свет, а те, кого ты обрел в секте.

Отказ от прошлого, внушение, что все прошлое — это беспросветный мрак, в корне отличается от православного подхода. Мы знаем, что вся полнота истины явлена в Православии, но также знаем, что православный радуется всякому проблеску истины, где бы он ни проявился. «Все, что добро, — все наше», — говорит св. Иустин Мученик. Ни в какой секте этого не будет, потому что она видит себя единственной группой, обладающей спасительным знанием и гарантирующей спасение, а все остальное, все, что вне ее, — это мрак, тьма. Адепту необходимо полностью отречься от прошлого, отрезать его — и будь что будет.

Итак, первый этап — разрыв прежних связей. Вы сразу же попадаете в новый круг, оказываетесь среди новых людей, которые абсолютно убеждены, что вы попали в самое нужное место. Они внушают вам новую информацию, новое учение, а вам не с кем поделиться сомнениями, не с чем сравнить предлагаемые вам ценности. Все старое резко оборвано. Вам вновь и вновь напоминают, что оно осталось позади и ведет к погибели. Таким образом человек делается tabula rasa — чистой таблицей, на которой можно записывать совершенно новое содержание.

Второй этап — разделение сознания и воли человека. Достигается это в разных сектах различными способами. Например, это может делаться посредством мантры, то есть некоего предложения или слова, которые вы должны постоянно ритмически повторять, не вдумываясь в его содержание. Когда ваша голова постоянно занята этой мантрой, очень трудно сосредоточиться, трудно управлять своей волей. Так вы постепенно утрачиваете эти навыки и становитесь послушным инструментом, роботом организации. Задуматься вам некогда и потому, что вы крутите в сознании данную вам мантру, и потому, что у вас физически нет времени — нужно постоянно работать и очень мало спать, нужно все время находиться на людях, — в подавляющем большинстве случаев члены секты живут в общежитиях, где у рядовых адептов никогда не бывает отдельных комнат. Нет ни времени, ни места, чтобы остаться одному и задуматься. Человек постоянно испытывает мощное групповое давление.

Другие часто используемые сектами психологические приемы для модификации нормального функционирования мозга — это чрезвычайно строгие посты, диета с повышенным содержанием сахара, физические лишения, регулировка дыхания, частые обязательные сеансы медитации с погружением в измененное состояние сознания, посвящение адептов в страшные тайны, специальные звуковые и световые эффекты, выработка условных рефлексов на благовония или на наркотические вещества. Специалисты по современной психиатрии отмечают, что эти средства по результатам воздействия могут быть приравнены к электрическому или инсулиновому шоку.

Третий этап: на фоне того, что новый адепт полностью стер прошлое из своего сознания, а нормальное функционирование мозга у него уже нарушено, включается тотальная индоктринация — внушение нового учения, новой веры. Вы не только много работаете, мало спите и мало едите, но и посещаете молитвенные собрания и занятия, на которых вам все время внушаются новые идеи.

Когда вы задаете «не тот вопрос»: вас стыдят. «Ну, брат, как же тебе не стыдно такое спрашивать? Значит, у тебя сердце еще не очистилось. Значит, ты плохо работал, недостаточно молился или мало прочел мантр». Таким образом, виноватым оказывается не учение, а новообращенный. Вообще длительные групповые «выволочки», когда вся община под руководством лидера самозабвенно обличает одного «козла отпущения» во всевозможных грехах, также как и обязательные публичные исповеди с обнажением самого сокровенного (и то, и другое часто практикуется в различных сектах), являются весьма эффективными способами по ломанию человека и абсолютному, на рефлекторном уровне, подчинению его организации. Секта является «основанной на лжи и внешне необычной группой, которая имеет чрезвычайно высокую степень влияния на своих последователей и считает себя абсолютно отделенной от всего общества»

Удерживают людей в секте и посредством индуцированных фобий или навязчивых страхов. Врожденные фобии есть у многих: кто-то иррационально боится мышей, кто-то — высоты, кто-то — пауков. Избавить человека от такой фобии весьма сложно. Сектантам внушается иррациональная фобия на выход из группы: вы уже ступили на правильный путь, но если вы с него сойдете, произойдет нечто страшное с вами, с вашими родными, со всем человечеством. Поэтому люди панически боятся выхода из секты. Если учесть, что прежние связи оборваны, деньги и квартира отданы секте, то оказывается, что уходить некуда. Профессия и работа потеряны, друзей нет — куда же возвращаться? Человек делается профессиональным сектантом. И чем больше отдано секте, тем больше это держит в ней человека: чем больше ценностей, энергии, преданности, лет жизни отдано секте, тем труднее оттуда уйти.

Введение в сектоведение. Религия, которая убивает.

К 1995 году осознание того, что тоталитарные секты могут привести своих адептов к массовому самоубийству, стало уже повсеместным. О том, что секты могут убивать своих членов в качестве наказания или акции устрашения, или чтобы заставить человека замолчать, тоже было известно. Общественное мнение знало и о том, что секты зачастую предпринимают самые жесткие меры — вплоть до физического устранения—против своих врагов.

(Кровавый поток новостей с Донбасса подавляет пророссийские настроения жителей всей Украины, это психологическая атака и на самих россиян, которая похоже (с экономическими санкциями) за замыслом инициаторов должна была повторить украинский сценарий с майданом…

Самыми первыми жертвами сект падают мыслители и интеллектуальные координаторы. Убийства тех кто стоит на пути у секты обычно бывают показательными. Люди умирают долгой и мучительной смерьтью на глазах у всех. Иногда достаточно сделать человека больным настолько серьезно, что принимать решения и быстро реагировать на ситуацию он будет не в состоянии. Тогда он уже не сможет остановить сектантов, но может продолжать мешать. Жертвой может быть как глава семейства, так и глава церкви.)

Основатель секты “Аум Синрикё” Сёко Асахара.

Разработанная им взрывоопасная смесь из элементов буддизма, псевдонауки и апокалиптики принесла ему 40 тысяч адептов в Японии, России и других странах и больше миллиарда долларов. Члены секты, отдававшие своему великому гуру все сбережения, должны были платить за каждый новый курс, приближающий их к познанию “Верховной Истины Аум” и к конечному просветлению. Особых денег стоила возможность испить воды, в которой искупался гуру, или принять в себя каплю его крови.В ежедневную практику веры Аум входили ритуалы, составной частью которых были шлемы (вспоминаю майдан и истерию с кэвларовыми касками) с подключавшимися к голове электродами (их нужно было носить не снимая по много суток), обязательные к приему “сыворотка истины” и барбитураты, а также методы, сходные с методами Джима Джонса (глава секты сатанинского толка, совершавшей кровавые ритуальные убийства. — А. Д.) и мафии. Хотя финансовая структура Аум напоминала японскую кейретцу (корпорацию-семью), под контролем которой находилось 37 компаний в разных странах с капиталом, превышающим миллиард долларов, она также занималась незаконными спекуляциями недвижимостью и подделкой страховых полисов, махинациями в области медицины, рэкетом, похищениями людей и убийствами. Несколько человек, которых секта считала своими врагами, были зверски убиты по приказу Асахары, а их тела спрятаны.

