«Реинтеграция» в виде нового витка войны на Донбассе?

24 января 2018, 17:27
Блогер, журналіст, письменник
0
12433
«Реинтеграция» в виде нового витка войны на Донбассе?

Считанные дни спустя после принятия так называемого «закона о реинтеграции» наблюдатели ОБСЕ сигнализируют об угрозе обострения на Донбассе, а в Киев прилетел Курт Волкер

Считанные дни спустя после принятия так называемого «закона о реинтеграции» наблюдатели ОБСЕ сигнализируют об угрозе обострения на Донбассе, а спецпредставитель Госдепартамента США Курт Волкер во вторник, 23 января, прилетел в Киев накануне четвертого раунда переговоров с Владиславом Сурковым.

 

Постановочный «глас народа»

Украинские парламентарии рассматривали законопроект всю неделю, чтобы в конечном итоге выбросить из документа, который официально внес президент Петр Порошенко, даже упоминание о «Минских соглашениях». С первого же дня под Верховной Радой изображали «глас народа» активисты Майдана, которые жгли шины и показательно протестовали против «зрады» («предательство» по-украински). Протестующие даже ввязались в потасовки с полицией, обеспечив нужную телекартинку в стиле «народ против любого компромисса с врагом».

         Говоря об украинской политике, сразу же нужно различать, где телевизионная картинка с игрой на публику, показным пафосом и уличными митингами, а где настоящая расстановка сил. Начиная с 2014 года, никакие митинги протеста ни в Киеве, ни в украинских регионах невозможны, если их не санкционировала власть. «Мы вышли на площадь к Раде, развернули плакаты. Нас уже ждали несколько групп каких-то ребят. Они подошли, сказали, что «Правый сектор» и приказали убираться вон. А если не успокоимся, то просто побьют», - рассказывает женщина, которая вместе с единомышленниками пришла к Верховной Раде протестовать против живодерских коммунальных тарифов. И так происходит по всей Украине – власть разгоняет протестные акции под социальными лозунгами руками уличных группировок, а полицейские стоят и делают вид, что ничего не происходит.

         Конечно, начиная с октября месяца, в Киеве стоит палаточный городок соратников Михаила Саакашвили, обвиняющих власть во всех смертных грехах. Но это исключение, которое только подтверждает правило, потому что Саакашвили работает против Порошенко «под крышей» США, МВФ и Джорджа Сороса – это четко прослеживается по фигурам из окружения самого Саакашвили, и по лозунгам вроде антикоррупционного суда и т.д.

Поэтому протестные акции под Радой – это постановка силами власти и проплаченных майданарбайтеров, призванная изобразить «глас народа» для картинки на ТВ. В случае с законопроектом «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета…» организаторы митинга не скрывали, что действуют под крышей партии «Народный фронт» - одной из двух «партий власти», которая вместе с «Блоком Петра Порошенко» состоит в формальной парламентской коалиции.

 

Идет война народная…

Если говорить о содержании нового закона, то никаких республик ДНР и ЛНР нет, как нет и нескольких миллионов населения Донбасса. Нет и управленческих структур ДНР / ЛНР – употребляется термин «российская оккупационная администрация». То есть, закон подстраивается под пропаганду украинской власти о том, что Украина страдает от вооруженной агрессии Российской Федерации, которая оккупировала Крым и Севастополь, а также «территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей». А несколько миллионов населения Донбасса испарились в воздухе, поскольку не фигурируют в законе как субъект.

Кстати, юристы Верховной Рады честно обратили внимание на противоречие –закон касается только Донбасса, но к тексту приплели и Крым с Севастополем. Но украинским депутатам логические и юридические нестыковки нипочем, они все равно приняли в таком виде. С другой стороны, несмотря на всю истерию, депутаты провалили голосование за поправку об объявлении ДНР и ЛНР террористическими организациями.

Закон ни в каком виде не упоминает о Минских соглашениях – все упоминания о них удалили из текста в процессе первого чтения. Впрочем, надежда остается, потому что на сайте Верховной рады нет финальной версии текста, а стенограмма показывает, что депутаты возмущались в процессе голосования, потому как увидели намек на «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений». Президент Порошенко, выступая на Дне Соборности 22 января, пообещал, что подпишет закон и назвал его «технологией возвращения оккупированных территорий под суверенитет Украины».

А еще с момента вступления закона в силу параллельно с «антитеррористической операцией будет действовать режим «отпора вооруженной агрессии Российской Федерации». С помощью такой инновации официальный Киев создает законодательную базу для использования ВСУ на Донбассе. Согласно действующему закону «О борьбе с терроризмом», армия может выполнять только вспомогательную функцию. Например, охранять периметр антитеррористической операции. Между тем, никто и не скрывает, что объединенной группировкой на Донбассе управляет не антитерористический центр при СБУ, а Генеральный штаб ВСУ, а боевые задачи выполняют не антитеррористические подразделения, а военные части.

