День Конституции. Постскриптум

2 июля 2018, 12:12
заместитель директора Центра социальных технологий «Социополис», кандидат социологических наук
0
1126
День Конституции. Постскриптум

Конституция с хреном или севрюжина второй свежести



Закончились длинные выходные, приуроченные к Дню Конституции. Иссяк и поток материалов, ему посвящённых. Хотелось бы напоследок обратить внимание на несколько моментов, о которых уже неоднократно говорилось, но тем не менее достойных того, чтобы подвести их под один общий знаменатель.

В отзывах по поводу Дня Конституции в эти дни преобладали две тенденции: верноподданическое «урря!», наша Конституция – самая конституционная конституция если не в мире, то в Европе уж точно, и критический вариант. Дескать хороша Конституция, но плохо, что её никто не соблюдает. Я же придерживаюсь совершенно другого мнения. Июньская Конституция 1996 года плохая, никудышняя конституция. И поэтому хорошо, что она не соблюдается на практике.

Дело в том, что конституция – это всегда результат социального компромисса. То есть либо «общественный договор», либо фиксация условий временного перемирия между антагонистическими социальными силами – классами, группами, партиями и т.д. Эти двум случаям соответствует и два типа конституций. К первому типу относятся документы вроде Конституции США, которые существуют веками и отражают базовый уровень согласия граждан и власти по ключевым вопросам государственного устройства и общественной жизни. Второй тип представлен в частности как бы действующей украинской Конституцией.

Так как это результат перемирия между противоборствующими политическими группировками, то и представляет она из себя курьёзное нагромождение оксюморонов и противоречий.

Для того, чтобы уяснить это, необходимо проанализировать генезис Основного закона Украины. В его тексте нашли воплощение и надежды политически незрелых, во многом наивных масс, и стремления капитализма первоначального накопления, и корпоративные интересы бюрократии. Июньская Конституция была необходима чтобы снять, по крайней мере на бумаге, три острых противоречия. Во-первых, с формально-юридической точки зрения старая Конституция УССР 1978 года никакими ухищрениями не могла быть приспособлена к реалиям года 1996-го. Во-вторых, перманентные конфликты между законодательной и исполнительной ветвями власти, местными и центральными органами, гражданами и государством требовали немедленного законодательного урегулирования. В-третьих, сложившееся соотношение классовых сил достигло точки относительного равновесия, и новоявленные господствующие классы нуждались в закреплении и правовом освящении этого соотношения как главного условия стабильности своего господства.

Поскольку сами классы всё ещё находились в процессе формирования, а общественное развитие несло на себе глубокий отпечаток недавнего советского прошлого, постольку Конституция могла стать только результатом компромисса между олигархами, средним бизнесом, бюрократией и массами, люмпенизированными экономическими псевдореформами. Отсюда – противоречивость её содержания, представляющего собой химерический сплав социальной демагогии и приукрашенного трескучими фразами либерализма. Неудивительно поэтому, что разложение кучмизма как фасада общественного консенсуса совпало по времени с движением, вылившимся позднее в пересмотр Конституции, в конституционную реформу. Причём внесение изменений в Основной закон в части полномочий парламента и Президента, а также их «откат» при позднем Януковиче чётко отражает результат борьбы различных кланов и групп истеблишмента за контроль над государственными институтами, как и желание ослабить своих противников, владеющих альтернативными властными «активами».

В настоящей статье я не имею возможности анализировать весь текст Конституции. Позволю себе лишь указать на описанное выше соединение в Основном законе элементов социальной демагогии (ст.43-50) и либерализма (ст. 21-40, ст. 55-58). Причём либерализма такого толка, который входит в противоречие с законами Украины о запрете идеологий, признанных преступными только на том основании, что они не нравятся народным депутатам. Впрочем, нужно ли лезть в дебри, искать противоречия Конституции и законов, если например в самой Конституции Украина объявлена унитарным государством (ст. 2), в составе которого находится, на минуточку, … Автономная Республика Крым (ст.133 главы IX, глава X)? :))

Также стоит отметить, что демагогическая часть Основного Закона прописана всецело в угоду господствующим классам. Это касается статей о социальных правах граждан. Например, их перечень в ст. 48 содержит лишь права на достаточное питание, одежду и жильё и не включает право на медицинское обслуживание и культурное развитие. Иначе говоря, достаточным признаётся уровень тупого биоробота, необходимый для простого воспроизводства человека как рабочей силы и представителя «электората». И тем не менее, даже в таком виде социальная составляющая Конституции кажется некоторым поборникам либеральных ценностей чем-то неслыханным, превращающим государство в филантропическое учреждение.

Каков же итог? В Конституцию никто не верит, никто не придерживается её предписаний, никто, кроме законченых кретинов уже даже не возлагает на неё особых надежд. Основной закон существует на практике только как предмет догматических препирательств и парламентских битв. Есть, правда, одна вещица, заставляющая правящий режим мириться с этим никчемным институтом, а именно его юридическая форма. Конституционализм является как бы символом социального порядка, антипода революции, насильственного свержения существующего строя. Поэтому в июньской Конституции народу, который якобы является носителем суверенитета, единственным источником власти, отказано в естественном праве на восстание, даже в случае систематического нарушения властью ключевых статей Основного закона. Статья 55 вместо этого признанного международным и конституционным правом положения предписывает обращаться в известные своей непредвзятостью украинские суды. Изобретательные законодатели предлагают искать защиты от тирании у самой тирании. Иначе и быть не может, ведь народ не был полноправной стороной договора с государством, каковым, согласно своему духу, должна являться всякая демократическая конституция. Народ не участвовал в выработке её положений, народ не одобрил текст Основного Закона на референдуме. Характерно, что Конституция не содержит и связанной с правом на восстание нормы о владении, хранении и законном применении гражданами огнестрельного оружия.

Нынешняя власть, верная наследница и продолжательница дела «папередников», проделавшая всё на свете и поставившая страну на грань исторической катастрофы, прикрывается Конституцией как фиговым листком легитимности. Отсюда и пафос празднования Дня Конституции. Однако согласно проведённому в феврале 2018 г. опросу КМИС 28 июня считают важным праздником лишь 5% украинцев. Такова оценка населением Основного закона, принятого под покровом ночи в условиях прямого шантажа народных избранников со стороны президента-автокарата Леонида Кучмы.

Выходом из критического положения, сложившегося в стране, политикуме и законодательном поле может быть только «нулевой вариант» – переучреждение государства на основаниях новой демократической Конституции, выработанной всенародно избранным для этого Учредительным собранием и одобренной на всеукраинском референдуме. Но в сегодняшних реалиях об этом не может быть и речи. Остаётся только патетически потрясать перед лицами зажравшихся керманычей потешной Конституцией 1996 г., от которой только и пользы, что выходной раз в году.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: США,Конституция,Кучма,законодательство,День Конституции Украины,аннексия Крыма
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.