Жизнь после Brexit

17 декабря 2019, 01:35
Владелец страницы
Политический эксперт, международник, магистр государственного управления
0
338
Жизнь после Brexit
Борис Джонсон. Фото взято с "Дойче велле".

По результатам парламентских выборов Brexit можно считать состоявшимся. Сама же история Brexit далека от завершения. Лишь время покажет, кем останется в ней Б.Джонсон – героем или великим обманщиком.

После завершения голосования на досрочных выборах парламента Великобритании премьер-министр Борис Джонсон заявил, что теперь правительство получило «мощный мандат для реализации Brexit», пообещал «объединить страну и сосредоточить внимание на приоритетах британского народа».

Так ли это? И что там с «объединением страны»?

 

1. Победа премьер-министра Бориса Джонсона.

Возглавляемая им Консервативная партия значительно улучшила своё присутствие в парламенте (подразумевается лишь Палата общин) – на 48 мандатов. Для формирования правительства достаточно было бы получить более 325 мест.

Консерваторы получили аж 365 мест из 650-ти, что выглядит как уверенное большинство. Это означает, что выход Великобритании из Евросоюза выглядит предрешённым в указанный Б.Джонсоном срок – 31 января 2020 года. 

Перед выборами Б.Джонсон заявлял, что все кандидаты в депутаты от Консервативной партии поддерживают Brexit. Но поддерживать сам выход страны из ЕС как политический вектор – это одно, а поддерживать этот вектор с учётом различных факторов – это другое.

Поэтому на практике количество полученных мандатов ещё может оказаться обманчивым с точки зрения готовности безусловного голосования за Brexit. Так, в предыдущем составе парламента из 312 депутатов Консервативной партии около сотни находились в оппозиции к планам правительства вывести страну из ЕС. Они не выступали против Brexit, но для них были неприемлемы различные аспекты, связанные с этим процессом.

И на данный момент лишь голосование в новом составе парламента может показать, существует среди консерваторов такая же оппозиция по отношению к планам Б.Джонсона, какая была по отношению к планам правительства Т.Мэй.

Если таковая оппозиция будет иметь место, и таких депутатов консерваторов окажется более 50-ти, то Brexit снова окажется в политическом тупике. Джонсону сложно будет найти голоса за выход из ЕС среди депутатов от других партий, поскольку перед выборами он консолидировал на своей партии всю электоральную поддержку по этому вопросу.

Таким образом, если в Консервативной партии среди депутатов обнаружится оппозиция из более 50-ти депутатов, то эта предвыборная консолидация может оказаться «злой шуткой» персонально над Б.Джонсоном.

 

2. «Обратная сторона» победы сторонников Brexit.

Шотландская национальная партия (ШНП), выступающая против выхода Великобритании из ЕС, также стремительно увеличило количество своих мест в парламенте – на 13. Её 48 мандатов никак не повлияют на голосование относительно Brexit в парламенте. Но они усиливают политические возможности для шотландского сопротивления политике центрального правительства.

Увеличения количества мест в парламенте – это важный показатель роста поддержки ШНЕ в Шотландии. И в совокупности с ростом результата, полученного на выборах консерваторами, это выглядит показателем прогрессирующей региональной поляризации из-за Brexit. 

Шотландские лидеры получили больше поддержки, и будут трактовать это как поддержку и для идеи нового референдума о независимости Шотландии.

Поэтому возрастает вероятность нового референдума о независимости, даже если британское правительство будет против такого него. В таком случае, ситуация в Великобритании будет развиваться по каталонскому сценарию, имеющему место в Испании.

Для Евросоюза возникнет проблема выбора: если не признали результаты Каталонского правительства, чтобы не посягать на суверенитет Мадрида, то можно ли признать результаты нового шотландского референдума о независимости, игнорируя при этом суверенитет Лондона?   

Если в Шотландии на новом референдуме при высокой явке большинство проголосует за независимость, то это приведёт Великобританию к острому внутриполитическому кризису по каталонскому образцу. В случае шотландского референдума такой сценарий является оптимистическим.  

Вместе с тем, результаты референдума будут зависеть от того, насколько долго такого референдума не будет, и насколько болезненным или неболезненым окажется сам Brexit. Поэтому британское правительство будет стремиться к тому, чтобы новый референдум о независимости Шотландии не мог состояться как можно дольше.

 

3. Выборы как подмена референдума.

Несомненно, что итоги выборов стали для правительства Б.Джонсона «мощным мандатом для реализации Brexit».

Вместе с тем, выборы нельзя считать референдумом относительно Brexit, не смотря на то, что отношение к нему было одним из главных вопросов предвыборной борьбы.

Но не единственным.

Результаты выборов стали комплексной оценкой, которую дали избиратели всем партиям и участникам. В этом результате содержится отношение к разным вопросам, включая к сопровождавшим выборы громким скандалам.

Чистого голосования о судьбе Brexit не было.

А проблема ответственности за последствия выхода страны из ЕС хоть отчасти и нивелирован результатами выборов, но не снята с повестки дня.

Никуда не делся фактор Шотландии, лидеры которой заявляют о том, что Лондон навязывает шотландцам то, чего они не желают. 

Можно ли с этим не считаться?

Выборы – это не референдум. Именно это обстоятельство может быть использовано в качестве препятствия для планов Джонсона.  

Кроме того, законопроект должен получить поддержку в Палате лордов.

«Мощным мандатом для реализации Brexit» правительством Б.Джонсона получен, а как быть с единством страны?

Результаты выборов что-то упростили с точки зрения технической реализации, но провоцируют обострение внутриполитического кризиса в разрезе регионов.

 

Риски и опасения.

Ещё до реализации Brexit Великобритания понесла немалые экономические потери.

Объективные по своей природе потери связаны с переносом с британских островов на территорию континентальной Европы центральных офисов банков, корпораций, компаний, организаций, учреждений. Значение (статус) Лондона как мирового делового центра уменьшается именно из-за Brexit.

Субъективные по своей природе  потери связаны со снижением различным котировок на биржах.

Кроме того, имеются пугающие прогнозы относительно того, что наступит на территории Великобритании, на границах после «часа Brexit».

Результаты досрочных парламентских выборов уже частично выполнили функцию этого «часа Brexit». Многие восприняли их в качестве неотвратимости выхода страны из Евросоюза, но масштабная паника не случилась. Таким образом может происходить «привыкание» обывателей к неизбежности Brexit и смягчение тревожных ожиданий от его последствий. Разрушению «страхов» способствуют и приближающиеся рождественские праздники.  

Это важный психологический момент, который может стать фактором позитивного голосования за выход Великобритании из ЕС как Палате общин, так и в Палате лордов.  

Пока что существуют оценочные суждения относительно того, что ожидает Великобританию на следующий день после «часа Brexit».

 

Пока что Б.Джонсон выглядит для многих британских избирателей как герой. И сам он себя видит выдающейся исторической личностью.

Но он может оказаться и в роли «великого обманщика», если британские избиратели окажутся разочарованными жизнью после Brexit.

Или если в новом парламенте «мощный мандат для реализации Brexit» на самом деле окажется Brexit-качелями и Brexit-футболом времён предыдущего состава парламента.

 

Владимир Воля,

политический эксперт, международник, магистр государственного управления

16 декабря 2019 г.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Выборы,референдум,Борис Джонсон,независимость Шотландии,выход Великобритании из ЕС,Brexit
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.