Несостоявшаяся попытка

18 августа 2021, 09:23
Владелец страницы
Главный редактор Newsader
0
1442
Несостоявшаяся попытка

Говорят, что возвращение режима талибов в Афганистан – это поражение США,


Однако мне не очень понятно, почему надо называть поражением несостоявшуюся попытку помочь архаичному обществу обрести хотя бы основы современной государственности. Государственности, которая полвека назад, между прочим, существовала в виде первой афганской республики и была разрушена коммунистическим переворотом в 1978 году. Советский Союз воспользовался им – если не спровоцировал – и произвёл интервенцию.

Советская империя надеялась расширить свои границы, а вместо этого потеряла то, что имела. Вмешательство Москвы в Афганистан привело к тому, что против нее и ее тогдашних союзников в Кабуле поднялись религиозные фундаменталисты, которые при поддержке американского оружия вынудили советскую армию с позором уйти, однако после этой победы фундаменталисты никуда не делись и принялись бороться уже с вполне светскими течениями в самом Афганистане.

Таким образом, появление в 1996 году режима талибов – это в значительной степени следствие коммунистического эксперимента над этой страной и ее оккупации российскими войсками. Оказание талибами услуг по предоставлению убежища для таких террористов, как Бен Ладен, было лишь вопросом времени – как и теракты против западных стран, которые затем последовали. Вторжение американцев в Афганистан после 11 сентября 2001 года преследовало две цели – свергнуть режим талибов, которые укрывали международных террористов, а также цивилизовать местное общество настолько, чтобы 9/11 больше не повторилось.

Первая цель была достигнута в течение полутора месяцев после начала операции "Несокрушимая свобода": от талибов ничего не осталось после первых же точечных бомбардировок НАТО – об этом стоило бы помнить тем, кто сегодня рассказывает, как Америка "проиграла войну". На самом деле в этой войне, так же как и в остальных войнах против варварских режимов – в Югославии, затем дважды в Ираке, потом в Ливии, – военная машина США одерживала разгромные победы, и это факт, а не пропаганда. Однако второй цели не удалось достичь и после 20 лет присутствия союзных западных войск – Афганистан как был, так и остался несостоявшимся государством. Вот только это не имеет никакого отношения к собственно работе американских военных.

Если это и поражение, то не американцев, а тех афганцев, которые искренне надеялись на построение модернизированного общества с вменяемыми политическими институтами. Американцы и их европейские коллеги – всего лишь преподаватели, которые пытались преподать афганцам урок цивилизованного общежития. Подавляющее большинство жителей Афганистана предпочли проигнорировать этот урок и восприняли помощь со стороны Запада – и культурную, и финансовую, и военную – просто как еще одну возможность заработать быстрые деньги нечестным, мягко говоря, способом. Они могли бы гордиться этой виртуозной "восточной хитростью", торжествующей над западной "наивностью", если бы в критический момент истории эта "восточная хитрость" не сыграла с "проамериканским" афганским правительством злую шутку. Оказалось, что батальоны, которыми это самое правительство должно было оказывать сопротивление наступающим экстремистам, существовали только на бумаге – той самой бумаге, которую прошлое правительство годами показывало Вашингтону только затем, чтобы продолжать получать от него целевое финансирование. Реальность заключалась в том, что батальонов в нужный момент не оказалось, а вместо них были лояльные талибам местные администрации, которые в последние годы распродали боевикам все вооружения, имевшиеся у афганских сил безопасности. "Гранты" на уничтожение героиновых полей проедались ровно по той же схеме: приезжали суровые мужчины на тракторах и срезали маки под видеозапись, после чего камеру отключали, полицейские с серпами мазали на сигарету маковое молочко, а 99 процентов урожая продолжало расти и перерабатываться в героин как ни в чем не бывало – под совместные посиделки стражей порядка и хозяев этого самого самого урожая. Это только две из множества иллюстраций, объясняющих, почему талибы захватили Афганистан за две недели.

Знали ли западные союзники о таком положении вещей? Разумеется! Именно поэтому в Вашингтоне и приняли решение о сворачивании миссии. Если кто-то не понял, то заявление американской стороны о том, что пришло время самим силам афганской безопасности заботиться о защите собственного государства – это и есть косвенное указание на то, что время "грантов", уходящих исключительно в личный карман отдельных персон в Афганистане, окончено. Упреки в адрес Вашингтона по поводу того, что он "бросает союзников" на примере Афганистана, просто смехотворны. США бросили Израиль? США прекратили поставлять оружие Украине? США отказались от совместных учений с Грузией?

