7 мифов Роттердама

2 марта 2018, 15:54
1
1874

Скоро исполнится два года с момента принятия формулы «Роттердам+», вокруг которой не прекращаются спекуляции. Тема давно вышла за рамки энергетики, став скорее политической.

Она сопряжена с огромным количеством мифов, созданных группой политиков и экспертов. Впрочем, подробный анализ этих стереотипов показывает, что они опровергаются фактами. Основательный анализ ситуации сделал сайт «Главком». Давайте же разберемся с каждым из этих мифов.

 

Миф 1: НАБУ уже фактически разоблачило незаконность Роттердам+, поймав за руку НКРЭКУ, ДТЭК и ICU. Все обстоятельства дела – очевидны, остается только передать его в суд

Прежде всего, стоит напомнить, что инициаторами регистрации дела было не НАБУ, а депутаты и активисты. Расследование было начато 24 марта 2017 года по обращению народного депутата Виктора Чумака. Активными оппонентами Роттердам+ выступили также депутаты Сергей Лещенко, Виталий Куприй и эксперт Андрей Герус, которые также требовали от НАБУ реагирования на Роттердам+, направляли в Бюро обращения и делали заявления в СМИ.

17 августа 2017 года НАБУ провела обыски в НКРЭКУ, которые, судя по отсутствию дальнейших комментариев правоохранителей, результатов не принесли.

За более чем 11 месяцев следствия не объявлено ни одного подозрения. Зато едва ли не единственный имеющий отношение к энергетике оппонент Роттердам+ дважды проиграл в суде, пытаясь оспорить законность формулы.

НАБУ пока не прогнозирует исход дела, ссылаясь на необходимость получить большой объем информации из-за рубежа.


Миф №2: Причиной роста тарифов на электроэнергию для населения является введение формулы Роттердам+

О повышении цен на электроэнергию для населения было всем известно еще за год до введения формулы: в феврале 2015 года Нацкомиссия утвердила график повышения цен на электроэнергию в 5 этапов – согласно графику за два года электричество должно было подорожать в среднем в 3,5 раза. Поэтапное повышение цен на электроэнергию было зафиксировано в коалиционном соглашении и меморандуме с МВФ.


Миф №3: В 2014-2016 годах ДТЭК была в преддефолтном состоянии. Спас компанию Роттердам+. После введения формулы ценные бумаги ДТЭК выросли на 40%, что является доказательством того, что решение НКРЭКУ было принято в интересах Ахметова

В 2014-2016 годах дела были плохи у всех участников, а не у одного ДТЭК. Для подтверждения достаточно проанализировать отчетность госкомпании «Центрэнерго». Причинами этого были непростая экономическая ситуация, обвал национальной валюты и начало военных действий на востоке страны. На фоне этого в 2014 году агентство Moody's понизило рейтинг еврооблигаций Украины, что повлекло обрушение евробондов украинских компаний. Так, в августе 2014 года еврооблигации ДТЭК стоили 61,6% номинала, Метинвеста – 66,8% номинала, ПУМБ – 76,1%. В марте 2015 года многие евробонды зафиксировали свой исторический минимум, ценные бумаги Ощадбанка торговались по 40,1% от номинала, Укэксимбанка – 51,5%. Отрицательная динамика продолжалась до конца первого квартала 2016 года. Затем, когда дно было пройдено, начался рост. Он был общим для всех эмитентов, и ДТЭК отнюдь не был лидером в этом росте.

Если же посмотреть на колебания котировок бондов ДТЭК в течение всей бюрократической процедуры принятия постановления НКРЭКУ №289 (Роттердам+) – от публикации первого проекта 18 ноября 2015 до утверждения финальной редакции 3 марта 2016, то можно увидеть, что цена не повышалась, а снижалась. За этот период наблюдалось падение цены облигаций ДТЭК на 18,6%, которое продолжилось и в марте 2016 после утверждения методики. При этом, динамика изменения в январе-апреле 2016 года составила +4,7%, что даже ниже изменения цен на государственные долговые инструменты (+7,5%). Рост по прочим украинским эмитентам в этом же периоде существенно превысил рост облигаций ДТЭК – Метинвест (+39,6%); Ferrexpo (+37,0%).

