Что дозволено Юпитеру. Почему США не боятся быть крупнейшим офшором

27 марта 2018, 15:44
Аудитор, старший партнер K.A.C. Group
0
131

Ведущие страны увлеченно борются за контроль над офшорными потоками.

Ежегодно, по экспертным оценкам, из-за использования офшорных схем украинский бюджет теряет 50–65 млрд грн. Например, столько же наша страна собирается потратить в этом году на строительство и ремонт дорог. Помимо прямых финансовых потерь, Украина рискует получить очередной удар по имиджу. Уже к концу года наша страна может быть занесена в черный список ОЭСР и быть причисленной к государствам, которые не борются с налоговыми оптимизациями и не желают делиться информацией с налоговыми структурами других стран.

Минус $10 млрд каждый год

Деофшоризация экономики могла бы дать не меньший эффект, чем инвестиционный бум. "Невозвращение валютной выручки и налоги, которые не уплачиваются по внешнеэкономическим операциям, намного больше, чем налоги, которые собираются внутри государства", — признал в одном из недавних интервью "Цензор.НЕТ" первый заместитель главы ГФС Сергей Белан. Так называемые "непрямые контракты", по которым товар поставляется на внешние рынки через офшорные прокладки, являются одной из самых распространенных схем вывода капитала из страны. Она позволяет аккумулировать основную прибыль от внешнеэкономической деятельности за пределами Украины. Председатель офиса крупных налогоплательщиков Евгений Бомбизов недавно признал, что по "непрямым контрактам" у нас оформляется до 75% всего экспорта.

Посчитать, сколько денег выводится из Украины благодаря таким операциям, нетрудно. Достаточно сравнить статистику внешнеэкономической деятельности Укрстата и НБУ. Данные Укрстата показывают, на какую сумму были поставлены товары за границу или завезены в страну. Статистика НБУ — сколько реально денег зашло в Украину по экспортным контрактам или было уплачено отечественными компаниями за импортный товар. По информации Укрстата, в прошлом году сальдо по внешнеторговым операциям ушло в минус на $1,24 млрд (экспорт — $53,72 млрд импорт — $54,96 млрд). По статистике Нацбанка отрицательное сальдо торговли с внешними партнерами достигло $5,57 млрд (экспорт — $53,96 млрд импорт — $60,77 млрд). 

Разница между оценками НБУ и Укрстата составляет $4,33 млрд, или чуть больше 4% ВВП. Это и есть общая сумма средств, которые были выведены из Украины в прошлом году только в рамках одной внешнеторговой схемы. Всего же, по подсчетам Центра социально-экономических исследований "CASE Украина", ежегодно из Украины выводится порядка $10 млрд из-за чего бюджет недополучает 50–65 млрд грн.

Спрос на офшорные услуги со стороны украинских клиентов остается стабильно высоким по нескольким причинам. Крупный бизнес (мелкий просто не потянет стоимость обслуживания) бегством в офшоры не просто минимизирует налоги, а главное — защищает от захвата и обесценивания активы. Их сохранность обеспечивается за счет ухода в юрисдикции с более надежными, нежели украинская, правовыми системами и вложений в более стабильную, нежели гривня, валюту. А режим секретности, который обеспечивают отдельные налоговые гавани, позволяет чувствовать себя вольготно коррумпированным чиновникам, которые выводят капиталы, чтобы не объяснять их происхождения.

Вместо классических офшоров — многоходовки

Однако засекречивать капиталы и минимизировать налоги с помощью офшоров становится все сложнее и дороже — таковы последствия развернувшейся в мире масштабной антиофшорной кампании. В этом году по офшорному бизнесу нанесен еще один удар. "Банковской тайны в Европе больше нет", — заявил недавно еврокомиссар по экономике и финансам Пьер Московиcи. Так он прокомментировал стартовавший в этом году автоматический обмен налоговой и финансовой информацией ЕС с большинством стран мира (в силу вступил "Общий стандарт отчетности", Common Reporting Standard — CRS). В рамках процесса CRS финансовые организации стран-участниц направляют информацию о счетах своих клиентов в местные налоговые органы, которые в дальнейшем обмениваются информацией с налоговыми органами других стран. Одновременно ЕС расширил список доходов резидентов, подлежащих раскрытию и обмену между налоговыми органами стран. Таким образом, в автоматическом режиме Евросоюз будет получать данные об открытии своими гражданами счетов в других странах, движении средств по ним, а также в онлайн-режиме отслеживать полученные европейцами проценты, дивиденды, выручку от продажи финансовых активов.

Желая оставаться благонадежными для своих европейских и других партнеров, украинским компаниям приходится учитывать современные реалии. "В последние годы произошли кардинальные изменения в использовании классических офшоров и традиционных юрисдикций для структурирования украинских активов. Большинство компаний или налоговых структур были ликвидированы, чтобы не засвечивать конечных украинских бенефициаров. Некоторые, например, передали свои активы в управление созданным независимым фондам или крупным страховым компаниям в европейских юрисдикциях. Другие перешли на прозрачное структурирование активов, воспользовавшись услугами таких юрисдикций, как Нидерланды (ставшей одним из крупнейших налоговых убежищ для транснациональных корпораций в Европе благодаря своей налоговой системе. — "ВД")", — рассказывает Максим Ходак, адвокат адвокатской конторы Law&More.

