Иранская игра Трампа и игра Трампом. Часть 2

12 мая 2018, 23:58
Политический эксперт
17
1322
Иранская игра Трампа и игра Трампом. Часть 2
Обращение президента Ирана Х.Роухани к нации в связи с выходом США из СВДП. Фото "ЕРА".

Пока решение о выходе США из соглашения по иранской ядерной программе выглядит как ошибка. А что получили от этого решения Иран, Саудовская Аравия и Турция?

В предыдущей части материала было выдвинуто предположение, что Иран тоже был готов сыграть в игру, начатую США и Израилем. 

При этом, если исходить из общего геополитического контекста, выглядит слишком неоднозначно то, насколько такой сценарий развития событий был желательным либо нежелательным для иранских лидеров. Но однозначно, что, если игра началась, если она – неизбежна, то Тегеран включился в неё.

 

Позиция Ирана. Хладнокровный расчёт.

В течение 2017-2018 годов многократно президент США угрожал выходом его страны из соглашения по иранской ядерной программе, официально именуемого как Совместный всеобъемлющий план действий (СВДП). И каждый раз в ответ иранские лидеры угрожали выходом Ирана из этого соглашения, возобновлением работ по военной ядерной программе. Вероятно, что в Вашингтоне и Тель-Авиве рассчитывали именно на такую реакцию. Но по факту она оказалась иной.  

 Сразу после того, как Трамп уведомил о выходе США из ядерного соглашения, президент Ирана Хасан Роухани в обращении к нации обозначил два момента.

1) «С этого момент СВПД — это соглашение между Ираном и пятью странами». 

Это была демонстрация, что Тегеран (в отличие от Вашингтона) сохраняет приверженность действию соглашения, накладывающего ограничения на иранскую ядерную программу. То есть, это можно интерпретировать как подтверждение добровольного отказа Ирана от разработки ядерного оружия.

И такая позиция противоречит утверждениям Израиля, США, ряда их союзников об агрессивных устремлениях Ирана. 

2) Ещё Роухани сообщил: «Я поручил Организации атомной энергетики (Ирана) быть готовой предпринять последующие шаги в случае необходимости. Если эта необходимость появится, мы начнем промышленное обогащение без каких-либо ограничений».

Вероятно, такое заявление служило двум целям. Во-первых, это компенсатор внутриполитического применения, призванный показать иранцам жесткость властей в новых международно-политических реалиях. То есть, Тегеран не вышел из СВДП (хотя многократно обещал сделать в случае выхода Вашингтона из соглашения), но готов  любое время возобновить работу по развитию военной ядерной программы. Во-вторых, это инструмент внешнеполитической направленности, призванный сдерживать оппонентов Ирана от более радикальных действий в его адрес, а также удерживать других участников соглашения от возможного выхода из него вслед за США. 

Кроме того, заявление Тегерана о готовности возобновить промышленное обогащение урана в любой момент способствует поддержанию тревожных ожиданий на мировых сырьевых рынках. То есть, это помогает удерживать мировые цены на нефть и газ на существующем уровне и создаёт дополнительный потенциал для постепенного роста этих цен.  Почему дополнительный? Потому что до этого цены не мировых рынках нефтепродуктов возрастали из-за соглашения «ОПЕК плюс», а потом помогло росту цен само заявление о выходе США из СВДП.

Таким образом, иранские власти, с одной стороны - делают невозможным возобновление прежних санкций, опустошительных для страны, а с другой стороны – создают ценовые условия для более эффективного восполнения прошлых убытков и постепенного наращивания доходов.

Опасения покупателей нефти и газа относительно восстановления антииранских санкций остаются. Но во многом они уменьшились из-за двух обстоятельств.

Во-первых, генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано 9 мая в очередной раз подтвердил, что Тегеран исправно  выполняет свои обязательства по ядерной сделке. И отметил, что Иран находится под постоянным контролём выполнения соглашения, под самым жестким в мире режимом ядерных проверок.

Во-вторых, заявления остальных пяти государств, участвующих в СВДП, что они будут выполнять условия соглашения, пока их выполняет Тегеран. Особенно важным для Ирана было такое заявление от имени Великобритании, Франции и Германии, которые, к тому же, не собираются следовать начатому Вашингтоном восстановлению антииранских санкций. Показательное заявление сделал французский министр иностранных дел Жак-Ив Ле Дриан в интервью газете «Parisien»: «Мы говорим американцам, что санкции, которые они собираются принять, касаются их. Но мы считаем, что экстерриториальность их санкций является неприемлемой. Европейцы не должны платить за выход США из соглашения, которому они сами же способствовали».