Второй ключевой причиной роста бумаг ДТЭК стала успешная реструктуризация долговых обязательств компании. ДТЭК успешно завершила эти переговоры, объединив весь портфель ценных бумаг 2010 и 2013 года в единый выпуск со сроком обращения до 31 декабря 2024 года, перенеся выплаты по еврооблигациям с 2018 года на конец 2024 года. Дополнительными факторами для инвесторов стали уже упомянутое выше поэтапное повышение тарифов, активное развитие компанией секторов газодобычи и альтернативной энергетики.

Таким образом, утверждение о Роттердаме+ как драйвере роста бумаг ДТЭК не имеет под собой  достаточных оснований, и легко дезавуируется объективными данными.


Миф №4: Сговор между НКРЭКУ, ДТЭК и инвесткомпанией ICU. Пользуясь низкими ценами, компания ICU, чей бывший сотрудник Дмитрий Вовк занимает пост главы НКРЭКУ, приобрела долговые обязательства ДТЭК. Затем НКРЭКУ ввела формулу Роттердам+ и ICU заработала на росте евробондов. Разумеется, в ICU и ДТЭК обо всем знали заранее. В ДТЭК были не против скупки в обмен на будущие барыши от Роттердам+

Собственно, этот миф уже частично опровергается в предыдущем разделе – Роттердам+ не вызвал рост бумаг ДТЭК. Еще один факт – о том, что ICU приобрела часть евробондов ДТЭК стало известно из интервью гендиректора компании Максима Тимченко. Для чего топ-менеджеру Ахметова разглашать эту информацию, если, как утверждают депутаты и общественные активисты, сделка была следствием некой секретной договоренностью между владельцем ДТЭК и властью?

ICU инвестируют в бонды ДТЭК еще с 2011 года, покупая их по номиналу. Может быть, они уже тогда что-то знали о Роттердам+? Может быть и другие украинские инвестфонды, покупавшие облигации ДТЭК, были участниками сговора? И, может быть, воротилы западных финансовых рынков - Ashmore Investment Management и VR Global Partners, возглавлявшие комитет кредиторов в рамках процесса реструктуризации бумаг ДТЭК, тоже участвовали в заговоре или даже выступали его тайным организатором?

Анекдотичность подобных предположений очевидна. В 2015-2016 годах инвесторы покупали бонды ДТЭК руководствуясь не тайным инсайдом, а логикой: дешевизной бумаг, началом переговоров о реструктуризации долгов и явными рыночными перспективами крупнейшей частной энергокомпании.


Миф №5: Роттердам+ чиновники придумали для получения Ахметовым сверхприбылей. Никаких оснований для введения формульного ценообразования для угля нет

Напомним, что формула была принята как способ решения проблем блокады поставок угля из неконтролируемых территорий Донбасса и потери контроля над шахтами. И хотя полноценной диверсификации поставок  угля не произошло, около четверти объема (5,88 млн тонн) потребления угля в прошлом году составил импорт. Эти цифры сопоставимы со статистикой газового рынка, где, несмотря на то, что примерно две трети объема потребления составляет газ внутренней добычи, также применяется формульное ценообразование (формула NCG+, учитывающая стоимость газа на хабе в Дюссельдорфе плюс доставка в Украину). Формульное ценообразование – одно из настоятельных пожеланий Запада, и попытки отменить или откорректировать его вызывают критику Европейского Энергетического сообщества и МВФ.

Однако, главное даже не это. А то, что привязка цены угля к международному индикативу обеспечила выживание отрасли, находящейся на грани коллапса. В первую очередь, государственных шахт. У которых до введения индикатива уголь покупался по 40 долларов, а из-за рубежа завозили по 100 и более. Таким образом, госшахты не дополучали средства, необходимые для выплаты зарплат, господдержка по сравнению с 2013 годом была уменьшена в 10 раз. Единственным выходом было поднимать цену, которой невозможно было бы управлять в ручном режиме, то есть – привязать к рыночному индексу. В противном случае, задолженность сегодня по зарплате составляла бы 2 млрд грн – отрасль была бы парализована, а задолженность легла бы на плечи налогоплательщиков. Повышение цены на уголь дало ежегодно до 3,5 млрд грн средств для отрасли и позволило выжить государственным шахтам. Критики заявляют, что в отдельных угледобывающих объединениях есть проблемы с выплатой зарплаты. Однако, это скорее исключение. Тем более, что государственному углепрому в ближайшие годы предстоит решать непростые задачи по увеличению добычи отечественного угля.