В своей постоянно охранявшейся штаб-квартире, расположенной у подножия Фудзиямы, сектанты неуклюже и безуспешно экспериментировали с бактериями — распространителями смертельных эпидемических болезней. Они распыляли бактерии близ японского парламента, императорского дворца и американской военной базы в Йокосука. Однако из-за недостатка научной и практической подготовки сектантов возбудители болезней погибали, не успев причинить вреда.

Идея была в том, чтобы выморить всю центральную часть Японии, начав таким образом предсказывавшийся Асахарой апокалипсис, а затем “великий гуру” воссел бы на трон императора и установил бы правление “Аум Синрикё” над всей Японией, а затем и над всем миром. Секта активно готовилась к грядущим событиям и даже создала теневое правительство для скорого прихода к власти. Секта располагала 26 центрами в Японии, в которых проживало не менее 500 человек. Еще около 5 тысяч членов секты проживало самостоятельно. Финансовая мощь секты возрождается очень быстро. В любой момент секта может вырваться из подполья на поверхность и приступить к открытой деятельности.

Секта “Небесные врата”.

Все эти люди, жившие единой общиной, были высококлассными программистами, много работавшими в Интернете и занимавшимися разработкой компьютерных сайтов. Правила в секте были такими: все заработанные деньги — и немалые — поступали в распоряжение Эпплуайта. Жизнь все вели самую спартанскую — в роскошном особняке с громадным садом и бассейном жили все 39 человек, по несколько человек в каждой комнате, спали на одно и двух этажных узких кроватях, мужчины и женщины отдельно. Питание было строго вегетарианским, в основном фруктовые соки и злаки. В тени садовых деревьев никто не отдыхал. Члены секты работали за компьютерами по много часов в сутки — нужно было зарабатывать деньги. Сектанты, одевались абсолютно одинаково — подчеркнуто бесполо — в мешковатые брюки или комбинезоны. Стриглись коротко — ежиком.

Дальше речь идет о вышедшей из Римо-католической церкви тоталитарной секте “Движение за возрождение десяти заповедей Бога”.

Основательницей угандийской секты-убийцы является бывшая проститутка Кредония Мверинда, которая в 1989 г. заявила, что, будучи в трансе на священной горе, получила приказание от явившейся ей Девы Марии стать ее вестницей. Мверинда вскоре нашла двух первых последователей: Джозефа Кибветере — богатого землевладельца и неудавшегося политика и Доминика Катарибабо — одержимого и озлобленного римо-католического священника. Эта троица сумела привлечь к себе сотни адептов, переселившихся на ферму Кибветере.

Люди, пережившие потрясения в ходе этнических чисток и эпидемии СПИДа, онкологии, легко вступали в секту, обещавшую навсегда увести их от всех сложностей и трагедий.

Членство в движении означало беспрекословное повиновение лидерам и долгие часы в молитве. Хотя члены секты формально оставались римо-католиками, они полностью подчинялись Кредонии Мверинде и даже отдали ей своих детей, которые содержались отдельно от взрослых в полуразрушенном сарае. Многие из них были тяжело больны и страдали от недостатка питания. Епископ Джон Бэптист Кабуки обвинил лидеров секты в ереси и анафематствовал их. Они в ответ анафематствовали епископа Кабуки. Группа охранников, которые назывались “благословенные Божий”, поддерживали дисциплину жестокими избиениями. Римо-католический священник Пол, бывший членом секты, теперь утверждает, что организация была водима сатаной и что он призывал людей покинуть ее. В конце концов он действительно бежал из секты с семьюдесятью членами. Постепенно и другие адепты начали волноваться. Поскольку конец света все не наступал, встал вопрос о возврате пожертвованных денег. Однако адепты слишком сильно зависели от своих лидеров, чтобы решиться на разрыв с сектой.

Не во всех тоталитарных сектах доминирует религиозная или псевдорелигиозная составляющая. Помимо уже упомянутых нами коммерческих культов есть секты педагогические — например, секта «педагога-новатора» М. Щетинина, «Юнивер» Жана Гавэра, секта Столбуна-Стрельцовой (ее можно отнести и к псевдомедицинским сектам), секта «Педагогика эволюция жизни» «отца» валеологии Толгата Акбашева; «психологические», представляющие из себя нескончаемую череду платных семинаров  — например, «Ландмарк международное образование — Форум» (бывший EST Вернера Эрхарда), «Синтон» Н. Козлова.

Причины и перспективы сектантского насилия

Выдающийся психолог Роберт Лифтон, еще в начале 60-х гг. впервые формулировавший законы промывания мозгов и контролирования сознания, в одной из своих работ пытался, сравнивая Асахару и Эпплуайта, понять, что приводит лидеров сект к тяжким преступлениям.

Согласно Лифтону, одним из главных условий формирования будущего гуру является принятие им на себя функции мифологического героя. Гуру должен пройти через борьбу со смертью и просветить учеников новым видением смерти, чтобы укрепить их жизненные силы. Когда гуру формирует свою собственную мифологию, в ней непременно должен присутствовать рассказ о религиозном пробуждении и просветлении. Например, Асахара говорил, что ему явился индуистский бог Шива. Шива — бог разрушения и созидания — призвал Асахару возглавить армию богов в их борьбе против сил тьмы. Эпплуайт с той же манией величия утверждал о своей тождественности со Христом и об исключительности и спасительности своей миссии. (многие политики нынешней власти прошли майдан с его смертями, теперь считают себя такими гуру и ”просвещают Донбасс”)

Такая же мания величия, выражающаяся, в частности, в создании “героического мифа”, присуща и другим лидерам тоталитарных сект, описанных на этих страницах. Это, в конце концов, сделало “Аум Синрикё” сектой-убийцей, стремящейся уничтожить весь мир и оставить в живых лишь своих членов секты как некую высшую расу. Целью Эпплуайта было создать новую эволюционную ступень, чтобы позволить людям возвыситься над собственной человечностью. Сектанты видели небеса и как духовное царство, и как место, где люди будут находиться буквально и биологически. К чему привели эти теории — известно.

Итак, мы рассмотрели несколько совершенно разных тоталитарных сект. Одни из них вышли из либерального протестантизма, другие — из радикального адвентизма, третьи — из марианских римо-католических групп. “Храм солнца” имел оккультно-экологические корни, а “Дум Синрикё” — необуддийские. Об идейной основе “Небесных врат” мы говорили только что. Она роднит секту, основанной на вере в духов — “тетанов”, попавших в ловушку физических тел, от которых они должны освободиться.

