Прокурор Анатолий Кузьменко: преступление без наказания - Часть 2.

7 сентября 2018, 21:04
Владелец страницы
Общественный деятель, правозащитник, журналист, эксперт в сфере ЖКХ
0
5513
Прокурор Анатолий Кузьменко: преступление без наказания - Часть 2.

Прокурорам Днепра закон не писан. Анатолий Кузьменко: преступление без наказания - Часть 2.

Ссылка на первую часть статьи «Прокурорам Днепра закон не писан. Анатолий Кузьменко: преступление без наказания - Часть 1.» https://blogs.korrespondent.net/blog/politics/4001927/

Прокурорам Днепра закон не писан.
Анатолий Кузьменко: преступление без наказания - Часть 2.

 

- Гадя Хренова?!

- Да.

- Слушай, Гадя, а ты помнишь своё отчество? Ну, мне так для себя, чисто поржать!

(Летний Кубок КВН, Александр Ревва и Михаил Галустян, 2005 год)

 

В первой части статьи о молодом и амбициозном прокуроре-тунеядце Анатолии Сергеевиче Кузьменко https://blogs.korrespondent.net/blog/politics/4001927/ я упомянул о старшем следователе Днепровского ВП ГУНП в Днепропетровской области О.В. Шиловой-Ивановой, которая, несмотря на свой высокий ранг (приставка «старший»), в деле о самоуправстве жильцов многоквартирного дома - правовая квалификация по ст. 356 ККУ - даже не пыталась оправдывать свое бездействие и хоть как-то предавать своему постановлению о закрытии уголовного производства законный вид и толк.

Обжаловав 21.07.2017 г. следственному судье постановление о закрытии уголовного производства, я занялся відстороненням Шилової-Іванової від подальшого проведення досудового розслідування, учитывая многочисленные факты бездействия и нарушений криминально-процессуального законодательства с ее стороны, свидетельствовавшие о ее непрофессионализме, а также нежелании что-либо расследовать должным образом вообще. Сначала я обратился с ходатайством об отстранении следователя к начальнику следственного отдела ДВП ГУНП в Днепропетровской области С.А. Евлахову – керівнику органу досудового розслідування. Ответ на мое ходатайство дал зам. начальника В. Сологуб.

 

Из постановления В. Сологуба об отказе в удовлетворении ходатайства стало ясно, с какими «профессионалами» по мере продвижения в уголовном производстве придется иметь дело и что замена следователя на любого другого из числа инфантов, коих, после переаттестации в пенатах следственных отделов Национальной полиции - пруд пруди, будет означать менять «Шилову на Мылову». Также было очевидно, что с Шиловой-Ивановой я встрял всерьез и надолго, учитывая правовой нигилизм ее руководства (непонимание процессуальной разницы между отстранением и отводом), а также отсутствие у меня правовых оснований для отвода следователя в порядке ст. 77 КПК Украины. Оставалась зыбкая надежда на руководителя Днепропетровской местной прокуратуры № 3 Кузьменка А. С. – главного героя данной статьи – который имел полномочия поручить своим подчиненным - процесуальним руководителям в уголовном производстве - вирішити щодо ініціювання перед керівником органу досудового розслідування питання про відсторонення слідчого від проведення досудового розслідування та призначення іншого слідчого за наявності підстав, передбачених цим Кодексом, для його відводу, або у випадку неефективного досудового розслідування (п. 8 ч. 2 ст. 36 КПКУ).

 

О том, чем обернулось подобное обращение, вы узнали из первой части данной статьи. Однако, история со следователем Шиловой-Ивановой на этом не закончилась, а возымела не менее эпичное продолжение, все с тем же прокурором А. С. Кузьменко.

Итак, исчерпав все доступные правовые механизмы отстранения следователя в уголовном производстве, я почти смерился с мыслью, что придется и далее взаимодействовать с Шиловой-Ивановой - нравится мне это или нет. Учитывая бездарно проведенный допрос соседей-вредителей, на показания которых Шилова-Иванова делала упор, закрывая уголовное дело, следующим логическим шагом было ходатайство к Шиловой-Ивановой о проведении повторного допроса, с подготовленным мною перечнем вопросов к допрашиваемым и расчетом на реализацию права потерпевшего присутствовать при следственном действии, им инициированным (ч. 6 ст. 223 КПКУ).

 

Спустя почти месяц после подачи ходатайства, от Шиловой-Ивановой - ни ответа, ни привета. 18.09.2017 г. обращаюсь с жалобой к следственному судье Бабушкинского районного суда г. Днепропетровска на бездействие следователя О.В. Шиловой-Ивановой, которое заключается в не уведомлении меня о результате рассмотрения моих ходатайств в порядке ст. 220 КПКУ.