Роттердам+ не догма. Как известно в процессе обсуждения переходы к формульному ценообразованию НКРЭКУ рассматривала целый ряд методик. Однако без подобного подхода либеральная модель энергетического рынка, движение к которой задекларировали власти, попросту не может быть реализована.


Миф №6: Возможно, формульное ценообразование и нужно, но какое-то другое, не Роттердам+. Потому что по этой формуле украинские потребители оплачивают украинский уголь по цене угля, купленного в Роттердаме и доставленного в Украину

В том-то и дело, что нет. При детальном изучении методики определения оптовой рыночной цены на электроэнергию (ОРЦ) и цен на уголь на мировых рынках становится понятно, что формула не покрывает реальную рыночную цену угля, которую платят ТЭС, так как она – прогнозная и базируется на среднем значении индекса API2 (цена угля в портах Роттердама и Амстердама) за последние 12 месяцев. К примеру, для целей расчета ОРЦ на 2018 год Регулятором учитывалось среднее значение API2 на уровне 83 доллара за тонну. Текущие цены на рынке значительно выше: индекс API2 составил 93 доллара за тонну в декабре 2017 г., а цены импортного угля из ПАР и США по информации Минэнерго достигли 100 и 110 долларов за тонну соответственно. Такой подход позволил защитить украинского потребителя от волатильности цен на уголь на мировых рынках.

Таким образом, стоимость угля в Роттердаме не является фактической стоимостью угля для украинских ТЭС и ТЭЦ, это независимый индикатив, используемый для расчетов формирования тарифа угольной генерации.


Миф №7: Отмена «Роттердам+» в интересах населения

Чтобы опровергнуть этот миф, достаточно ответить на вопрос: кому выгодна отмена привязки цены угля к международным индикативам? Бытовым потребителям? Нет, влияние Роттердам+ на их тариф ничтожно. А вот для крупнейших промышленных потребителей – весьма ощутимо. Главные пострадавшие от Роттердам+ – это ферросплавные заводы Игоря Коломойского и Виктора Пинчука, которые (я имею ввиду заводы) серьезно потеряли в рентабельности после повышения цен на электроэнергию.

И если внимательно посмотреть на борцов с Роттердам+, то можно, даже на основании информации из открытых источников, легко отследить их связь с упомянутыми выше бизнесменами. Например, инициатор расследования НАБУ депутат Виктор Чумак в противовес другим олигархам называл Коломойского «олигархом-патриотом». Другой депутат – Виталий Куприй, является членом партии «УКРОП», влияние на которую Коломойского даже не скрывается. Андрей Герус – бывший директор Конкорд Капитал, компании принадлежащей партнеру Коломойского по латвийскому Приватбанку – Игорю Мазепе.

Вот так в интересах одной из олигархических группировок в обсуждении сугубо отраслевой проблематики отдельные комментаторы и народные депутаты пытаются заработать политические дивиденды.

Украина встала на путь либеральных реформ в энергетике. В случае, если данные реформы дойдут до своего логического завершения, в стране появится угольная биржа, котировки на которой станут единственным и понятным ценовым индикатором на рынке угля. Об этом, к слову упомянул и Президент Петр Порошенко на последней пресс-конференции.

Биржевые торги отменят привязку стомости угля в тарифе на электроэнергию к котировкам в Роттердаме или на иных торговых площадках, однако, в случае сохраняющейся потребности в импорте не приведут к падению рыночных цен на уголь ниже импортного паритета. Это общее правило свободных рынков, которое известно каждому студенту экономического ВУЗа, тем более уважаемым народным депутатам.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: электроэнергия,тарифы,Роттердам,уголь,ДТЭК
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.