 

А Петро слушает да ест

Еще один лейтмотив нового закона – это «собирание полномочий». Несколько важных норм, показывающих, как президент Петр Порошенко грамотно воспользовался ситуацией, чтобы увеличить арсенал и ареал своих полномочий:

 - теперь именно президент определяет перечень сел, поселков и городов на Донбассе, которые считаются «оккупированными РФ»;

 - стратегическое руководство всеми вооруженными силами, полицией и МВД, спецподразделениями переходит к Генеральному штабу ВСУ (т.е. к Порошенко);

 - оперативное руководство всеми силами переходит к Командующему объединенными силами, который назначается президентом;

 - на деле это означает, что все вышеперечисленные органы переходят в подчинение Порошенко. Например, если раньше полиция подчинялась МВД, то теперь на Донбассе полицейские будут подчиняться Порошенко, который по Конституции является Верховным главнокомандующим;

- вводится понятие «зоны безопасности, прилегающие к району боевых действий». В этих «зонах безопасности» действует «особый порядок» в виде специальных полномочий для государственных органов. Как нетрудно догадаться, пределы таких «зон» определяет Порошенко. То есть, на деле Порошенко получил возможность устанавливать «особый порядок» не только в зоне боевых действий, но и в прилегающих районах, да еще и право самому определять, что считать такими «прилегающими зонами»;

 - понятное дело, что въезд-выезд на Донбасс и обратно регулирует Порошенко – через Командующего объединенными силами и Генеральный штаб;

 - что касается «особого порядка», то на практике подчиненные президента получили не только на Донбассе, но и в «прилегающих зонах» ряд прав: задерживать людей и проверять документы, отбирать для своих нужд мобильные телефоны, планшеты, автомобили у людей, коммерческих фирм и государственных организаций.

Кстати, сразу же появляется противоречие, потому что по новому закону легальные и нелегальные вооруженные формирования тоже должны подчиняться президенту. Как именно президентская вертикаль будет решать проблему с «черными блокпостами» и незаконными вооруженными группировками – вопрос открытый.

 

И Минские соглашения тоже

С юридической точки зрения, признание России агрессором, а территорий Крыма и Донбасса «оккупированными» никаких правовых последствий с точки зрения международного права не несет. Если между Украиной и Россией вооруженный конфликт, тогда по международному праву Киев должен ввести военное положение и официально объявить войну РФ, как того требует Конституция Украины. А законы про «агрессию» и «оккупацию» - это агитка для внутреннего пользования.

Закон о методах урегулирования военного конфликта – это, в том числе, и политический сигнал. В данном случае 280 депутатов Верховной Рады, проголосовавшие «за», официально дали понять, что их интерес – это продолжение войны на Донбассе, а не переговоры с ДНР-ЛНР и мирное урегулирование. То есть, ситуация вернулась к тому же, с чего начинался военный конфликт 4 года назад, когда новая власть в Киеве не стала вести переговоры с населением Донбасса, где начались уличные протесты против смены власти в столице. Вот почему в истории с законом «об обеспечении государственного суверенитета» украинская власть похожа на змею, которая схватила себя зубами за хвост.

Показательно, что президент Порошенко одновременно демонстрирует две разные манеры поведения. На словах украинский президент публично приветствовал закон «о реинтеграции», но на деле сохранил для себя свободу маневра, продолжив выполнять договоренности по обмену пленными между Киевом и ЛДНР по формуле Виктора Медведчука. 21 января Киев передал по требованию ДНР на неподконтрольную территорию Надежду Козлову. Взамен 24 января Киев получает от Донецка солдата ВСУ Романа Савкова, попавшего в плен во время войны на Донбассе. Это уже второй обмен пленными и удерживаемыми лицами между Киевом и самопровозглашенными республиками, который проходит по формуле «обмен всех на всех поэтапно». Первый этап 27 декабря «233 на 74» оказался самым массовым за последние три года, а старт обмену пленными дала встреча Медведчука с Владимиром Путиным 15 ноября 2017 года в Ново-Иерусалимском монастыре.

То есть, таким образом Киев и самопровозглашенные республики демонстрируют, что Минские соглашения выполняются, пусть даже частично. А президент Порошенко дистанцируется от «партии войны» в Верховной Раде, демонстрируя готовность выполнять обязательства по Минским соглашениям, (которые являются составной частью Резолюции Совета Безопасности ООН №2202 от 17 февраля 2015 года).

И в этой ситуации, несмотря на политические жесты со стороны Верховной Рады, Порошенко, подписывая указы о помиловании, демонстрирует, что он как президент Украины готов выполнять Минские соглашения. Что касается Медведчука, то его замысел состоит в том, чтобы начав с обмена пленными «перезапустить» выполнение Минских соглашений в целом. На контрасте с 280 депутатами Верховной Рады, которые в конечном итоге приняли политическую агитку, не имеющую международно-правового значения, такая работа приводит к правовым последствиям, потому что привел к «перезапуску» Минских соглашений.

 

Наконец, остается открытым вопрос, перейдет ли Киев в прямое наступление на Донбассе, коль задекларировал возвращение территории военным путем, пусть и в форме политического лозунга. Понятно, что решающее слово за США, но даже если Штаты решатся на новый виток войны, то велик риск, что таким путем они просто подыграют Владимиру Путину накануне голосования 18 марта 2018 года. Независимо от того, кто первым начнет наступление на Донбассе, если ситуация окажется критичной для Донецка и Луганска, то Кремль будет вынужден вмешаться, чтобы поддержать самопровозглашенные республики и на дипломатическом, и на иных фронтах. После того, как все закончится новым Иловайском и Дебальцево, действующий президент РФ получит на выборах такой козырь как «победоносная военная операция». Лучший предвыборный проект для лидера нации с патриотической повесткой.

Поэтому Штаты будут благодарить исключительно себя, если после 18 марта окажется, что «путинское большинство» в России стало еще больше. Или винить самих себя. Что, в принципе, только их личное дело.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Порошенко,Виктор Медведчук,минские договоренности ,Курт Волкер,реинтеграция Донбасса
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.