США вывели войска из Германии, из Европы, из НАТО? США остановили грантовые программы на миллиарды долларов по всему миру? Более того, США даже Палестине не прекратили помогать, несмотря на весь преступный бардак, который там творится усилиями террористов Газы – просто потому, что считает необходимым оказывать хоть какую-то поддержку заложникам эти самых террористов. На одну только программу восстановления послевоенного Ирака американцы потратили десятки миллиардов долларов – Ирака, в котором американские военные остаются до сих пор, и не по причине желания "оккупировать", а потому, что иракское правительство, в общем-то, заинтересовано в этом. Не было бы заинтересовано – не продлевало бы контракт.

Даже этих нескольких штрихов достаточно, чтобы понять: Вашингтон не то, что не бросает союзников – он работает даже с теми, кто годами открыто разворовывает финансовые транши из США и при этом полагает, что американские спонсоры ничего не замечают, тогда как спонсоры всего лишь дают своим нерадивым партнерам все новые и новые шансы, все новый и новый кредит доверия. Афганское правительство получило этого кредита больше чем какая-либо другая страна: 20 лет американцы воевали то вместо афганской армии, то вместе с ней, и на протяжении всего этого времени в Кабул шли вагоны с долларами. Они должны были быть потрачены на восстановление институций и проведение реформ, а в действительности шли, как теперь стало ясно, на пресловутые "золотые батоны" афганского истеблишмента. В какой-то момент лимиты оказались исчерпаны, а доверие окончательно подорвано: вместо реформ или хотя бы их видимости – тайные сделки с талибами, ренегатство даже среди старшего военного звена и бесконечный героиновый бизнес. О чем говорить с такими партнерами, которые у вас за спиной воруют средства, выделяемые на то, чтобы у девочек сохранялись условия для получения образования, а у мужчин были бы какие-то иные возможности для самореализации, кроме как умереть от передозировки под одним из кабульских мостов посреди зловонных испарений? И так – не один и не два года, а все 20. Все 20 лет, что американцы пытались привить элементарные нормы государственной культуры тем, кто предпочитает заниматься участием в массовых испражнениях прямо на набережной реки в центре столицы. Вы не ослышались: то, что в Петербурге происходит в основном только в день ВМФ, в Кабуле является обычным времяпрепровождением для сотен людей.

Нельзя сказать, что присутствие американцев оказалось для афганцев совсем уж бессмысленным: немало местных жителей, особенно в городах, именно в течение этих 20 лет поняли, что такое более или менее цивилизованная жизнь. Еще полгода назад афганские женщины, работавшие в салонах красоты, с горечью и тревогой рассказывали о своих ожиданиях относительно ухода американских войск и неизбежного возвращения талибов. Собеседницы Reuters из Кабула прямо заявляли, что ни о каких салонах и речи быть не может при режиме этих варваров, которые запрещают женщинам получать образование и выходить из дома без сопровождения мужчины-родственника.

Еще более печальна судьба тех афганцев, кто непосредственно работал с контингентом НАТО, включая переводчиков, осведомителей, водителей и прочих: они – первые мишени для возмездия, которое последует со стороны талибов, что бы они сами ни заявляли о "мирном переходе". Вопрос только в том, кого должны винить эти тысячи, а то и десятки тысяч афганских граждан, имевших контракт с американцами – винить в том, что теперь американские военные не смогли вовремя обеспечить вывоз этих людей из Афганистана?

Кого винить – организаторов операции по выводу военного контингента НАТО или все-таки собственное афганское правительство, сломавшееся как гнилая доска, изъеденная насекомыми?

За 20 лет крохотная Литва с населением более чем в 10 раз меньше афганского превратилась из страны постсоветского рэкета в современную европейскую державу. В Литву тоже прилетали высокопоставленные американские чиновники. Литва тоже получала дотации. В Литве тоже работали и продолжают работать западные гуманитарные фонды. Отличие Литовской Республики от Афганской, ныне прекратившей свое существование, заключается только в том, что политические силы, получившие западные гранты, использовали их не для собственного обогащения, а для построения современной европейской государственной машины. Разница очевидна не только в сравнении с Афганистаном, но и с соседней Беларусью – своеобразной советско-европейской версией талибана: буквально в 200 километрах от Евросоюза располагается латиноамериканский концлагерь со славянским акцентом. Иными словами, дело вовсе не в географии и не в "цивилизационном коде", о котором пишет Пастухов в своей статье о "русском" фиаско.

