"Голубой" диссидент

18 октября 2017, 16:41
Блогер, редактор, общественный деятель
0
215

Почему не нужно говорить "гей", делать "каминг-аут" и ходить на гей-парады

Я всегда чувствовал, что в том, как организованна социальная активность и все наши движения за права тех или иных групп, есть какая-то ошибка, что-то идет не так и не туда. Мои попытки объяснить бессмысленность воспроизведения шаблонов поведения англо-саксонского мира в украинских реалиях привели лишь к тому, что я стал персоной нон-грата в украинском активизме, а точка зрения стала фактически преследоваться. ЛГБТ активистам в Украине не нужна дискуссия, увы. 

Поговоримте конкретнее. Украинские организации за права сексуальных меньшинств очень слабо можно назвать таковыми по факту. Они все, скорее, точные копии американских ЛГБТ движений, которые были созданы в Украине и поддерживаются Нидерландами, Скандинавией и США для выполнения миссии просвещения туземцев в вопросах сексуальной свободы. И, конечно, для снижения количества заявлений о политическом убежище в этих странах на почве преследований ЛГБТ.

Поразительно и удивительно то, что в этих самых странах потихоньку отказываются от тех самых стандартов, которые так категорично продвигают заинтересованные общественные организации в нашей стране. Идеалы Стоунволла и района Кастро уже перестали быть актуальными в развитых странах. Зато экспорт секонд-хэнда идей в постсоветские страны очень даже развивается. 

Возьмем для примера такое понятие, как каминг-аут. Почему-то считается, что это должен сделать любой представитель ЛГБТ и тем самым «легитимизировать» себя для общества. В Украине до сих пор каждый такой шаг вызывает бурю эмоций. 

Термин «каминг-аут» возник из психологической теории австралийской ученой Вивьенн Касс в 1979 году, как следствие линейной модели развитие гомосексуальной идентичности. На протяжении десятилетий эта модель стала общепринятой благодаря масс-культуре и поддержке известных людей. 

Сейчас эта теория и ее выводы опровергаются на основе того, что такой подход является тенденциозным, локальным, исходит из конкретных «западных» культурных и гендерных стереотипов и не может быть применен более глобально, чем для Западной Европы, Северной Америки и Австралии. Огромный массив человеческого опыта познания себя и своей сексуальности уже давно не может быть упрощен до линейной теории Касс. 

В Украине же до сих пор общественными активистами и журналистами считается правильным и закономерным придерживаться именно взглядов середины 1980-х годов, при этом поощряя и распространяя в какой-то мере подавляющие индивидуальность взгляды. Мол, если ты действительно ЛГБТ, ты должен соответствовать таким-то критериям и вести себя должен соответственно. 

Конечно, такая своеобразная гомонормативность присутствует везде, просто в Украине западные идеи были заимствованы наиболее примитивным образом при отсутствии региональной ЛГБТ-культуры. Не стараясь сформировать собственную идентичность, активисты и организации слепо переняли форматы, которые были понятны грантодателям, но чужды культурному и поведенческому опыту украинцев. 

Или, например, большинство СМИ и общественных организаций публикуют исследования и отчеты американских, британских и других западных ученых о проблематике ЛГБТ. Мало того, эти отчеты становятся нормативными документами в Украине, на основании чего те же самые СМИ и активисты судят и дают оценки своим же гражданам. Не исследования украинских ученых, а американских, но все равно наше общество активно пользуется ими, чтобы сформировать или скорректировать свои взгляды.

Исследования, теории, подходы развитых стран к вопросу сексуальной ориентации человека могут быть применены к нескольким личностям, но диктовать на основе их поведенческие реакции для всего общества даже в этих странах не считается адекватным. Линейные теории развития идентичности предполагают, что события разворачиваются по возрастающей, переходя в четкое определение личности как гомосексуальной в гетеросексуальном мире. 

Такой подход является не чем иным, как научным коммунизмом, считающем, что все без исключения индивиды должны проходить одинаковые этапы становления, без учета любых особенностей. 

Само ЛГБТ движение в Украине является следствием этой недоразвитости научных исследований внутри страны. Общественные организации возникли потому, что в западных странах так принято делать для защиты прав и свобод тех или иных групп. Правда, сначала эти группы формируют запрос на такие права и свободы, а уже вслед за ними появляются организации, готовые их представлять. 