Тоталитарные секты могут быть очень разными, но есть и признаки, которые их объединяют. Например, они ни во что не ставят ни жизни своих членов, ни жизни других людей. Насилие в сектах уже стало привычным и обыденным явлением.

Сегодня ответов на эти вопросы не может дать никто. Мы можем только молиться, чтобы не произошла новая трагедия, чтобы люди опомнились и разорвали порочные путы, связывающие их с лидерами тоталитарных сект, и вновь обрели свои утерянные индивидуальность, достоинство и свободу. И мы можем предупреждать еще не сделавших свой религиозный выбор людей о смертельной опасности сектантства и о том, что может их ожидать по ту сторону глянцевых обложек сектантских рекламных брошюрок и приторно-сладких улыбок сектантских вербовщиков.

Тоталитарные секты: общие понятия. Постановка проблемы и определение терминов.

Слишком часто деятельность деструктивных культов остается незамеченной до тех пор, когда помогать становится уже поздно - Стивен Хассан. Мы все несем ответственность за тот разгул сектантства, который царит сегодня: слишком часто мы остаемся пассивными и никак публично не выражаем наше отношение к происходящему. Надеюсь, что знания, которые приобретет читатель, помогут ему противостоять наступлению сектантства. Даже когда мы проходим по улице и видим, как сектанты «обрабатывают» какого-то человека, наш долг — подойти и по меньшей мере этого человека предупредить о том, что он говорит с сектантом. Да и сам сектант тоже нуждается в помощи, потому что он тоже жертва, его сознание контролируется сектой. Об этом никогда не следует забывать.

Для того чтобы быть в состоянии помочь жертвам сектантства и их близким, необходимо иметь хотя бы базовую информацию как о самом феномене сектантства, так и об учении и практике конкретных сект. Иной раз приходится слышать, что, дескать, новые секты не принесли никаких новых идей по сравнению с известными и осужденными Церковью учениями, а их религиозная практика и методы пропаганды повторяют формы, уже известные по прошлым векам. Поэтому вместо того, чтобы изучать новые, современные нам секты, достаточно ознакомиться со святоотеческой аргументацией против древних сект, ересей и лжеучений.

В таком (увы, довольно широко распространенном) взгляде верно лишь то, что доктрины многих новоявленных тоталитарных сект включают в себя элементы еретических, оккультных и языческих вероучений, которые Церковь знала с самого начала своего существования. Этот факт очевиден. Но главные черты этих сект вполне новы. Новое — это структура, организация, методы пропаганды и вербовки, а также способы контролирования сектами сознания своих адептов. Новы невиданные ранее синкретизм и эклектизм их доктрин, вызванные глобализацией распространения религиозных идей и их опошлением и профанацией в современной высокотехнологичной постмодернистской цивилизации. Новы приспособленность тоталитарных сект к массовой популярной культуре, агрессивное их распространение через профессионально отточенные методы маркетинга и рекламы, а также мастерское использование ими слабостей демократических систем современных государств. И, наконец, новым является тоталитаризм современных сект, их сращенность с международным бизнесом, СМИ, а зачастую с организованной преступностью, терроризмом и даже со спецслужбами.

Всем этим аспектам современный курс сектоведения должен уделять особое внимание. И значительная сложность заключается в том, что поэтому поводу мы почти ничего не можем найти у Святых Отцов, так как с этими проблемами им практически не приходилось сталкиваться.

Православная Церковь поддерживает официальный диалог с традиционными протестантскими деноминациями и с римо-католиками. Мы можем предпринимать с ними совместные действия (разумеется, не в богослужебном смысле), иметь какие-то общие программы, как-то сотрудничать — хотя бы по линии гуманитарной помощи обездоленным, да и по линии противостояния различным сектам.

Противостояние это проходит не на церковной почве, потому что сознательные христиане никогда ни в какую тоталитарную секту не попадут, а попадут туда люди, которые либо не имеют к Церкви никакого отношения, либо имеют отношение сугубо номинальное — крещены, но ничего о Церкви не знают. Поэтому в разговоре с такими людьми сугубо церковные, богословские аргументы не сработают. Именно здесь сотрудничество с инославными деноминациями бывает очень полезным, как и для разговора с журналистами или с представителями власти. Они часто прибегают к доводу: вы, православные, боретесь против иеговистов (к примеру), потому что они — ваши конкуренты, они отбивают у вас паству. И тут очень важно показать, что не только православные, но и представители других традиционных (если хотите, культурообразующих) конфессий также выступают против деструктивных сект. Думаю, что здесь можно сотрудничать и с какими-то здравомыслящими атеистами (как, впрочем, зачастую и бывает, когда имеешь дело с государственными чиновниками).

Нужно помнить, что мы не можем (и не должны) всегда по всем вопросам противостоять всему миру. В этом мире у Церкви есть друзья и союзники, пусть даже и неявные (как Никодим, тайно приходивший ко Христу), и отталкивать их и отвергать их помощь — и неразумно, и грешно. И еще будем всегда помнить, что «инославные», «еретики» и «сектанты» — это не синонимы, этими словами обозначаются разные понятия.

Инославными называют христианские, как правило, культурообразующие церкви или конфессии, которые при всех своих отклонениях от Истины Православия все же имеют веру в Святую Троицу, в Иисуса Христа, Сына Божия, и сохраняют хоть какую-то генеалогическую преемственность с ранней, неразделенной Церковью.

Слово еретик (от греческого hairesis — захват; выбор; учение, направление, школа) означает человека, делающего произвольный выбор под руководством собственных идей и желаний. Термин этот по происхождению христианский, и, следовательно, для того чтобы стать еретиком в святоотеческом смысле этого слова, человек изначально должен был пребывать в истине.

И, наконец, слово секта, обозначающее организацию, в отличие от слова ересь, как правило, обозначающего учение, имеет две возможные этимологии. Либо оно происходит от латинского secare — «отсекать» (часть от целого), либо от латинского же sequi — «следовать» (за лидером, задающим самопроизвольное направление). Каждая из этих этимологии по-своему раскрывает смысл понятия сектантства, но, как мне кажется, если первая из них более подходит к сектам историческим (таким, скажем, как менониты, баптисты, молокане), то вторая — к сектам новоявленным тоталитарным, о которых идет речь в этой книге.

Согласно первой этимологии, некоторые плохо понимающие предмет религиоведы определяют секту как относительно небольшую религиозную группу, существующую независимо от основной конфессии (или основных конфессий) страны. Если руководствоваться таким определением, то, скажем, Православие во Франции вполне под него подпадет.

Точнее всего дать следующее определение: секта — это закрытая религиозная группа, противопоставляющая себя основной культурообразующей религиозной общине (или основным общинам) страны или региона.