Юристы говорят, что сейчас оптимизационные схемы по внешним признакам не отличаются от обычных хозяйственных операций. А поставленные цели достигаются за счет включения в схемную цепочку большего количества компаний различных юрисдикций. В упрощенном варианте в такой цепочке присутствуют как минимум две компании. Одна зарегистрирована в классическом офшоре вроде Британских Виргинских островов, Кайманов, Бермудов, Джерси и пр. Другая — в одной из развитых стран с благоприятным налогообложением. Такая промежуточная компания используется для перемещения средств в/из классического офшора. И мировых лидеров, похоже, устраивает такая ситуация. "С одной стороны, государства — мировые лидеры внедряют ряд мероприятий по борьбе с офшорами. С другой — многие страны предлагают компаниям потенциальных клиентов льготные налоговые режимы, а бенефициарам — возможности по получению налогового резидентства в обмен на инвестиции для обхода стандарта CRS", — уточняет советник ЮК "Морис Груп" Владислав Кувичкин.

По данным исследования Амстердамского университета, всего три страны обеспечивают перемещение 43% от общего объема корпоративных офшорных инвестиций из налоговых гаваней. На долю Нидерландов приходится 23% перемещаемых финансовых потоков, Великобритании — 14%, Швейцарии — 6%.

США как крупнейший офшор

Одним из главных последствий антиофшорной кампании также можно считать перераспределение контроля над офшорным бизнесом. Согласно исследованию Financial Secrecy Index (рейтинг стран-убежищ, в которые стремятся все, кто занимается отмыванием средств) Британской неправительственной организации Tax Justice Network на сегодняшний день США контролируют наибольшую долю офшорного рынка — 22,3%, находясь на втором месте по уровню секретности. В отчете указывается, что в период с 2015 по 2018 гг. США увеличили свою долю на рынке офшорных финансовых услуг на 14%. "Американцы первыми начали "ломать" банковскую тайну. Они добились того, что гражданину США теперь невозможно открыть счет ни в одном банке мира без того, чтобы это стало известно налоговой службе. При этом США сами не сообщают другим странам об открытии счетов их гражданами в США (по крайней мере, в автоматическом режиме). Таким образом, США сами превратились в самый большой мировой офшор для европейцев", — поясняет Григорий Трипульский, управляющий партнер ЮК "Де-юре".

К слову, по данным исследования Совета финансовой стабильности (FSB), на долю США также приходится 31% активов от общего объема теневой финансовой системы (под ней понимаются компании, не являющиеся банковскими учреждениями, — хедж-фонды, инвестиционные и брокерские компании, фонды денежного рынка и др.). Впрочем, Штаты как тихая гавань хороши не для всех. "Появление "кремлевского доклада" минфина США показало, что структурирование своих активов с использованием штатов Невада, Вайоминг и Южная Дакота сыграло злую шутку с российскими клиентами из опубликованного списка, а использование США как юрисдикции для корпоративного структурирования несет серьезные потенциальные риски для клиентов", — отмечает партнер ЮК "Морис Груп" Марьян Мартынюк.

Одним из самых быстрорастущих международных офшорных финансовых центров Tax Justice Network называет Гонконг, который уже контролирует 4,7% офшорного рынка. По данным исследования Deloitte, проведенного в 2015 г., индустрия управления капиталом в этой стране в период с 2008 по 2013 гг. выросла на 146% (плюс $400 млрд клиентских средств под управлением), тогда как, скажем, Швейцария и Велико-британия за этот же период зафиксировали отток средств ($135 млрд и $300 млрд соответственно). Во многом это объясняется высоким уровнем секретности, который обеспечивает Гонконг (в рейтинге он занимает четвертую позицию после Швейцарии, США и Каймановых островов).

За что накажут Украину

Подстраиваться под новые реалии должна и Украина, от которой ожидают конкретных шагов в борьбе с минимизаторами. И заинтересованность мировых лидеров в этом вопросе очевидна. Во-первых, борьба с налоговыми оптимизациями должна принести бюджету дополнительные доходы, а значит, снизить риски обслуживания внешних долгов. Во-вторых, от Украины, как и от других стран, хотят в режиме онлайн получать налоговую и финансовую информацию, чтобы пристальнее следить за деятельностью собственных резидентов.https://korrespondent.net/url.hnd?url=http%3a%2f%2fwww.dsnews.ua%2fstatic%2ffiles%2fgallery_uploads%2fimages%2fVD04_OFF_5.jpg

1 января 2017 г. Украина присоединилась к Программе расширенного сотрудничества в рамках ОЭСР и обязалась имплементировать так называемый Минимальный стандарт плана действий по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и выводу прибыли из-под налогообложения (BEPS) — обязательные четыре мероприятия из пятнадцати. К ним относятся пересмотр действующих договоров по избежанию двойного налогообложения; обмен налоговой информацией по стандарту CRS (формирование общей базы для всех стран-участниц); внедрение правил контролируемых иностранных компаний (КИК) — выявление прибылей, выведенных в низконалоговые страны; внедрение правил трансфертного ценообразования. Однако на сегодняшний день выполнен лишь последний пункт из упомянутого перечня обязательств. Кроме того, 24 января в Париже Украина вопреки ожиданиям не подписала Многостороннее соглашение (MLI) — специально разработанный механизм для унификации международных договоров об избежании двойного налогообложения. И причина такого решения лежит на поверхности: наличие подписи под таким соглашением могло бы увеличить налоговую нагрузку наших ФПГ, которые сейчас снижают ее за счет положений договоров об избежании двойного налогообложения. "Но теперь Украина может схлопотать двойку за отсутствие динамики во внедрении первого этапа плана BEPS и полноценно войти в черный список ОЭСР, если и дальше будет раскачиваться. К 30 июня Украина должна сделать самостоятельную оценку состояния выполнения минимального стандарта, а на последний квартал 2018 года назначено экспертное оценивание Украины со стороны ОЭСР. И к концу года минимальный стандарт должен быть полностью имплементирован". 

директор АФ "Киевская аудиторская служба" Владимир Гаркуша.

источник: ДС

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости бизнеса
ТЕГИ: Украина,бизнес,офшоры
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.