Турецко-курдская механика влияния США в Сирии

19 января 2018, 16:05
Политический эксперт
0
637
Турецко-курдская механика влияния США в Сирии

С помощью одного конфликта можно управлять другими конфликтами. В этом и может быть смысл тех противоречивых сообщений относительно возможности создания в Сирии курдских сил охраны границы.

Что правда, а что нет?

Ранее появились сообщения, что США приступают к созданию в восточной части Сирии 30-тысячных сил охраны границ, Фактически же охраняли бы они границы той территории, которую сейчас контролируют формирования поддерживаемых Соединёнными Штатами «Сирийских демократических сил».

Потом появились сообщения, что США негласно поставили сирийским силам в Африне (северо-запад Сирии) переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК). 

Все эти сообщения появились после того, как президент Турции Р.Эрдоган и другие высокопоставленные лица этой страны заговорили о скором начале военной операции против курдов в Африне и в районе Манбиджа.

Ранее турецкое руководство итак постоянно утверждало, что США поддерживают террористов (то есть курдов в данном контексте). Появление сообщений о силах охраны границ и поставках ПЗРК накалили позицию официальной Анкары ещё больше.

Ии вот во время саммита, прошедшего в Ванкувере, госсекретарь США Р.Тиллерсон встретился отдельно с министром иностранных дел Турции  М.Чавушоглу и опроверг информацию о силах охраны границ… «Вся ситуация была неправильно подана, неправильно описана. Некоторые лица неверно выразились. Мы не создаём никаких пограничных сил безопасности». 

Выступая в Стэнфордском университете, Тиллерсон заявил о том, что США понимают обеспокоенность Турции ситуацией в стране, активностью курдских организаций, которые и в США считаются террористическими. То есть, по-видимому госсекретарь говорил исключительно об РПК (и преимущественно на турецкой территории), а не о курдских организациях в Сирии. При этом Р.Тиллерсон подчеркнул: «Нам нужно сотрудничество с Турцией для обеспечения будущего Сирии». 

Поверили ли этим словам турецкие власти?... Скорее всего нет, поскольку недоверие к США присутствует у них уже довольно продолжительное время.

Например, премьер-министр Турции Б.Йылдырым заявил: «Из США приходят противоречивые заявления. Сначала говорят, что будут создавать армию безопасности в Сирии, потом отказываются от этих слов. Это говорит о разброде, царящем у них в головах. Америке нужно справиться с этим хаосом относительно будущего региона и снизить уровень разногласий с Анкарой. Мы в любом случае не позволим создать террористическую армию у своих границ». 

Кроме того, сомнительно, не располагают к появлению доверия у Турции вот такие комментарии США относительно соответствия действительно информации о поставках курдам ПЗРК: «Международная коалиция приняла решение подготавливать военных, поставлять военное оборудование нашим партнерам — Сирийским демократическим силам, чтобы сломить последнее сопротивление ИГ. В связи с соображениями, связанными с их операционной деятельностью, мы не будем уточнять детали оружия, которое предоставляется отдельным подразделениям в конкретном местоположении». 

Так создают ли США силы по охране границ? Тиллерсон сказал, что нет, неправильно выразились. Но фактом остаётся то, что СДС, состоящие преимущественно из курдов, получают американскую поддержку для своих вооружённых.

Как сказала на брифинге официальный представитель Госдепа Х.Науэрт, главная цель помощи курдам заключается в обеспечении безопасности в районах, освобожденных от ИГ. И при этом, говоря о планах Анкары в отношении курдов, она  она отметила: «Мы, конечно, не знаем, будет ли это. Мы бы призвали турок не предпринимать действий такого рода». 