К классическим (за неимением лучшего термина) сектам обычно относят менонитов, квакеров, адвентистов, пятидесятников, духоборов, хлыстов и другие маргинальные (по отношению к христианству) группы. Типичные синкретические секты — Бахай, «Христианская наука» и разнообразные эклектические культы, во множестве сформировавшиеся в XIX–XX вв. в Японии, Юго-Восточной Азии и Латинской Америке (Тенрикё, Као Дай, Умбанда, Буду и др.).

Тоталитарными сектами стали называться особые авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотерапевтическими, оздоровительными, образовательными, научно-познавательными, культурологическими и иными масками.

Тоталитарные секты прибегают к обману, умолчаниям и навязчивой пропаганде для привлечения новых членов, используют цензуру информации, поступающей к их членам, прибегают и к другим неэтичным способам контроля надличностью, к психологическому давлению, запугиванию и прочим формам удержания членов в организации. Таким образом, тоталитарные секты нарушают право человека на свободный информированный выбор мировоззрения и образа жизни.

Конечно, иной раз сложно провести границу между двумя типами сект — «историческим» и «тоталитарным». Секты могут изменяться и, будучи весьма жесткими организациями при своем основании, затем «остепениться» и войти в общественную жизнь (вспомним воинственное анабаптистское движение, которое легло в основание современного баптизма). Значительно изменились и мормоны, еще больше «Всемирная церковь Бога». Тех же мормонов, с которых начинается наш рассказ о тоталитарных сектах, при всех их тоталитарных тенденциях и других тревожащих признаках, все же нельзя назвать тоталитарной сектой в полном смысле этого слова: ведь у них хоть и в малой степени, но все же допускается разномыслие. Некоторые секты, правда, по всей видимости, неспособны меняться. Например, тоталитарность «Свидетелей Иеговы» с течением времени, похоже, лишь усиливается.

 Обзор литературы

Что касается вспомогательной литературы на русском языке, то пока ее не слишком много. Есть книга, изданная в Санкт-Петербурге: «Православие, католичество, протестантизм и секты» — пиратское издание, в котором используются, в частности, материалы Центра сщмч. Иринея Лионского, но без соответствующих ссылок. Книга лишена какой-либо системы и изобилует неточностями и недостоверными фактами.

Есть несколько книг, написанных американскими евангеликами, которые можно отчасти использовать: «Обманщики» Джоша Макдауэлла и Дона Стюарта (М., 1993), «Лабиринты веры» Кеннета Боа (М., 1992) и «Царство культов» Уолтера Мартина (СПб., 1992). К сожалению, перевод каждой из них оставляет желать много лучшего. Естественно, нужно помнить о религиозной позиции их авторов; впрочем, православному читателю она и так бросится в глаза. Многое из их критики той или иной секты для нас бьет мимо цели, но все-таки основную ознакомительную информацию о сектах из этих книг почерпнуть можно.

Баптисты из Новосибирска издали несколько книг: «Христос и Кришна: свет и тьма» (Новосибирск, б. г.) (книга была написана православным автором и представляет собой расширенный вариант одноименной брошюры, изданной православным издательством), «Религия Антихриста» В. Алексеева и А. Григорьева о движении «Ньюэйдж» (очень неплохая, серьезная и глубокая книга, весьма близкая к православному взгляду на «Нью эйдж»).

Книга А. Егорцева «Тоталитарные секты — свобода от совести» (М., 1997) является сборником журналистских репортажей-зарисовок на темы проникновения различных сект в нашу жизнь. Свою цель она безусловно выполняет, но систематического изложения учения и истории той или иной тоталитарной секты читатель в ней не найдет. Впрочем, автор и не ставит перед собой такой задачи.

Есть еще моя брошюра «Десять вопросов навязчивому незнакомцу, или Пособие для тех, кто не хочет быть завербованным» — в ней дается общее понятие о тоталитарных сектах. Однако не нужно забывать, что брошюра эта адресована в первую очередь нецерковному человеку, еще не сделавшему свой религиозный выбор.

Центр сщмч. Иринея, еп. Лионского, выпустил в свет переводную с немецкого книгу «Империя преподобного Муна», а также книгу «Капкан безграничной свободы». До сих пор эти два издания являются наиболее авторитетными и достоверными русскоязычными критическими публикациями о данных сектах.

Мы опубликовали также целый ряд полезных информационных листков и материалов (в особенности по «Свидетелям Иеговы», мормонам и «теологии процветания») был издан Санкт-Петербургским «Центром апологетических исследований». В книгах диакона Андрея Кураева можно найти все, что касается Рерихов, антропософии, теософии и других видов «интеллигентского» оккультизма.

Коммерческие культы

Каждая из сект, о которых мы будем говорить, представляет определенного рода синтез, у них всегда (за редким исключением) достаточно сложное, неоднозначное происхождение. Этот эклектический религиозный постмодернизм и есть плод того ложного синтеза, который начался в послевоенное время. Синтез искусственный, ранее никогда не существовавший и в конце концов убивающий настоящие религиозные чувства. Очень сложный вопрос: можно ли вообще такие секты называть религией? Слово религия происходит от латинского слова religare, что значит «восстанавливать связь», то есть связь с Богом, но в сектах связь происходит всегда с лидером, с главарем секты, который фактически становится на место Бога, а для своих последователей фактически и есть Бог. Иногда в сектах об этом говорится прямо, иной раз косвенно — лидер объявляется «посланником Бога», «величайшим пророком», «мессией» и т.п. в зависимости от контекста, в котором существует учение секты. Но почти всегда лидер в глазах своих адептов фактически воспринимает на себя божественные функции и становится объектом божественного почитания. А кроме того, необходимо помнить и о коммерческой подоплеке, присутствующей практически в каждой тоталитарной секте.

Но есть секты, в которых нет собственно религиозного учения, учения о Боге. Даже пользуясь понятием религии в самом широком смысле, в новом определении, сформулированном диаконом Андреем Кураевым, определившим религию как попытку преодоления смерти и установления связи с духовным миром, — даже в этом смысле ряд сект мы не сможем назвать религией. В них есть лишь культ благополучия и богатства и громкие, навязчивые обещания успеха, которые принесет вступление в организацию, компанию, клуб. Такие секты религиоведы называют коммерческими (или индустриальными) культами. Типичные примеры подобных сект — «Гербалайф», «Эм-Уэй» («Am-way»), «Ипсум» («Ipsum») Фабриса Керерве и другие подобные им организации, функционирующие по принципу пирамиды, или, как они сами это называют, «многоуровневого маркетинга».

Один из признаков пирамид — это то, что людям обещается прибыль не только (и не столько) от торговли, сколько от вербовки в организацию новых людей. Каждому члену обещается процент от всех продаж, совершенных теми, кого они приведут в организацию. И характерно, что одно из первых заданий, которое дается желающим поступить в коммерческий культ, — это составить список (с адресами и телефонами) всех знакомых, которых они могли бы попытаться привести в «фирму».