В Украине все наоборот. В отсутствие общественного запроса сначала появились организации, которые потом активно начали формировать мнение на основании ориентированного на американскую историю опыта. Фактически, культурная и национальная идентичность украинцев вообще не принималась и не принимается во внимание. Да и спонсорам проще объяснять программы мероприятий, которые уже проводились в других странах, чем искать что-то характерное для себя. 

Почему я вдруг должен поддерживать ЛГБТ-организации, даже если я – открытый гей? Просто потому, что в их названии есть что-то знакомое для меня? Отнюдь. Лично я, как и многие мои знакомые, абсолютно не нуждаемся в существовании всех без исключения контор, открытых потому, что так есть в ЕС и США. Покажите мне хоть одно исследование внутри Украины от респектабельной институции, которое показало, что 51% ЛГБТ осознают свои права, нуждаются в их защите и, что еще более важно, уверены в необходимости существования ЛГБТ-организаций и активностей. 

Гей-клубы и гей-парады – это оттуда же. С чего вдруг, на основании каких фактов и анализа вдруг было решено, что гей-клубы и гей-парады в Украине являются неотъемлемым признаком демократизации и развития общества? Некоторое время была даже идея, что если ты ни разу не был в гей-клубе или на гей-параде, то ты и не ЛГБТ вовсе. Мол, если ты не принимаешь участие в нашей социальной жизни, мы сомневаемся в твоей идентичности. 

Можно ли себе представить что-то более дикое? Западные ученые, которых так любят цитировать в Украине, пришли бы в ужас от того, как их теории, полученные из изучения локальных групп, были чудовищно извращены в абсолютно другой стране. 

Поэтому у большинства ЛГБТ активистов нет для вас четких ответов, зачем ходить в гей-клубы и почему они вообще должны быть в нашей стране; зачем проводить гей-парады; зачем нужны однополые партнерства или вообще какие-либо права ЛГБТ. Организаторы зачастую сами не знают смысла того, что они делают, потому что для них это – не идентичность, не культурный код, а заученные переводы с английского. 

Даже вот эти слова «гей», «лесбиянка» - ведь они же нехарактерны для Европы. Во многих странах есть свои собственные слова, обозначающие принадлежность к сексуальным меньшинствам, а английские термины «гей» и «лесбиянка» многие считают обидными. Конечно, в англоязычных источниках сказано, что, наоборот, общества не воспринимают термин «гомосексуалы», а радуются использованию американского сленга. Хотя, например, в той же Германии большинство гомосексуалов-мужчин называют себя «швуль». А в Украине при всей национальной направленности лингвистики, медиа и культуры за 26 лет так и не появился свой собственный синоним американскому «гей». 

Конечно, именно исходя из вышеописанного я понимаю и ультраправых, которые протестуют против ЛГБТ по точно таким же причинам – они не видят национального культурного кода в том, что происходит. Так же, как собака лает иногда потому, что не может понять, что происходит, праворадикалы выступают против слепо скопированных западных стереотипов поведения. 

Они, так же, как и ЛГБТ активисты, не могут объяснить свою позицию, но ощущают, что что-то происходит не так. Возможно, именно эти силы смогут повлиять на формирование собственно украинской ЛГБТ-идентичности, добавив к западным идеалам украинский колорит. 

Вывод простой: если вы ощущаете, что что-то не так, что лозунги и активности далеки от ваших запросов и реальности, значит, вы правы. Найти себя, понять себя и быть честным с собой намного, в разы сложнее, чем прикрываться исследованиями каких-то далеких ученых и методичками посольств или фондов.

Мне не хочется, чтобы в моей стране национальные особенности выхолащивались, заменяясь устаревшим западным барахлом. Мне также не хочется, чтобы молодые люди чувствовали себя обязанными поступать так или иначе, чтобы быть собой и защитить свое право на идентичность. 

В Украине остались до сих пор десятки психологических институтов, не особо нужная академия педнаук и научные организации, проедающие бюджет без каких-либо результатов. Не пора ли им провести исследования нашей собственной гендерной и сексуальной культуры, дать пищу для размышлений и развития? 

Впрочем, идеологические компоненты цивилизации не только в России, но и в Украине всегда были статьей импорта. Мы и дальше предпочтем пустоты внутри нашего понимания забивать чужими мыслями и концепциями вместо вдумчивого и неторопливого осмысливания своих идентичности и путей развития.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
ТЕГИ: Украина,Европа,США,наука,исследования,экспорт,культура,национализм,ЛГБТ,Патриотизм,гей-движение,ценности,гей-парад,гей-клуб,гей-активизм,активист,сексуальная ориентация
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.