 

20.09.2017 г. во время судебного заседания по жалобе выяснилось, что Шилова-Иванова, получив уведомление явиться в суд, в телефонном режиме сообщила помощнику следственного судьи Слищенко Ю.Г. о том, что она самоустранилась от проведения досудебного расследования, при этом никаких официальных документов в подтверждение этого факта, не говоря уже о том, рассмотрела ли она мои ходатайства, в судебное заседание не предоставила. В сложившихся обстоятельствах следственный судья Слищенко Ю.Г. принял единственно верное решение: обязать старшу слідчу СВ ДВП ГУНП в Дніпропетровській області предоставить мне ответ на мои ходатайства от 23.08.2017 г.

 

Боятся ли менты не исполнить требование закона?! Быть привлеченными за неисполнение к уголовной, административной ответственности, слететь с занимаемой должности или, быть может, угрызений совести?! Должны ли вообще сотрудники правоохранительных органов и прокуратуры, исполняя свои должностные обязанности руководствоваться страхом наступления тех или иных последствий, или, все же, в основе их мотивации должно лежать простое и искреннее желание сделать мир надежнее и безопаснее?!

Пока философы ищут ответы на эти и другие вопросы, а руководство страны ломает копья, придумывая как заставить правоохранителей более ответственно относиться к своей работе, последние не церемонятся ни перед чем – в том числе и перед обязательностью судебных решений. Не стала исключением и старший следователь О.В. Шилова-Иванова, которая так и не исполнила определение следственного судьи Слищенко Ю.Г. от 20.09.2017 г.

Немного о праве

Вообще, не исполнение судебных решений, и, в частности, определений (ухвал) следственных судей, уже давно стало у следователей и прокуроров эдаким вариантом нормы. И это при том, что обов’язковість судових рішень закреплена Конституцией (ст. ст. 124, 129 Конституции Украины) и является объектом криминально-правовой охраны (ст. 382 ККУ). Причина такой беспечности проста: любая попытка привлечь следователя, прокурора за неисполнение чего-либо к уголовной ответственности неизменно влечет за собой внесение соответствующих ведомостей в ЕРДР и досудебное расследование, проводимое все теми же следователями и прокурорами. Круг, как говорится, замкнулся. Впрочем, есть и те, кто, уповая на свою безнаказанность де-факто, стремится перестраховаться и де-юре, апеллируя к единичным научно-правовым исследованиям, ставящим под сомнение правовое тождество судебных решений и ухвал следственных судей. Так, некоторые правоведы (http://www.visnyk-juris.uzhnu.uz.ua/file/No.43/part_2/36.pdf), путем въедливого исследования далеких от совершенства определений закона, пришли к выводу о том, что ухвалы следственных судей сродни постановлениям следователей или прокуроров, т. к. возникают исключительно на стадии досудебного расследования и не являются реализацией функции правосудия - как, например, ухвалы, принятые на стадии судебного рассмотрения. Следовательно, заключают авторы исследований, обязательность исполнения первых и вторых следует различать. Это при том, что, согласно ч. 2 ст. 21 КПКУ, вирок та ухвала суду, що набрали законної сили в порядку, визначеному цим Кодексом, є обов’язковими і підлягають безумовному виконанню на всій території України. Далее развивается мысль о том, что за неисполнение ухвал следственных судей должна следовать административная или уголовно-процессуальная ответственность, но никак не уголовная и т.д. и т.п.

Как бы там ни было, действующее уголовно-процессуальное законодательство пока не выделяет ухвалы следственных судей в отдельную категорию процессуальных документов, отличных по своей значимости от остальных форм решений в уголовном судопроизводстве. А любые попытки правоприменителей нивелировать статус таких ухвал - путем произвольного толкования существующей, по их мнению, правовой неопределенности, - разбиваются об положение ч. 1 ст. 306 КПКУ, согласно которого скарги на рішення, дії чи бездіяльність слідчого чи прокурора розглядаються слідчим суддею місцевого суду згідно з правилами судового розгляду, передбаченими статтями 318-380 цього Кодексу, а также ч. 1 ст. 307 КПКУ, согласно которой за результатами розгляду скарг на рішення, дії чи бездіяльність слідчого чи прокурора постановляється ухвала згідно з правилами цього Кодексу. По проблеме, в том или ином виде, высказывался и ВССУ, в своих многочисленных ухвалах и разъяснениях:

Ухвала ВССУ від 06.10.2015 року, справа № 5-2286км15 http://reyestr.court.gov.ua/Review/52081090;

Ухвала ВССУ від 02.07.2015 року, справа № 5-1407км15 http://reyestr.court.gov.ua/Review/46298938;

Лист ВССУ від 03.06.2016 року «Про правові позиції судової палати у кримінальних справах ВССУ за 2015 рік» https://precedent.in.ua/2016/07/04/4918/.