Итак, религиозного учения у таких сект, как правило, нет, но методы их деятельности и контролирования сознания своих членов — совершенно сектантские. Чтобы не быть голословным, расскажу о своих впечатлениях о посещении собрания «Гербалайфа» в арендованном ими зале. Придя туда, вначале слышишь оглушительную музыку. Все приплясывают, подпрыгивают в такт, вместе скандируют. Психологи отмечают, что такая подготовка (разогрев) делает человека гораздо более внушаемым .

В какой-то момент музыка резко смолкает, на сцену выходит человек и начинает говорить. Он говорит русскими словами, но совершенно не по-русски — с английскими интонациями и английским синтаксисом. И все «гербалайфовцы» на том собрании, выходя на сцену, говорили именно так, совершенно одинаково. При этом, как оказалось, никто из них не умел говорить по-английски. Говорили примерно следующее: «Здравствуйте, мы очень рады приветствовать вас тут, здесь. Первый раз в жизни вы сделали правильный выбор! Это прекрасно, это потрясающе! Это ваш первый шаг на пути к успеху, здоровью и процветанию.»

Дальше начинается пересказ «Хороших новостей», или «Евангелия от Гербалайф»: об американце Марке Хьюзе, мать которого была голливудской актрисой. Ей нужно было похудеть на 20 килограммов, и она потеряла эти 20 килограммов, сыграла свою роль, получила «Оскара», но потом умерла, потому что диета была не та. И Марк Хьюз, благородный человек, поклялся, что найдет средство, чтобы все могли худеть и не умирать. Он отправился в Гималаи, общался там с мудрецами и нашел некий продукт, который дает человеку силы, бодрость, здоровье — сразу все на свете. Вернувшись домой, он обнаружил там свою единственную бабушку при смерти: старушка едва могла открывать рот. Хьюз насыпал ей в рот немного своего средства, и на следующий день бабушка уже плясала польку и торговала этим средством по всему Лос-Анджелесу.

«И вот, наконец, я рад, что вы уже приобщились к нашей избранной группе, несущей миру такое чудодейственное средство. Пусть встанут и подойдут ко мне те, кто может рассказать о происшедших с ними чудесных, восхитительных, потрясающих переменах».

И тут на сцену начинают один за другим выходить люди. Это очень похоже на то, как выступают люди на сектантских харизматическо-евангелических сборищах: я был таким страшным грешником, но теперь я святой. Выступления гербалайфовцев строились приблизительно так: «У меня был туберкулез (или язва, или половина печени отрезана), гайморит, радикулит и инфаркт миокарда, а сейчас я начал принимать Продукт, принимаю его три недели — и посмотрите, какой я! Я уже абсолютно здоров! Кроме того, я стал в три раза умнее и энергичнее прежнего! Наконец-то у меня началась абсолютно новая жизнь! И все это благодаря Продукту!» Человек говорит все громче, подпрыгивает, приплясывает, а один из них даже завопил, воздымая руки кверху: «Спасибо тебе. Продукт! Ты изменил мою жизнь. Это потрясающе!»

Все признаки секты здесь присутствуют: замкнутый круг, собственный язык (сектантский жаргон), отрыв от всего внешнего мира, черно-белое восприятие действительности, чувство избранности и элитизм, чувство некоего спасительного знания, чувство миссии, которую они несут миру. У гербалайфовцев даже есть лозунг: «Our mission is nutrition!» («Наша миссия — питание!»). Для таких организаций характерно и изменение системы ценностей, когда признаются только ценности внутригрупповые.

Все эти методы объясняются очень просто: «Гербалайф» — коммерческая организация, построенная по типу пирамиды, в которой богатеет только самая верхушка — весьма ограниченное число людей. Как привлекать и держать остальных? Человек будет зарабатывать, сам торгуя «продуктом», но — главное — он будет получать процент от каждой продажи, совершенной завербованными им новыми «дистрибьюторами» (распространителями) «Гербалайфа». Так, потенциальные клиенты покупаются на пирамидальную приманку (участникам АТО тоже обещают землю, тёплинкие и прибыльные места в освобожденном Донбассе, а некоторым в Киеве, в верховной и других радах…).

Человек покупает «продукт», поначалу продает его всем своим знакомым и родственникам (потому что его нужно покупать за свои деньги, а потом уже перепродавать), ну а потом? Вся квартира завалена гербалайфом — куда его девать?

И тут включается третий элемент: ладно, вы не похудели и не разбогатели, но зато вы член замечательной организации избранных, которая несет миру просвещение и освобождение (вспоминаю множество политпроектов-банкротов, обманутых и обворованых людей, и это только цветочки, уже созреют ягодки второго майдана). То есть вместо здоровья и богатства подсовывается идеология. Более того, уверяют вас, разбогатеть вы можете, только если искренне верите в уникальность фирмы и чудодейственность продукта. Если пока не выходит у вас, так это вы сами виноваты. Вложите больше веры, больше денег, больше труда в распространение продукта — и тогда ваши усилия будут вознаграждены. Но отдать нужно всего себя без остатка. Предлагаем вам записаться на курсы (семинары) по повышению мотивации. Конечно, за курсы вам придется немного заплатить, но зато вы вскоре начнете зарабатывать так много, что все ваши затраты окупятся с лихвой. Ведь вы уже так близки к богатству и процветанию... Неужели, уже практически держа птицу счастья в своих руках, вы ее отпустите?

Приблизительно так учат «Дистрибьюторов» продуктов, распространяемых коммерческими культами. Посещение этих курсов или семинаров несколько раз в неделю — одно из необходимых условий членства в секте. При помощи таких семинаров коммерческим культам удается контролировать сознание своих членов, и выходит, что если вначале человек покупает «продукт» с идеологической нагрузкой, то в конце концов он уже платит деньги за идеологию в чистом виде. В этом смысле наинагляднейшим примером коммерческого культа является сайентология, никогда ничем кроме идеологической нагрузки не торговавшая.

И, наконец, нужно помнить о существовании такого общечеловеческого свойства: чем больше люди вложили куда-то материальных средств, сил и здоровья, тем труднее им оттуда уйти.  «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:21).

Обман при вербовке

Обычно первый вопрос, который мне задают, звучит так: как узнать «тоталитарную секту»? Как определить, какая секта тоталитарная, а какая — нет? Мы еще будем говорить об этом, но один из первых настораживающих признаков — это наличие обмана при вербовке. Незнакомцы, которые подходят к вам на улице, чтобы пригласить к себе или попросить пожертвовать деньги, или предложить что-то у них купить, часто могут оказаться представителями сект, которые никогда не сообщат вам, ни для чего нужны эти деньги, ни какая организация вас приглашает. Почти все, что они сообщат, будет более или менее откровенным обманом.

