Закон и резолюция ПАСЕ о войне в Украине

26 февраля 2018, 01:22
Политический эксперт
0
1114
Закон и резолюция ПАСЕ о войне в Украине

Так называемый закон «о реинтеграции/деоккупации» вступил в силу. И теперь следует обратить внимание на противоречивость позиций народных депутатов, поддержавших данный закон.

Полное оригинальное название закона: «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях». 

Был принят Верховной Радой во втором чтении и в целом 18 января 2018 года. 20 февраля президент Пётр Порошенко подписал закон, а 23 февраля текст закона был опубликован в издании «Голос Украины». 

Таким образом, 24 февраля данный закон вступил в силу.

Примечательно, что украинская делегация уже с учётом принятого закона голосовала на сессии ПАСЕ 23 января. Тогда при очень деятельном участии украинских нардепов была принята резолюция «О гуманитарных последствиях войны в Украине». 

И то, за что нардепы голосовали в законе «о реинтеграции/деоккупации», отличается от того, за что они проголосовали на сессии ПАСЕ.

 

Что в тексте закона?.

Статья 1 упомянутого закона прямо определяет, что территории ОРДЛО являются оккупированными Российской Федерацией и управляются оккупационными администрациями этого государства:

«Тимчасово окупованими територіями у Донецькій та Луганській областях на день ухвалення цього Закону визнаються частини території України, в межах яких збройні формування Російської Федерації та окупаційна адміністрація Російської Федерації встановили та здійснюють загальний контроль, а саме:

1) сухопутна територія та її внутрішні води у межах окремих районів, міст, селищ і сіл Донецької та Луганської областей;

2) внутрішні морські води, прилеглі до сухопутної території, визначеної пунктом 1 цієї частини;

3) надра під територіями, визначеними пунктами 1 і 2 цієї частини, та повітряний простір над цими територіями».

Также, прямое утверждение по этому поводу содержится в статье 2: «Діяльність збройних формувань Російської Федерації та окупаційної адміністрації Російської Федерації у Донецькій та Луганській областях».

 

Документы – использованные и неиспользованные.

В преамбуле закона содержится отсылка к следующим международно-правовым документам:

1) Устав ООН. Имеется на сайте Верховной Рады. 

2) Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций. Принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 
от 24 октября 1970 года. 
Имеется на сайте Верховной Рады. 

3) Резолюция  3314 Генеральной Ассамблеи ООН «Определение агрессии» от 14 декабря 1974 года. Также имеется официальный вариант на украинском языке

4) Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, 18 октября 1907 года. Также имеется официальный вариант на украинском языке

5) Женевская конвенция от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войныТакже имеется официальный вариант на украинском языке

6) Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I). Также имеется официальный вариант на украинском языке

Солидный список.

Что  в нём неоднозначно? А то, что женевских конвенций 1949 года – всего четыре, и все они касаются гуманитарных аспектов. 

В законе ссылаются только на четвёртую конвенцию – «о защите гражданского населения во время войны». Первые три женевские конвенции касаются положения военнопленных, раненых и т. п.

Кроме того, упоминается Первый дополнительный протокол ко всем эти четырём конвенциям, который урегулирует ряд моментов в контексте межгосударственного вооруженного конфликта (войны).  

Таким образом, украинские законодатели включили в закон нормы, которые указывает на межгосударственный характер войны на Донбассе, направлены на регулирование ряда вопросов в рамках межгосударственного вооружённого конфликта. Но при этом нардепы почему-то отказались от первых трёх женевских конвенций.

Ну и однозначно в законе не могло быть каких-либо упоминаний об ещё одном международно-правовом документе – о Втором дополнительном протоколе.

Если точнее: Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (Протокол II). Также имеется официальный вариант на украинском языке

Этот Второй дополнительный протокол регулирует отдельные вопросы исполнения Женевских конвенций 1949 года для немежгосударственных вооружённых конфликтов. Как скачано в части 1 статьи 1 данного документа, он «применяется ко всем вооруженным конфликтам… происходящим на территории какой-либо Высокой Договаривающейся Стороны между ее вооруженными силами и антиправительственными вооруженными силами или другими организованными вооруженными группами, которые, находясь под ответственным командованием, осуществляют такой контроль над частью ее территории, который позволяет им осуществлять непрерывные и согласованные военные действия и применять настоящий Протокол».   

Или по варианту, размещенному на сайте Верховной Рады»:

«… Застосовується до всіх збройних конфліктів,  які не підпадають під дію статті 1 Додаткового протоколу до Женевських конвенцій від  12 серпня 1949 року, що стосується захисту жертв міжнародних збройних конфліктів (Протокол I),  і відбуваються на  території будь-якої  Високої  Договірної Сторони між її збройними силами або іншими організованими  збройними  групами,  які,  перебуваючи  під відповідальним командуванням, контролюють частину її території, що дає їм змогу здійснювати безперервні й  погоджені  воєнні  дії  та застосовувати цей Протокол».