Дело только в том, как та или иная страна использует ту возможность, которую ей предоставляют партнеры. За два десятилетия нищую советскую периферию можно превратить в туристический центр с вполне достойными зарплатами и сравнительно низкой преступностью, а можно – за те же два десятилетия – довести свою страну до изоляции воздушного пространства, как у Лукашенко, и до вооруженных боевиков в президентском дворце, как это происходит в Кабуле.

Сейчас можно разбираться с нюансами того, насколько качественно организована эвакуация союзников из Афганистана – очевидно, она организована не настолько хорошо, чтобы удовлетворить потребности множества афганцев, так и не сумевших построить работоспособный политический механизм по предотвращению "талибанизации" страны.

Однако их предали вовсе не американцы – их предало собственное правительство. Вот что надо четко понимать. Американские военные, гражданские лица, специалисты, правительство и вообще вся государственная машина США за эти годы и десятилетия вложили в Афганистан так или иначе два триллиона долларов и отдала этой стране более двух тысяч жизней американских граждан. За это время выросло целое поколение афганцев, которые просто не знали иной жизни, кроме как при американцах, а те, что познали иную жизнь – жизнь при талибах – буквально рыдали при известии об уходе НАТО.

Для сравнения: сколько людей искренне заплачет при уходе российских военных из Сирии, Ливии, ЦАР? Все потому, что США и их союзники были той единственной силой, которая гарантировала хотя бы какой-то минимум цивилизации в Афганистане, фактически подменив собой формальное правительство в Кабуле, и те из афганцев, которые трезво оценивали ситуацию, прекрасно понимали, что тот же президент Гани оставит пост на следующий же день после того, как талибы подойдут к столице. Гани сказал, что ушел потому, что не захотел жертв, но на самом деле ему просто нечем и не за что было воевать – Республику и ее армию афганские правители пустили по ветру, а накопленные на грантах и героине собственные сбережения, как выяснилось, можно спокойно вывезти на служебных автомобилях и вертолетах в соседнюю колонию Москвы. Это все равно, как если бы в 2014-м году украинское общество, тоже не имевшее тогда ни государства, ни армии, решило бы сдаться на милость "русскому талибану" со словами "Не хотим крови!" Кое-кто тогда, впрочем, все же произносил такие слова – и это были враги украинской государственности, работавшие на Кремль.

В отличие от украинцев, афганцы в важный момент исторической судьбы оказались не просто разделенной нацией, а нацией, 90 процентов которой предпочло шариат с побиванием камнями и отрубанием рук в виде правосудия. Отдельный вопрос: можно ли винить в таком выборе тех, кто устал годами ждать перемен от запредельно коррумпированных властей и теперь поддался на дешевую религиозную пропаганду?

Однако дело уже не в том, кто виноват, а в том, что делать с теми десятью процентами, для которых западные силы в Афганистане стали заменой прогнившему национальному правительству. Союзники по НАТО оказались для этой категории населения спасительной лучиной надежды – надежды на то, что даже в этом грязном аду с ежемесячными терактами теоретически возможно жить по правилам республики, а не по правилам отрезания носов.

Беда этих жаждущих света афганцев в том, что они сочли эту лучину вечной, тогда как речь шла даже не о временном внешнем управлении, а всего лишь о затянувшемся военном присутствии, которое не имеет никакого особого основания, кроме политического желания США оставить после себя что-нибудь, что отличалось бы от средневекового исламского террора против собственного населения. Выяснилось, однако, что даже и этого самого американского военного присутствия – простого, как скала – хватало, чтобы в Афганистане выросли дети, считающие непокрытую женскую голову обыденностью, а не чем-то, за что Вас могут прилюдно расстрелять, как уже произошло на днях в Кабуле.

Если судить по многочисленным критическим заметкам в адрес Вашингтона, от американцев ждали чего-то намного более впечатляющего – чего-то вроде полноценной государственной машины в Афганистане, а если уже не ее, то хотя бы эвакуационных коридоров для десятков и сотен тысяч афганцев, желающих уехать в США. Но США именно это и пытаются сделать – возможно, не так оперативно, как этого хотелось бы многим, но пытаются. Покажите мне другую страну, которая сначала 20 лет подряд пытается помочь реформировать наркопритон с 30-миллионным населением, а затем, после отказа этого притона реформироваться, вывозит к себе тех, кто еще не сел на иглу и не бегает с гранатометами за спиной – при том, что у этой страны есть многомиллиардные обязательства еще перед дюжиной союзников.

Американцев винят в тактических ошибках, которые они допустили в сворачивании миссии, но никто не задает вопрос, зачем вообще они потратили астрономические суммы и жизни своих людей на содержание далекого от них региона. Вместо благодарности за помощь Вашингтон получает обвинения – так, будто сами граждане Афганистана не несут вообще никакой ответственности за то, что их государство за 20 лет присутствия Североатлантического блока так и не смогло ликвидировать публичный нужник в центре столицы, не говоря уже о борьбе с террористами, которые ежегодно убивали тысячи своих же сограждан.