Ещё более жёстко в выражениях был министр финансов Франции Бруно Ле Мэр, заявив, что Европа не должна признавать, что США – это «экономический полицейский в мире». И более того: «Или мы хотим быть вассалами, которые подчиняются решениям, принятым Соединенными Штатами, цепляясь за их штаны, или же мы скажем, что у нас есть собственные экономические интересы, и мы считаем, что будем продолжать торговать с Ираном?». 

Так же решительно настроены и в правительстве ФРГ. И всё это подкрепляется заявлениями еврокомиссара Федерики Могерини, ответственной за внешнюю политику ЕС, что СВДП будет выполняться до тех пор, пока его выполняет Иран. И, как отметила Могерини, это соглашение продолжает действовать даже после выхода из него США, поскольку это многосторонне международное соглашение, базирующееся не резолюциях ООН. Собственно, к этому же апеллировал президент Ирана Хасан Роухани, когда во время разговора с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом заявил: «Любого рода новые санкции со стороны США против Ирана будут идти вразрез с резолюцией СБ ООН 2231 и международными положениями».

Таким образом, можно отметить ещё одну выгоду, которую получает Тегеран от выхода США из ядерной сделки – это углубление противоречий между США и их западными союзникам. Решение Д.Трампа потенциально может вывести на новый качественный уровень те существенные противоречия, которые ранее уже возникли из-за климатического соглашения, торговых пошлин, угрозы торговой войны, вопросов военных бюджетов и т. п. При этом, США выглядят как нарушитель международно-правового документа, т. е. резолюции СБ ООН.

Ещё две важные выгоды Ирану от выхода США из СВДП – это разделение арабского мира и неоднозначность позиции саудовской Аравии в контексте существующей острой конкуренции за лидерство в мусульманском мире.

Например, Ирак высказался против решения Д.Трампа. Так, посол этой страны в РФ Хайдар Мансур Хади заявил: «Решение президента США ошибочно, так как создаст серьезные проблемы в регионе. Ирак с партнёрами и друзьями пытается сдерживать кризис».  

В Ираке проходят парламентские выборы, на которых конкурируют шиитские политические силы. Поэтому не стоит ожидать, что новое иракское правительство будет иметь иную позицию, чем та, что уже обозначена послом. 

Египет пока воздержался от однозначных комментариев, проводит консультации, в рамках которых и визит министра иностранных дел Самеха Шукри в Москву 14 мая.

Саудовская Аравия поддержала решение Трампа о выходе США из СВДП, но не поддержала конкурирующая Турция, всё более и более усиливающая своё влияние в мусульманском мире. Арабский Катар вынужден воздерживаться от комментариев, но, скорее всего, для него позиция Анкары и Тегерана выглядит более правильной.

Ещё один важный момент: Ирану не удастся избежать обсуждения с европейскими державами вопроса об иранской ракетной программе. Великобритания, Франция и Германия уже заявили о необходимости такого обсуждения.

Однозначно, что этот процесс может растянуться и на несколько месяцев, и на несколько лет. По крайней мере, до завершения президентских полномочий Д.Трампа, то есть – до начала 2021 года (менее двух лет).

Уже сейчас Тегеран готовится к неизбежному обсуждению своей ракетной программы, повышая ставки к будущим переговорам. Например, президент Ирана Хасан Роухани обозначил наступательную позицию, заявив следующее: «Европа и в особенности пять сторон, участвовавших в переговорах с Ираном в течение короткого оставшегося срока должны четко и ясно определить позицию и шаги, чтобы компенсировать выход США из СВПД».

А в официальном заявлении правительства Ирана отмечено: «Ни одно из положений Совместного всеобъемлющего плана действий и его временные рамки, что было предметом переговоров в течение 12 лет, ни в каком виде не подлежат обсуждению». Вероятно, это касается идеи, чтобы в процессе доработки соглашения включить в него разделы, касающиеся ракетной иранской программы.

Потому что в этом же заявлении сказано и о ракетах: «США и их союзник не могут накладывать ограничения на законные средства обороны Ирана, в том числе на нашу ракетную оборону, которые были разработаны для доставки конвенционального вооружения с учетом горького опыта Навязанной войны (ирано-иракская война – ред.)».  

Так выглядит список выгод, которые получил Тегеран от выхода США из соглашения по иранской ядерной программе. Но этот список – неполный. Но даже он выглядит более впечатляющим, чем список выгод, получаемых Белым домом.