---

Но вернемся к нашим героям. Не обнаружив признаков исполнения ухвалы следственного судьи Слищенко Ю.Г. спустя, без малого, месяц с момента ее постановления, мною 19.10.2017 г. на имя керівника Дніпропетровської місцевої прокуратури № 3 Анатолія Кузьменко, через дежурного прокурора, было подано заявление о преступлении следователя О.В. Шиловой-Ивановой, что имеет признаки, предусмотренные ст. ст. 367, 382 ККУ.

 

Однако, бравый прокурор А. Кузьменко, уже традиционно для себя самого, в очередной раз вытер ноги об закон: провел, не имея на то полномочий, досудебное расследование по моему заявлению без внесения в ЕРДР и, с учетом безбожно истолкованного им самим положения ст. 214 КПКУ, постановил, что основания для внесения ведомостей в ЕРДР отсутствуют.

 

Толи Кузьменко читает по диагонали, то страдает когнитивными нарушениями, но факт неисполнения О.В. Шиловой-Ивановой ухвалы следственного судьи, изложенный в моем заявлении как основание для возбуждения уголовного дела, прокурор решительным образом не заметил. Вместо этого Кузьменко дал волю своей фантазии и, в стиле содержательной эклектики, набросал в ответ всего понемногу, вокруг да около. При этом, признаки датирования постановлений О.В. Шиловой-Ивановой задним числом (службове підроблення, ст. 366 ККУ), а также факт неисполнения этих постановлений спустя без малого два месяца после их вынесения, его, как прокурора, нисколько не смутили.

Пришлось обратиться к следственному судье с жалобой на бездействие прокурора А. Кузьменка, связанное с невнесением в ЕРДР ведомостей по поданному мною заявлению о преступлении О.В. Шиловой-Ивановой.

 

06.11.2017 г. ухвалой следственного судьи Бабушкинского районного суда г. Днепропетровска Литвиненка И.Ю. моя жалоба была удовлетворена.

 

Здесь следует обратить внимание на дату постановления ухвалы и на фамилию прокурора третей прокуратуры, присутствовавшего в судебном заседании: очередной мальчик для битья, которого его высокоблагородие г-н Кузьменко снарядил представлять в суде свои интересы, не посчитав нужным, при этом, сопроводить доверенностью. Спустя более месяца с даты постановления ухвали, ведомости в ЕРДР по моему заявлению о преступлении Шиловой-Ивановой внесены так и не были, в связи с чем 15.12.2017 г. мною в Днепропетровскую областную прокуратуру было подано заявление о преступлении прокурора А. С. Кузьменка, что имеет признаки, предусмотренные ст. ст. 367, 382 ККУ.

Что происходило потом и на какие ухищрения способен областной прокурор Виктор Матвийчук, чтобы покрыть преступления своего протеже, я расскажу в одной из следующих статей. Здесь же важно отметить, что в десятых числах января следующего 2018 г. мною получено письмо из третей прокуратуры, содержащее извлечение (вытяг) из ЕРДР о внесении 04.01.2018 г. ведомостей о преступлении Шиловой-Ивановой по моему заявлению от 19.10.2017 г. – т.е. спустя 2 месяца после постановления ухвалы Литвиненка от 06.11.2017 г.

 

Исполнивши неторопливо ухвалу следственного судьи (см. «Звернення судового рішення до виконання», ст. 535 КПКУ), Кузьменко, видимо, позабыл, что помимо формального внесения ведомостей о преступлении в ЕРДР неплохо было бы еще и фактически розпочати розслідування (ч. 1 ст. 214 КПКУ): передати наявні у нього матеріали до органу досудового розслідування та доручити проведення досудового розслідування (ч. 7 ст. 214 КПКУ). Что ж, забывчивость и небрежность - видимо и есть те самые качества, за которые из «простых» парней со средним балом на переаттестации делают руководителей местных прокуратур. Впрочем, был ли связан факт со служебной халатностью (ст. 367 ККУ) или имела место попытка уклонения от исполнения ухвалы следственного судьи (ст. 382 ККУ) – должно установить следствие.

 

[продолжение следует]

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Генпрокуратура,Днепропетровск,Днепр,прокуратура,прокурор,Днепропетровская область
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.