Главная причина спешки с выводом войск НАТО и последовавшего неизбежного хаоса заключается в том, что команда Байдена спешит – спешит выполнить обещание о том, чтобы закончить военное присутствие к 11 сентября, двадцатой годовщине трагедии в Нью-Йорке. И спешка – при всех ее недостатках – на самом деле совершенно оправдана, ведь прекрасно известно, какие риски несёт желание повременить ради той или иной задачи.

Конечно, безопасность афганцев, не желающих жить при режиме талибов и, тем более, сотрудничающих с США – это веская причина, чтобы отсрочить вывод войск, но так же очевидно и другое – что в этом случае эвакуация попросту никогда не состоится. Ее будут откладывать на очередные полгода еще в течение 20 лет, пока из Афганистана, наконец, не выедут все те, кто хотел бы переместиться в Соединенные Штаты на постоянное место жительства. Впрочем, американцы и так готовы принимать всех желающих афганцев, разве что теперь не всех они могут отправить именно на своих военно-транспортных самолетах и не всем могут обеспечить безопасный путь из глубинок к аэропорту.

Другой вопрос: насколько вообще сейчас допустимо промедление с выводом американских войск? Для меня ответ очевиден: нет ни единой реальной причины, по которой им следовало продолжать оставаться на афганской земле. Они пришли туда в целях борьбы с международным терроризмом два десятилетия назад. С тех пор сменилась не только эпоха, но и эпицентр этого самого международного терроризма – он переместился в Москву. Именно об этом, собственно, и сказал Байден на своей первой конференции в качестве президента, когда назвал Россию и особенно Китай главными непосредственными угрозами тому, что принято именовать либеральными демократиями.

Совсем недавно мы увидели конкретные решения в этом направлении: в Вашингтоне объявили, что перебрасывают войска со всего мира на приоритетные направления, каковыми теперь считаются уже не исламские фундаменталисты, а их "старшие братья". "Старшие" не с точки зрения более развитой идеологии, пусть даже лживой, а просто в силу банального количественного превосходства – ядерного у России и демографического у Китая. Совершенно очевидно, что в долгосрочной борьбе с такими монстрами, прежде всего китайским, потребуется железная государственная, финансовая и человеческая дисциплина. В этих условиях США просто больше не могут позволить себе расходовать деньги и тем паче людей на задачи из прошлой эпохи, лежащие к тому же далеко за пределами Стратегии по нацбезопасности от 2017 года, в которой и Москва, и Пекин обозначены в качестве главных экзистенциальных противников.

Обеим этим автократиям всегда было выгодно, чтобы американцы продолжали вязнуть в афганском болоте: с одной стороны, была очевидна тщетность усилий по реформированию Афганистана, с другой – США оставались уязвимы в этом регионе в силу логистического фактора, с третьей – западные союзники прикрывали в Афганистане тылы режимов, которые соседствуют с Россией и полностью от нее зависят, избавляя путинскую администрацию от излишней головной боли. Теперь, после ухода американцев и воцарения движения Талибан по всему Афганистану, российскому правительству останется только мечтать о спокойствии на границах. Как справедливо заметили наблюдатели, главная проблема российского режима сейчас даже не в том, что речь идет о захвате головорезами власти в стране с населением в пол-Британии, а в том, что эти головорезы несут миру неизбывную идеологию радикального ислама – незамысловатую, жестокую и обещающую справедливое распределение благ, а потому притягательную для катастрофически нищего, малообразованного, обиженного населения. Население с такими характеристиками проживает отнюдь не в одном только Афганистане, но и в соседних Узбекистане, Таджикистане, Туркменистане, да и в чуть более богатом Казахстане. Во всех этих странах – та же проблема, что и в Афганистане времен правительства Гани: везде власти не предлагают населению ничего, кроме коррупции, поборов, разгильдяйства и ужасающей разницы в доходах. Лучшее, что ждет среднестатистического жителя этих постсоветских клептократий – это трудовая эмиграция в Россию, где его участь – оставаться рабом и объектом ненависти со стороны русских шовинистов впридачу.

Теперь, после установления режима Талибана в Афганистане, у всех этих соседствующих с Россией народов появится искушение повторить афганский путь у себя на родине, а путь этот выглядит именно так, как показали только что талибы: достаточно обернуть оружие клептократий против них самих же, попросту скупив по дешевке местных старост и офицеров, которые в "час Х" не только не окажут сопротивления, но и проявят лояльность к "избавителям", обещающим исламский рай на земле. Остальное население с радостью подчинится: между воровством для избранных и нищетой для всех, объединенных религиозным экстазом, беднота всегда выбирает второе.

