Россия и Китай: горизонты сотрудничества

3 мая 2019, 10:49
Владелец страницы
Российский дипломат
6
851
Россия и Китай: горизонты сотрудничества

Рано или поздно время перемен непременно наступит. Жаль только – жить в эту пору прекрасную нынешнему поколению россиян, возможно, уже не придется.



УПРЯМЫЕ ФАКТЫ

По данным российской таможенной статистики за 2018 год, около 87% в российском экспорте в Китай пришлось на минеральное топливо, лес и пиломатериалы, рыбу и морепродукты, руду, шлак и золу. Российский экспорт машин и оборудования составил около 3%, а еще чего-то секретного – не более 2%.

Зато в российском импорте из Китая около 80% пришлось на котлы, механизмы и промышленное оборудование, электрические машины и приборы промышленного и бытового назначения, автомобили, черные металлы и изделия из них, оптику и измерительные приборы, одежду, обувь и игрушки.

В последние годы российско-китайская торговля росла рекордными темпами, в 2018 году превысив 100 млрд. долл., и была практически сбалансирована. Структура же российско-китайского товарооборота, по существу, мало отличается от структуры товарооборота России и ЕС. 

По официальным российским данным, количество граждан Китая, в каждый конкретный момент легально находящихся в России не в туристических целях, то есть трудовых мигрантов, не превышает 500 тысяч человек. Неофициальные экспертные оценки дают несколько другие цифры: 2,5 миллиона легальных трудовых мигрантов и около 2 миллионов нелегальных. Такой большой разброс официальных данных и неофициальных оценок, возможно, указывает на то, что российские власти не очень озабочены вопросами китайской трудовой миграции. Хотя могли бы и озаботиться, ведь китайские трудовые мигранты в основном концентрируются на российском Дальнем Востоке, население которого не превышает 6 миллионов человек.

Нельзя также не отметить, что занятые в торговле, промышленности, сельском хозяйстве и производстве услуг китайские трудовые мигранты давно уже стали практически незаменимы для хозяйственной жизни дальневосточных российских регионов, но при этом мало контактируют с местными хозяйствующими субъектами, предпочитая учреждать собственные фирмы. Чья, на первый взгляд, вольная деятельность, как говорят, контролируется властями приграничных китайских провинций.

Будучи в основном выходцами как раз из этих провинций, где, к слову сказать, проживает не менее 100 миллионов человек, китайские трудовые мигранты редко остаются в России надолго: одни приезжают, другие уезжают. Нельзя, правда, исключать, что такая модель китайской трудовой миграции может измениться, если в будущем к ней подключатся жители депрессивных западных провинций Китая, больше склонные к оседанию на новых землях.
Долгосрочное экономическое сотрудничество с Китаем, тон в котором задают такие аффилированные с правительством России гиганты как Газпром и Роснефть, также дает повод для некоторых вопросов.

Прежде всего они возникают в связи с гигантским контрактом на поставку российского газа в Китай, заключенного Газпромом с Китайской нефтегазовой корпорацией в мае 2014 года.
Согласно этому контракту, Газпром будет ежегодно поставлять в Китай 38 млрд кубометров газа. (Примерно столько же газа Газпром реализует на рынках всей Европы.) Российский газ в Китай будет поступать с нового Чаяндинского месторождения в Ленском районе Якутии по строящемуся с 2016 года газопроводу мощностью в те же самые 38 млрд кубометров и протяженностью в 2158 км. Конечная точка маршрута газопровода – город Благовещенск Амурской области, откуда газ будет доставляться в приграничный китайский город Хэйхэ по трубе, проложенной в туннеле под дном Амура. Срок действия контракта – 30 лет, сумма контракта – 400 млрд долл. Запланированное начало поставок – 2019 год. Нетрудно понять, что Китай станет монопольным покупателем газа, поступающего по новому газопроводу. 

Как представляется, описанные выше направления и формы российско-китайского экономического сотрудничества указывают на стремительное превращение России в сырьевой придаток Китая.

В этом незавидном качестве, вытесняемая с сырьевых рынков других стран Россия, рада продать любое свое сырье Китаю, а тот, имея по большинству позиций альтернативные источники его получения, вполне способен жестко диктовать ей свои условия сделок.
В рамках той же логики, Россия не может отказаться от использования китайских трудовых мигрантов и вынуждена закрывать глаза на их присутствие и поведение, что, конечно, чревато ростом недовольства местного населения.

ЧТО ЗА ГОРИЗОНТОМ?

Складывающаяся картина российско-китайского сотрудничества довольно тревожна: в перспективе масштабы «дружественного проникновения» Китая в дальневосточные российские регионы, видимо, будут определяться им самим в минимальной зависимости от мнения России. Впрочем, намерения осуществить «дружественное поглощение» этих регионов у Китая, скорее всего, нет. Поглощение территории соседнего государства, тем более такой запущенной – дело рискованное и затратное, а китайцы народ осторожный и лишних расходов, например, на социальную инфраструктуру, не любят.

Другое дело, что, окончательно став сырьевым придатком Китая, Россия может рано или поздно превратиться и в его младшего политического партнера, вынужденного оглядываться на старшего при принятии ключевых внешнеполитических решений. 

Вообразить такое, конечно, непросто. Но вот конкретный пример: в последние годы Россия как-то незаметно выпала из процесса урегулирования взрывоопасных северокорейских проблем, фактически доверив представлять свои интересы Китаю.

Поступив таким образом, Россия последовала примеру Япония, чьи интересы в северокорейском урегулировании представляют США. Но для Японии роль младшего партнера США привычна. И очень помогла добиться успеха везде, где провалилась Россия. Привыкнет ли Россия с ее чудовищным самомнением к роли младшего партнера Китая, сказать трудно.

Зато ответ на вопрос о том, почему ей светит такая роль – очевиден. Заблудившаяся в трех соснах своих архаичных геополитических фантазий и поведенческих стереотипов Россия утратила релевантность цивилизованному миру и перестала восприниматься им как ответственный игрок международной политики. Теперь удел России – переговоры по тем проблемам, которые она создала миру сама. И на этих переговорах России уготована роль не столько арбитра, сколько ответчика.

Хотелось бы быть понятым правильно: альтернативы добрым отношениям с Китаем у России, естественно, нет. Однако, без столь же добрых отношений с ныне враждебными ей странами, отношения России с Китаем объективно лишатся стратегического баланса. И будут вечно воспроизводить фигуру зависимости более слабого партнера – России – от более сильного – Китая. Который, в отличие от России, ни с кем не собачится, ни в какие авантюры не ввязывается и, как следствие, имеет нормальные отношения со всеми.

Для восстановления добрых отношений с ныне враждебными ей странами, список которых непостижимо велик, России неминуемо придется пересмотреть едва ли не всю свою внешнюю и внутреннюю политику, то есть ни много ни мало затеять новую перестройку. Причем даже в более радикальном и бескомпромиссном варианте, чем в далеком 1985 году.

Рано или поздно время перемен непременно наступит. Жаль только – жить в эту пору прекрасную нынешнему поколению россиян, возможно, уже не придется.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Россия,Китай,Таможня,дальний восток,сотрудничество
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.