 

Что случилось с украинскими нардепами в ПАСЕ?.

23 января все украинские парламентарии, делегированные для работы в ПАСЕ, проголосовали за резолюцию «О гуманитарных последствиях войны в Украине»

Уже название документа является более прямолинейным в оценке событий на востоке Украины, чем принятый Радой закон: на международном уровне войну прямо назвали войной.  

В пункте 1 говорится следующее: «The Parliamentary Assembly is alarmed by the humanitarian situation which is a consequence of the ongoing Russian war against Ukraine, which is taking place in certain areas of the Donetsk and Luhansk regions, and of the occupation and attempted annexation of Crimea by the Russian Federation».

Перевод: «Парламентская ассамблея встревожена гуманитарной ситуацией, которая является следствием продолжающейся российской войны против Украины, которая проходит в определенных районах Донецкой и Луганской областей, а также оккупации и попытки присоединения Крыма к Российской Федерации».

Обращает на себя словосочетание «российская война против Украины». Оно выглядит неоднозначно, потому что «российская война против Украины» не является полностью тождественным понятию «война между Россией и Украиной». И если в первой части предложения используются слишком широкий смысл, то во второй части присутствует чёткость формулировки – «оккупации и попытки присоединения Крыма к Российской Федерации».

Вместе с тем, наличие словосочетания «российская война против Украины» в тексте международного документа можно считать новшеством. Но сомнительно, что это «победа» украинских парламентариев, поскольку дальнейшее содержание текста поразительным образом корректирует значение данного словосочетания.   

И в данном случае оказывается бессильным даже то, что в статье 3 резолюции содержится такая оценка: «Этот закон определяет государственную политику восстановления суверенитета Украины над временно оккупированными территориями».

«Сюрпризы» начинаются далее.

Статья 4: «The process of exchange of captured persons has been highly politicised and blocked by the representatives of the illegal armed groups of the Donetsk and Luhansk regions in the working group on humanitarian issues of the Minsk Trilateral Contact Group on Ukraine».

Перевод: «Процесс обмена захваченных лиц был сильно политизирован и заблокирован представителями незаконных вооруженных групп Донецкой и Луганской областей в рабочей группе по гуманитарным вопросам Минской трехсторонней контактной группы по Украине».

В статье 10 говорится: «Ассамблея настоятельно призывает российские власти».

Пункт 10 часть1: «cease all financial and military support to the illegal armed groups in the Donetsk and Luhansk regions».

Перевод: «прекратить всякую финансовую и военную поддержку незаконным вооруженным группам в Донецкой и Луганской областях».

Пункт 10 часть 2: «cease recognition of the passports and any other documents, including court decisions and documents confirming property rights, issued on the territories controlled by the illegal armed groups of the Donetsk and Luhansk regions».

Перевод: «прекратить признание паспортов и любых других документов, в том числе судебных решений и документов, подтверждающих имущественные права, выданные на территориях, контролируемых незаконными вооруженными группами Донецкой и Луганской областей».

Пункт 10 часть 7: «use its influence over the armed groups controlling the territories of the Donetsk and Luhansk oblasts to urge the release of all captured persons».

Перевод: «Использовать свое влияние на вооруженные группы, контролирующие территории Донецкой и Луганской областей, с призывом освободить всех захваченных лиц».

Тот есть, согласно резолюции, активно поддержанной украинскими парламентариями, территорию ОРДЛО контролируют «незаконные вооружённые группы». Кроме того, что они, эти группы, контролируют территорию, так ещё совершают множество иных действий, присущих отдельному субъекту: политизировали и заблокировали процесс обмена, выдают какие-то «документы». А Россию призывают «оказать влияние», прекратить поддержку, «не признавать» решения и документы.

Ну и конечно же особенно заслуживает внимания словосочетание «вооруженные группы, контролирующие территории Донецкой и Луганской областей».  

Что в нём особенного?

Да чуть ли не цитирование статьи 1 Второго дополнительного протокола, который «применяется ко всем вооруженным конфликтам… происходящим на территории какой-либо Высокой Договаривающейся Стороны между ее вооруженными силами и антиправительственными вооруженными силами или другими организованными вооруженными группами, которые, находясь под ответственным командованием, осуществляют такой контроль над частью ее территории, который позволяет им осуществлять непрерывные и согласованные военные действия».    

Смысл понятия «оккупация» - в том, что некая организованная военная сила фактически контролирует территорию и осуществляет на этой территории властную деятельность (статьи 42, 43 Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны).

 

Что случилось с украинскими парламентариями, которые 18 января проголосовали за одни определения, а 23 января – за другие?

 

Владимир Воля
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Украина-Россия,ООН,законы,Верховная Рада,гаагская конвенция,международные отношения,Резолюция ПАСЕ,сепаратисты,война на Донбассе,деоккупация,реинтеграция Донбасса
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.