Что будет в этом случае делать Россия, которая и сама находится в процессе экономической деградации, в состоянии социальной атомизации, в международной изоляции из-за военной агрессии, охваченная все той же коррупцией практически афганских масштабов, лишенная объединяющей идеи, да еще и в ссоре с суннитским миром из-за вмешательства в Сирию? Как уже было сказано, преимущество Путина перед тем же Гани, Януковичем, Кадафи и Хусейном только одно, а, точнее, два, и оба были перечислены в недавней речи Байдена перед разведсообществом – нефть и ядерное оружие. До какого-то момента эти два фактора худо-бедно работали, но, как и в случае с закончившимся многолетним американским присутствием, ничто не вечно. С одной стороны, ядерное оружие мало пригодно в ситуации, когда вся система функционирует за счет инкорпорации исключительно тех чиновников, которые готовы играть по коррупционным правилам и мотивированы исключительно денежным фактором, тогда как в термоядерной войне необходима жертвенность и полная незаинтересованность не только в собственных активах, но и в собственной жизни. С другой стороны, доходы от экспорта энергоресурсов уже перестают покрывать потребности российского режима – коррупционеры требуют прежней доли пирога, в то время как расходы на военную машину сокращаются, а население и вовсе брошено на произвол судьбы.

В таких условиях любой кризис становится если не смертельным, то серьезно ранящим режим. Примером стала пандемия: путинская двадцатилетка привела к тому, что медицинская система России оказалась примерно в таком же состоянии, что и афганская армия во время наступления талибов – она рассыпалась в прах. Результатом стали непрекращающиеся антирекорды летальности от кооронавируса в России – антирекорды мирового, а не только российского уровня: россияне умирают в таких количествах (по 800 и более человек в день), которых и близко сейчас нет ни в одной развитой стране мира, тем более если считать в процентном отношении к населению.

Что собирается делать российский режим, если его вассалы в соседних странах начнут падать под натиском панисламистской поступи, вдохновленной афганским примером? Вряд ли путинская администрация, не привыкшая думать о судьбах страны хотя бы на год вперед, задавалась этим вопросом. Как не задавалась она весной 2020 года и вопросом о том, что будет, когда существующая исключительно на бумаге медицинская система испытает колоссальное давление со стороны коронавирусных больных. В отношении реальных угроз в Москве действуют по принципу реакции: произойдет – пытаются лихорадочно искать решение, а до этого пилят сук, на котором сидят. Когда российская пропаганда лгала о COVID-19, вряд ли в Кремле ожидали, что через год это приведет к повальному недоверию к вакцинации. Когда в Москве радовались трудностям американцев в Афганистане, едва ли задумывались о последствиях прекращения миссии НАТО в этой стране.

Сейчас российский МИД и пропагандистские подпевалы поют фальшивую песню о провале американцев в Афганистане, однако в реальности проблемы сейчас не у американцев, а именно у россиян. И последние внезапно проговариваются о своем беспокойстве. В гуще брехни, льющейся с прокремлевских экранов, информагентств и газет, внезапно проскакивает отчаянное заявление со стороны российских функционеров: для Москвы, мол, стал неожиданным столь внезапный переход Афганистана под власть талибов. На самом деле здесь подействовали и механизмы, типичные для психически неадекватных людей: российские руководители попросту вытесняли неприятную для них истину о прошлой афганской администрации, поскольку эта истина напоминала им о ситуации с их собственным режимом, столь же хрупким, неготовым к серьезным вызовам и держащимся исключительно за счет внешнего обстоятельства. Для правительства Гани таким обстоятельством были американцы, а для кремлевской иерархии это природная рента. Но американцы уходят, а природные богатства России в условиях зеленой революции все меньше пользуются спросом на мировом рынке, в то время как пандемия наносит прямо сейчас мощнейший удар по российской демографической ситуации – удар с отложенными, но крайне серьезными долгосрочными последствиями. Тем временем талибы – куда более актуальная угроза для России, и нависает она над ней прямо сейчас. Для стран, ставших жертвами агрессии со стороны российского режима, это не самая плохая новость: чем больше афганская ситуация будет отъедать от Кремля ресурсов, тем сложнее Москве будет продолжать дестабилизировать такие страны, как Украина, Грузия и Молдова.
Рубрика "Блоги читателей" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: США,война в афганистане
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.