То есть: возможно, это и не какие-то силы охраны границ, но курдская армия существуют, получая консультативную и иную военную помощь от США. И однозначно, что де-факто продолжается процесс формирования курдской автономии в Сирии и при фактической поддержке со стороны официального Вашингтона. То есть, остаются в силе все позиции, изложенные в предыдущей статье

В дополнение следует отметить, что США используют три обстоятельства:

- недоверие со стороны турецкого руководства к себе и к курдам;

- возросшую агрессивность и реальные военные-политические возможности нынешних турецких властей по отношению к курдам;

- статус Турции в качестве одного из государств-гарантов деэскалации в Сирии.

Для чего?

 

Турецко-курдский конфликт как инструмент.

Усиливая раздражительность и недоверие со стороны Анкары, провоцирует намеренно её на жёсткие военные акции против курдов на сирийской территории.

Дамаск вынужден защищать курдов, чтобы не оттолкнуть их полностью в сторону США

Уже были озвучены предостережения со стороны Сирии. Заместитель министра иностранных дел этой страны Фейсал Микдад заявил: «Мы предупреждаем руководство Турции — если оно начнет военные действия в регионе Африн, это будет воспринято как акт агрессии турецкой армии в отношении суверенитета территории Сирии». 

«Мы предупреждаем, что сирийские ПВО восстановили свои мощности полностью и готовы уничтожать воздушные турецкие цели в небе над Сирией, и это значит, в случае агрессии против Сирии, пусть не чувствуют себя на прогулке». 

Предостережения от официального Дамаска в адрес Турции относительно военных действий на сирийской территории звучали много раз. И тогда слова оставались просто словами. Но если тогда была война с «Халифатом», и курды были одними из участников сирийской войны в широком смысле, то теперь ситуация – качественно другая. Потому что сейчас курды входят в число победителей в войне против «Халифата», их самоуправление и вооружённые формирования окрепли, и у них есть сильный союзник-покровитель в лице США и возглавляемой ими коалиции. Ещё одна особенность нового качества: нет войны с «Халифатом», и теперь Вашингтон сосредоточился преимущественно на сирийских делах, вопросах переговоров и урегулирования. И для этого им нужны курды. И потому для официального Дамаска ценность курдского фактора тоже возросла, и реакция на турецкие военные планы может проявиться в реальных действиях сирийской армии.   

У России может быть два варианта действий:

- защищать курдов и возражать против турецких военных акций, чтобы не оттолкнуть курдов в сторону США, но при этом допустить ухудшение отношений с официальной Анкарой;

- не мешать Турции проводить военные акции, удерживать Асада от противодействию этим акциям, при этом терять контакт с курдами, получать ухудшение своих отношений с Дамаском и Тегераном;

В любом случае Москве придётся спасать реализуемую ею стратегию примирения в Сирии, политического урегулирования. В первую очередь под угрозой могут анонсированный форум национального диалога и переговоры в Астане.  

 

В центре всего этого – турецко-курдский конфликт. Регулируя его, можно «управлять» отношениями между Турцией, Россией, Ираном, правительством Б.Асада. Судя по всему, в Вашингтоне это отлично понимают.

США с помощью курдов может оказывать воздействие и на Турцию, и на Асада, в результате чего противоречия между Анкарой и Дамаском усиливаются, что становится проблемой для России. С помощью курдского фактора США могут воздействовать на Турцию, а та однозначно будет оказывать влияние на позиции Дамаска и Москвы. И снова России придётся решать задачу сохранения сирийской стратегии, гасить противоречия между Турцией и Сирией. Как видим, в этой «механике» влияния все «цепочки» позволяют Вашингтону воздействовать на ситуацию в целом, на всех участников процесса.

Таким образом, подтверждается ранее изложенное предположение, что с помощью неоднозначных заявлений о поддержке курдов США провоцируют Турцию на эскалацию конфликта с курдами, чтобы решать ряд важных задач по влиянию на сирийскую ситуацию. 

 

Владимир Воля 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Россия,США,Иран,Турция,курды,Сирия,Башар Аль-Асад,ИГИЛ
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.