Скажем, молодые люди продают блестящие переводные картинки. Они говорят, что представляют какие-то студенческие организации, и предлагают купить в помощь бедному студенчеству эти картинки, на которых изображен Иисус с большим сердцем, а также Дева Мария с розарием, или исламский орнамент — есть варианты на все вкусы. Обычно они просят за них довольно дорогую цену, а если спросить, почему так много, они ответят: мы вам эту картинку дарим как благодарность за пожертвование, которое вы делаете в помощь студентам. Если спросить, откуда они, то услышишь в ответ: «Мы из христианской студенческой организации». На самом деле это муниты — представители «Церкви объединения», ее молодежного крыла, которое называется английской аббревиатурой «CARP» (в переводе на русский: «Вузовская ассоциация по изучению Принципа» — ВАИП). Любой мало-мальски сведущий человек знает, что мунизм ничего общего с христианством не имеет. Таким образом, сектанты сразу же начинают с обмана.

Или, предположим, засовывают вам в ящик листовку: «Хотите узнать себя? Хотите познакомиться с самим собой? Вы можете бесплатно пройти у нас Оксфордский тест». Это действует одна из наиболее опасных в мире сект — секта сайентологии. Тут сплошной обман: «Оксфордский тест» не имеет отношения ни к городу Оксфорду, ни к Оксфордскому университету, ни к психологии вообще: он составлен моряком торгового флота, не имевшим психологического образования. В нем 200 очень подробных, причем зачастую весьма интимных вопросов. Это значит, что человек, заполнивший этот тест, сообщает целый ряд сведений о собственной жизни неизвестным лицам. Анкета не анонимная — нужно сообщить свой адрес, телефон, имя, фамилию, возраст. Таким образом, человек вручает всего себя неизвестно кому (иногда тесты не нужны, людей выварачивают на изнанку в банках, они выкладывают всю информацию на своих страничках). Результат этого теста будет, как правило, таков: вам скажут, что у вас есть серьезные проблемы в сфере общения (а у кого их нет? — А.Д.), а чтобы поправить дело, абсолютно необходимо как можно скорее записаться на небольшой (платный) курс, основанный на всемирно признанном научном методе, не имеющем к религии абсолютно никакого отношения. Так люди попадают в секту сайентологии.

Принцип тоталитарной секты — затащить человека к себе прежде, чем он что-нибудь о ней узнал. В нашей Церкви ситуация ровно противоположная. Когда человек с улицы приходит в храм и говорит, что хочет стать православным, его по правилам полагается прежде всего спросить, что он знаете о Православии. И если окажется, что он верует во что-то иное, его просто не окрестят до тех пор, покуда он сознательно и свободно не примет догматы православной веры. Во многих храмах вернулись к каноническому древнему правилу и проводят специальные занятия с оглашенными, готовя их к таинству крещения и к сознательному вхождению в Православную Церковь.

Когда же вербовщики затаскивают человека в секту, то их задача как раз обратная — «захлопнуть за ним дверь», пока он ничего еще не знает об их организации. Потому что если рассказать человеку, заполняющему «Оксфордский тест», что на самом деле он на долгие годы (если не на десятки лет) попадет в деструктивную секту и должен будет заплатить огромные деньги за бесчисленное множество курсов (полная стоимость сайентологического «моста», как они сами это называют, — от 350 тысяч долларов, так что большинство людей, попавших в сайентологию, даже пробыв в ней долгие годы, так и не узнают, в чем, собственно, состоит истинное вероучение секты); что он, скорее всего, подпишет кабальный договор и будет дневать и ночевать в этой секте, отрабатывая его условия; что его могут заставить совершать преступления и почти наверняка заставят порвать со всеми родными и близкими, отказавшимися пойти за ним в секту, — если все это рассказать заранее, очень мало кто согласится пойти в эту секту. Если раскрыть человеку содержание строго секретных сайентологических курсов для посвященных высших уровней, он просто придет в ужас и не захочет иметь с сайентологами ничего общего.

В Православной Церкви все обстоит ровно наоборот: прежде человек исповедует, во что и как верует, и только потом делается членом Церкви. Никаких тайн у нас нет и быть не может, в отличие от большинства тоталитарных сект, в которых существует много уровней информации и вероучения: для посвященных, более посвященных и еще более посвященных — и так без конца. Вот и выходит, что человек иной раз отдает годы жизни организации, о подлинном учении и подлинных целях которой он ровно ничего не знает и даже не догадывается.

Методы по регулированию поведения могут быть чрезвычайно эффективными и приводить к состоянию глубинной зависимости. Эти методы базируются на двух основных принципах:

1. Если вы можете заставить человека вести себя так, как вы этого хотите, вы можете заставить его поверить в то, что вы хотите.

2. Внезапные, резкие перемены среды могут сделать человека особенно подверженным влиянию и привести его к неожиданным и глубоким переменам мироощущения, системы ценностей и веры. Движение может длительно контролировать своих членов, используя:

3. Изоляцию. Если вы физически отделены от общества и привычного окружения, вы можете утратить собственное ощущение действительности.

4. Социальное групповое давление. Если эксплуатируется присущее вам от природы чувство принадлежности к социуму, вы можете начать подавлять в себе сомнения в идеях группы или сопротивление им, которые вы выразили бы в других обстоятельствах.

5. Вину. Учение группы о спасении подкрепляется намеренным преувеличением «грехов» вашей прошлой жизни.

6. Страх. Лояльность группе и подчинение ее правилам и идеологии может достигаться путем запугивания, а также угрозой серьезных духовных и физических последствий, вытекающих из различных нарушений.

7. Бомбардировку любовью. Чувство единой семьи и принадлежности может быть искусственно создано постоянными объятиями, поцелуями, прикосновениями и непрекращающейся лестью.

8. Отсутствие всего личного. Если вам не оставляют времени на самого себя, если вам нельзя побыть в одиночестве, вы можете утратить способность объективно мыслить и оценить ситуацию «со стороны», «в перспективе».

9. Усталость. Если вы не получаете необходимого отдыха, вы можете утратить способность ориентироваться в обстановке и сделаться сугубо подверженным влиянию, в особенности если при этом вас постоянно ставят во все новые и новые непривычные для вас положения и предоставляют противоречивую информацию».

Конечно, все это исключительно социальные признаки тоталитарной секты.

Уровни членства в сектах.

Пастыри ваши оплачут свое безумие. Потерянное стадо ваше разорвет вас на клочья.

Часто задают вопросы о количестве членов сект. Ответить на этот вопрос трудно, так как можно говорить как минимум о трех уровнях членства, которые можно условно изобразить тремя концентрическими кругами с единым центром.

Внутренний круг — это «профессиональные» «сектоводы», то есть люди, которые зарабатывают на жизнь этой своей деятельностью, руководители, высшее звено, целители, экстрасенсы, преподаватели восточных боевых искусств, йоговских методов и т. п. Таких людей гораздо больше, чем обычно кажется многим: в западных странах, например, по оценкам специалистов, количество таких людей в полтора-два раза превышает количество священников, пасторов традиционных церквей. Думаю, что в постсоветских странах это количество не меньше (а может быть, и больше). Представьте себе, какой силе приходится противостоять нашей Церкви.