Здесь уместно процитировать некоторые фрагменты из телеобращения иранского президента Роухани к нации: «Иран - страна, соблюдающая обязательства. США - страна, которая никогда не соблюдает своих обязательств. Я рад, что проблемный партнер покинул СВПД… Ядерная сделка не была договором между Ираном и США, она была международным договором, одобренным Советом Безопасности, и США не должны были выходить из нее».

Руководство Ирана, скорее всего, выражает искреннюю радость по поводу решения Д.Трампа. Причин для радости – целый список.

 

Саудовская Аравия.

На первый взгляд позиция королевства выглядит однозначно. Она была изложена в заявлении МИД страны: «Королевство Саудовская Аравия поддерживает и приветствует шаги, о которых объявил президент США Дональд Трамп, по выходу из ядерной сделки».

Причина поддержки тоже указана в заявлении однозначно: «Иран использовал снятие санкций для продолжения деятельности по подрыву стабильности в регионе, в первую очередь, для развития баллистических ракет и поддержки террористических группировок в регионе, а также режима Башара Асада в Сирии».

Что неоднозначно?

Саудовская Аравия безусловно поддержит любые действия и заявления, направленные против Ирана. Королевству выгодно, что США и Израиль начали очень жёсткую политику в отношении Тегерана. Но это не означает, что Эр-Рияд изменит свою позицию относительно Палестины, статуса Иерусалима.

На что может максимально пойти Саудовская Аравия в этих вопросах, так это сдерживать своё возмущение и не оказывать поддержки радикальному протесту. Так ли это, станет понятно 14 мая – в день переноса посольства США в Иерусалим.

Однозначно, чтобы Эр-Рияд не имеет возможности обменять свою поддержку антииранской политики Трампа на отказ Белого дома переноса посольства. В этом королевство – бессильно, поэтому пытается получать иные выгоды, которые реалистичны.   

Саудовской Аравии было бы крайне выгодно, чтобы Иран вышел из СВДП, потому как это открыло бы для страны возможность получить свою военную ядерную программу. Об этом саудовские власти заявляли неоднократно. После выхода США из ядерной сделки министр иностранных дел королевства Адель Аль-Джубейр заявил, что в случае выхода Ирана из СВДП его страна начнет разработку ядерного оружия. Естественно, для защиты от иранского удара.

Несомненно, что это было бы интересно для Саудовской Аравии не только в контексте её сложных отношений с Ираном, но и в контексте арабо-израильских отношений. У Тель-Авива же может быть в наличии ядерное оружие.

Кроме того, собственная ядерная программа существенно повысила бы статус королевства в международной политике и в усиливающейся конкуренции за лидерство в мусульманском мире.

Примечательно, что для Тегерана даже мог бы бать позитивный интерес к тому, чтобы Саудовская Аравия активизировалась в вопросах получения собственной ядерной программы. Да, это бы несколько ухудшило ситуацию для самого Тегерана, но при этом саудовская ядерная программа стала бы важным раздражителем для Израиля. И любые обеспокоенности  по этому поводу со стороны Вашингтона и Тель-Авива в адрес Эр-Рияда парировались бы заявлениями саудовцев об иранской ядерной угрозе, которую сами же США и Израиль называют очень высокой.  

 

Турция.

Одним из первых прокомментировал решение Трампа по ядерному соглашению с Ираном министр экономики Турции Нихат Зейбекчи. В интервью телеканалу «CNN Turk» он сказал следующее: «Мы по-прежнему будем осуществлять нашу торговлю с Ираном во всех возможных направлениях и ни перед кем за это не будем отчитываться». 

Уже 10 мая источник в администрации турецкого президента подтвердил эту позицию: «Наш президент обсудил по телефону с иранским коллегой Хасаном Роухани выход США из ядерного соглашения с Ираном. Эрдоган отметил, что считает этот шаг США неверным и заявил о приверженности Турции совместному плану действий. Оба лидера обсудили также двусторонние отношения и договорились об их дальнейшем развитии». 

Однозначно, что выход США из СВДП создаёт для президента Эрдогана новые возможности для использования антиамериканских и антиизраильских мотивов в борьбе за лидерство в мусульманском мире.

Ну а для Тегерана крайне выгодно, что Турция выступила против решения Трампа о выходе США из СВДП.  

 

Вот всё выглядит неоднозначно в ситуации, которая складывается на Ближнем Востоке. Но для понимания глобального смысла необходимо всё это поместить в контекст.

(Продолжение следует).


Владимир Воля

12 мая 2018 г.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Ирак,США,Иран,Ядерная программа Ирана,Саудовская Аравия,Турция,Израиль,Франция,Евросоюз,Германия,Египет,арабо-израильский конфликт,Великобритания,Дональд Трамп,Эрдоган,Хассана Роухани
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.