Итог «реформ» — потеря 3% ВВП и превращение газотранспортной системы в музей ГТС

21 сентября 2018, 14:12
0
1427
Итог «реформ» — потеря 3% ВВП и превращение газотранспортной системы в музей ГТС

Результат «реформ» от «Нафтогаза»: потеря 3% ВВП и превращение газотранспортной системы Украины в музей ГТС

Еврореформаторы начинают прозревать. На пятом году откровенно преступных, подрывающих интересы национальной экономики «реформ» в энергетической сфере председатель правления НАК «Нафтогаз Украины» наконец-то задумался о будущем газотранспортной системы страны. «"Северный поток — 2" — гораздо более широкая проблема, чем просто газовый вопрос… Для нас это вопрос выживания», — заявил Коболев. Используя риторику, свойственную всем марионеткам Вашингтона, он назвал «Северный поток — 2» вопросом политическим (или даже геополитическим), что является манипуляцией чистейшей воды. Для США это действительно вопрос геополитики, для Украины, России и ЕС — экономики. Причем для Украины это уже действительно «вопрос выживания». Экономического. Коболев признает: после запуска «Северного потока — 2» убытки Украины составят $3 млрд (это 3% ВВП). Ежегодно.

Но это только верхушка айсберга. Проблемы, с которыми столкнется Украина, в разы масштабнее. ГТС, которой еще несколько лет назад Украина гордилась как величайшим национальным достоянием (и вполне заслуженно, надо сказать), рискует превратиться в груду металлолома, непригодную даже для прокачки газа для внутреннего пользования.

И это не голословные утверждения, а то, что уже через год-два может стать суровой реальностью. Подтверждается это простыми расчетами.

  1.  Пропускная способность украинской ГТС составляет порядка 288 млрд кубометров на входе и почти 179 млрд кубометров на выходе. Однако сегодня при такой мощности мы транзитируем в Европу только 94 млрд кубометров российского газа (для сравнения: в 2004 году объем транзита газа в ЕС составлял более 137 млрд кубометров).
  2.  «Северный поток — 2», который планируется запустить в ноябре 2019 года (как раз накануне истечения срока действия договора о транзите российского газа через территорию Украины), способен прокачать 56 млрд кубометров газа. Отнимаем 56 от 94 и получаем 38 млрд кубометров.
  3.  «Турецкий поток — 1» и «Турецкий поток — 2», которые будут сданы в эксплуатацию в конце 2019 года, покроют потребность в прокачке еще 32 млрд кубов российского голубого топлива (из низ 16 пойдет в ЕС). Если от 38 отнять 16, то получаем 22. То есть 22 млрд кубометров газа — это тот максимум, на который может рассчитывать Украина.
  4. Однако если Россия задействует еще и газопровод Ямал — Европа, то в сухом остатке мы сможем рассчитывать на транзит в объеме 9–11 млрд кубометров. Для Украины это равносильно полному прекращению транзита, поскольку прокачка столь малых объемов газа является не только экономически нецелесообразной, но и технически невозможной.

Что касается шапкозакидательских настроений отдельных политиков (дескать, Украина может конкурировать с «Северным потоком — 2» по тарифам), то это, мягко говоря, утопия. К слову, Коболев это прекрасно понимает. «Я всегда улыбаюсь, когда пытаются озвучить аргумент, что мы будем конкурировать тарифами и различными условиями с «Северным потоком — 2», что это еще не проигранная борьба. Она уже проиграна», — признает он.

Да, борьба скудоумных политиков со здравым смыслом проиграна по всем направлениям. Надежды Коболева со товарищи на помощь ЕС и США растаяли как дым. Евросоюз уже принял меры для защиты своих компаний: с 1 июля вступили в действие законодательные акты ЕС, позволяющие не выполнять решения государств — не членов объединения. Впрочем, как заявил президент США Дональд Трамп, Соединенные Штаты не рассматривают возможность введения санкций в отношении компаний, которые участвуют в реализации проекта «Северный поток — 2».

На этом фоне жалкие потуги «Нафтогаза» инициировать продажу 49% ГТС (за $7 млрд) и найти партнера по управлению украинской газовой трубой выглядят насмешкой над здравым смыслом. Из всех вариантов власть избрала самый тупиковый, который неминуемо ведет к провалу и катастрофическим убыткам. $7 млрд — это та прибыль, которую Украина может получить за 2 года транзита. Но еврореформаторы не думают о будущем, они живут днем сегодняшним, заботясь только о собственной выгоде.

Единственно возможным вариантом, позволяющим сохранить транзит, и к тому же максимально выгодным для Украины является создание трехстороннего газотранспортного консорциума — с участием Европы как покупателя газа и России как поставщика, обеспечивающего бесперебойные поставки голубого топлива. Если же РФ исключить из этой цепочки, то создание любых других союзов теряет всякий смысл — само использование украинской ГТС «Газпромом» оказывается под вопросом. Более того, газотранспортная система Украины может стать жертвой ура-патриотического угара еврореформаторов — из-за чрезмерной политизации этого  вопроса она рискует превратиться из национального достояния в… музей ГТС. А если точнее — музей скудоумия и архипрофнепригодности еврореформаторской власти.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Россия,Украина,Европа,газ,США,ГТС,экономика,Газпром,Нафтогаз,тарифы,Северный поток,Виктор Медведчук,Андрей Коболев
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.