Следующий круг состоит из сектантов, которые все время проводят в секте, живут там; они полностью посвятили себя сектантской деятельности. В отличие от первого, этот круг уже, чем можно предположить: таких «полноставочных» сектантов сравнительно не так уж много, к тому же они часто перетекают из одной секты в другую. Почти все современные тоталитарные секты наносят более или менее тяжелые повреждения сознанию человека, и тот частично или полностью утрачивает навыки самостоятельной жизни. Нужен длительный период реабилитации, чтобы вывести человека из этого состояния, излечить, привести в норму, адаптировать социально. У психологической зависимости механизмы те же самые, что и у зависимости наркотической, только наркотическая эйфория достигается за счет введения в кровь химических субстанций, а здесь действуют психологические приемы, но механизм тот же самый — вызывание у человека индуцированной (то есть наведенной) эйфории и выработка у него стойкой психологической зависимости. Этого вполне можно добиться без всяких наркотиков, хотя справедливости ради нужно сказать, что некоторые секты, тем не менее, используют наркотические или психотропные вещества.

Но не нужно и успокаивать себя относительно небольшими цифрами членов некоторых сект: дескать, мунитов у нас в стране всего-навсего пять тысяч, а нас, православных, — вон сколько! Пять тысяч мунитов — это пять тысяч бойцов. Это отборные полки, элита, состоящая, так сказать, из одних офицеров. Они беззаветно преданы лидеру секты, беспрекословно выполняют его приказания и все 24 часа в сутки отдают секте, как правило, получая за это лишь самые, мягко говоря, спартанские жилищные условия, скудную пищу и подержанную одежду. Много ли в нашей Церкви найдется таких людей? (несколько тисяч бойцов отрядов сформированых для АТО контролируют всех силовиков, почти всю страну и пытаются влиять на выборы предстоятеля церкви )

Самый широкий круг членов секты — третий: люди, отчасти затронутые сектой. В нашей стране к нему, наверное, принадлежит большинство населения. Это те солдаты, которые при необходимости смогут восполнить сектантские офицерские полки. (в нашем случае это те кто остается в эйфории майдана, люди которых политики еще могут использовать для достижения своих целей)

Кто же эти люди? Это те, кто иногда похаживает на какие-нибудь лекции по йоге, а в случае болезни обращается к экстрасенсам и целителям, идет к гадалке, составляет гороскопы, может ходить на собрания одной секты, но зайти и на другие, послушать лекцию по эзотерике, почитать оккультную книжку и т. д. Это люди, которые создают фон, благоприятный для приживания секты, ту мутную оккультную среду, питательную для различного рода духовных извращений, в которой секты могут плодиться и размножаться. И нашу разъяснительную и просветительскую работу мы должны вести в первую очередь именно среди этого круга, чтобы не давать сектам возможности черпать оттуда новые «кадры».

Сектантский «новояз»

Чтобы понять, что такое тоталитарное сектантство, надо непременно прочесть книгу Джорджа Оруэлла «1984». Этот талантливый роман написан в жанре антиутопии. Оруэлл описывает «идеальное» тоталитарное государство, беспощадно подавляющее индивидуальность своих граждан. На самом деле описанная в книге атмосфера — это прежде всего атмосфера внутрисектантской жизни. Сформулированные автором принципы порабощения и контролирования сознания и соответствующие механизмы, описанные в книге, — это то, что действует внутри секты. В числе прочего Оруэлл открыл такой закон: тот, кто контролирует язык человека, контролирует его сознание. Ведь, попав в любую секту, жертва начинает говорить на ее языке.

Наверное, те из вас, кто общался с членами той или иной секты, обращали внимание на особенность, которую можно назвать «эффектом магнитофона», когда человек совершенно не воспринимает того, что вы говорите, и только отдельные ваши слова играют роль пальца, нажимающего на кнопку. Человек выхватывает какое-то одно слово, кнопка срабатывает, и он выдает соответствующий текст. То, что вы говорите дальше, проходит мимо его сознания, хотя вы и говорите с ним по-русски — на его родном языке. Он не может уже воспринимать вашей речи.

Многие секты изобретают и сложный собственный язык. Например, как ЦХ («Церковь Христа»), есть определенные термины на русском языке (они называются «загруженными терминами»), которые несут в себе совсем иную смысловую или эмоциональную нагрузку, чем та, которая изначально в них заложена. Скажем, здесь слово «традиционный» — плохое, оно как бы нажимает определенную кнопку в сознании сектантов, вызывая цепь определенных негативных ассоциаций. Умело манипулируя такими «загруженными терминами», сектантский лидер добивается полной покорности и беспрекословного повиновения своей жертвы.

Так, у мунитов малейшее сомнение в правильности слов или действий лидера любого уровня немедленно квалифицируется как «синдром. Каина и Авеля» (один из наиболее часто употребимых мунитских «загруженных терминов») и, таким образом, подавляется в зародыше: мало кому хочется признать себя первоубийцей Каином.

Итак, кто контролирует язык человека, тот контролирует и его сознание. Так получилось, что язык, на котором сегодня говорит наша страна, — это совсем не тот язык, на котором говорим мы с вами, члены Православной Церкви. На самом деле сектанты впереди нас — они говорят на том языке, который понятен большинству. Люди сейчас или не понимают таких простых слов, как, например, покаяние, грех, ересь, ответственность, благодать, догмат, святость, таинство, молитва, спасение и т. п., или вкладывают в них совершенно иной смысл.

Зато если вы включите телевизор, то увидите, что по одной программе говорят о карме, по другой — об энергетике, по третьей — о космическом разуме, по четвертой — об открытии чакр, по пятой — о пробуждении кундалини, по шестой — о медитации. И когда приходит очередной Сёко Асахара и говорит, что он раскроет вам чакры, пробудит кундалини и научит самой эффективной технике медитации, эти слова падают на хорошо удобренную почву. А вот когда священник говорит, что нужно покаяться, нужно обратить взор внутрь себя, нужно молиться и участвовать в таинствах, — это непонятно, это намного труднее и далеко не так «комфортабельно». В лучшем случае от современного человека можно услышать, что он любит зайти в храм, потому что там «энергетика хорошая» и он, дескать, там может «подзарядиться». Но потом оказывается, что какой-нибудь Виссарион предлагает еще куда лучшую и намного более действенную энергетику — и наш ценитель духовности с радостью бежит к «мессии».

В конце мы будем говорить о том, что объединяет все секты. Неоязыческое оккультное движение с английским названием «New Age» («Нью эйдж», «Новая эра») тем или иным способом охватывает все современные тоталитарные секты. Есть определенный ньюэйджевский словарь, который встречается во всех наших СМИ: «глобальная деревня», «космический корабль Земля», «новое мышление» (подробно об этом написано в соответствующей главе этой книги) — все это ньюэйджевские термины, воспринимая которые, люди начинают мыслить соответствующими категориями. И эта глобальная атака на христианство куда более опасна, чем все предыдущие.

Истоки и происхождение тоталитарных сект

Секты существуют столько же, сколько существует христианство. Из истории христианства мы знаем, что с самого начала бытия христианской Церкви стали появляться гностические секты, а затем монтанизм, манихейство и т.п. Сектантское искушение постоянно присутствовало в истории Церкви.

В XX веке явилось такое не существовавшее ранее понятие, как тоталитаризм. Первоначально он явил себя в политической ипостаси, а затем возникли и религиозные секты, которые мы сейчас называем тоталитарными. Эти секты используют все новейшие технологии контролирования сознания, которые раньше попросту еще не были изобретены. При современных скоростях передвижения, технологических новшествах, обилии информации и умении манипулировать ею контролирование сознания принимает массовый и тотальный характер, что ранее было попросту недостижимо.

Предтечами современных тоталитарных сект, вероятно, следует считать секты мормонов и иеговистов. Это секты-долгожители, они действуют и поныне (у нас в стране тоже). Их история во многом показательна; зная ее, можно с определенной долей вероятности предугадывать пути развития других, более молодых тоталитарных сект (если, конечно, им удастся прожить столь долгое время).

Зарождение современных тоталитарных сект во многом было предуготовлено бесконечным процессом дробления постпротестантских деноминаций и сект, достигшим апогея в XIX в. Мормоны и «Свидетели Иеговы» являются реликтовыми продуктами именно этого феномена, как бы застывшими во времени их появления и становления. Но процессы дробления продолжались своим чередом, принося свои плоды: в массовом сознании сначала протестантских, а затем и римо-католических стран (приоритетной территории для миссионерско-прозелитических усилий нововозникающих сект) все больше разрушалось понятие традиционности в религии и укреплялись идеи приоритета личных психологических переживаний и ощущений над «церковностью», «обрядовостью», «клерикализмом» и проч. Монорелигиозность начала восприниматься как постыдное явление темного прошлого. Эклектизм стал нормой в массовом сознании.

Другой важной вехой в возникновении современного популярного религиозного мышления можно считать Всемирный Парламент Религий в Чикаго, который собрался в 1893 г. Он был организован оккультной сектой сведенборгиан при активном участии унитариев и Теософского общества, основанного нашей (увы!) соотечественницей Е.П. Блаватской. Идеологи Общества утверждали, что оно объединяет в себе все религии. Уже тогда в воздухе носились идеи объединения всех государств мира, которые воплотила после Первой мировой войны Лига Наций. Созвучной времени была и идея объединения различных религий. Требование единства мира было связано с религиозной и культурной унификацией. Оккультная теософская идеология и есть тот синтез, который западные интеллектуалы попытались создать между религиями Востока и Запада (Украина - яркий пример). Он и породил ту единую оккультную систему, с которой, как представляется, в той или иной степени соотносимы почти все современные тоталитарные секты. Как можно говорить (хотя бы в культурологическом смысле) о христианском мире, христианской культуре, христианской цивилизации, так же можно говорить и об оккультном мире, оккультной религии (religio occulta), к которой принадлежат почти все современные тоталитарные секты. Одной из их предтеч стала Елена Петровна Блаватская. Итак, нам предлагается красивый, миролюбивый и терпимый синтез. Но насколько он возможен для честного, непредвзятого верующего? Это ложь, что все религии отличаются в мелочах и едины в главном.

Вернемся к истории. Какое-то время все эти проявления новой религиозности существовали во многом автономно друг от друга, не смешиваясь в массовом сознании. Постпротестантские секты продолжали дробиться; теософствующие интеллигенты создавали все новые и новые синтезы, индуизм оставался глубоко чуждым явлением для населения христианских стран; вуду, умбанда и прочие эклектические народные культы не практиковались вне своих этнических границ и своего весьма ограниченного социума.

Лишь после Второй Мировой войны все эти и многие другие элементы начали активно взаимодействовать, влиять друг на друга и соединяться в самые причудливые комбинации. Важную роль тут сыграли и опыт тоталитарных стран, вкупе с опытом создания и построения радикальных (как правых, так и левых) политических партий и организаций и управления ими, и широкое распространение в западном обществе фрейдистского и постфрейдистского психоанализа, безусловно воспринявшего на себя в массовом сознании религиозный аспект. Голливудская кинопродукция, соединившая между собой культуры и континенты и создавшая свою, упрощенную и профанированную, синтетическую виртуальную реальность, скорее всего, и послужила необходимым катализатором для начала процесса зарождения невиданных ранее нео и псевдорелигиозных тоталитарных монстров и монстриков.

 

P.S. Ті хто тікають від диктатури тоталітарного Донбасу ризикують відчути “всє прєлєсті” демократії. В ЗМІ регулярно розповідають про біженців закритих в ангарах, якими опікуються підозрілі організації і церкви. Біженці там повністтю ізольовані від зовнішнього світу їдять те що їм дають (як і вічно бадьорі і веселі учасники АТО, які чомусь постійно рвуться в пекло війни).

Якщо є можливість то біженцям краще в першу чергу звертатися по допомогу до родичів і надійних друзів. На Донбасі є території, які оминула розруха, в сусідніх областях теж менші ризики на довгий час потрапити під вплив, якоїсь тоталітарної організації. А тим хто почуває щось неладне краще повертатися в зруйнований Донбас, але якщо за когось вже взялися, то вирватися буде важко.

Ця сектантська пухлина пускає свої корні усюди де є сприятливе середовище, захоплюючи спочатку керівні посади. Після багатьох років напівзлиденного існування більшість керівників і бюджетників готові на все, думаю, їх планомірно до цього доводили, а от в Росії такий сценарій не пройшов. Все відбувається за сценаріями, які описує автор книги, вони підминають під себе всіх і все від правоохоронних органів до шкіл. Нинішній міністр МОЗ влучно підмітив сказавши, що в таких містах навіть медицина “базарна”.  

Інший автор це описав так: В совершенно другом положении оказываются люди во время кризиса, когда маски важных для их жизни фигур вдруг срываются. Когда главный идеолог компартии вдруг объявляет себя рьяным антикоммунистом, секретари обкомов КПСС и ВЛКСМ начинают захватывать народную собственность, а офицеры армии-защитницы нанимаются бомбить города своей страны. Эта реальность порождает в воображении фантастические картины, и при общем недостатке информации ими можно эффективно манипулировать - тем, кто обладает средствами манипуляции. Мы наблюдаем становление прекрасно организованного театра масок и превращений. И режиссеры в этом театре тщательно следят за тем, чтобы никто не превратился в нечто самостоятельное и важное, ускользающее от их контроля.

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.