Правые идут. На региональных выборах во Франции побеждают евроскептики

24 марта 2015, 23:52
0
373
Правые идут. На региональных выборах во Франции побеждают евроскептики

На региональных выборах во Франции побеждают союзники России

Предварительные результаты региональных выборов во Франции показывают, что социалисты Франсуа Олланда теряют свои позиции в подавляющем большинстве департаментов страны. В свою очередь правые – «Союз за народное движение» экс-президента Николя Саркози и «Национальный фронт» Марин Ле Пен – вероятно возьмут около 70% мест в региональных заксобраниях.

Впрочем, промежуточные результаты этих региональных выборов куда больше напрягли Брюссель в плане геополитических раскладов накануне президентской кампании, которая должна состояться во Франции в 2017 году. Во-первых, 29% партии Саркози на этих выборах свидетельствуют, что экс-президент Франции не только возвращается в большую политику, но и становится одним из главных претендентов на победу в президентской гонке. А во-вторых, в институционально-политической реальности Франции по результатам этих выборов уже плотно закрепляется новая крайняя политсила, которая на международной арене имеет яркие пророссийские настроения – «Национальный фронт» Марин Ле Пен.

Цивилизационные вопросы

«Если Франция в продолжение еще каких-нибудь трех веков будет развиваться в том же направлении, последние остатки франкской крови исчезнут, растворившись в новом европейско-африканском мулатском государстве». Это слова Гитлера, сказанные еще в начале 20-х годов ХХ века в первом томе «Моей борьбы». Быть может, не самый удачный в плане авторитетности источник для цитирования, однако основные проблемы этно-цивилизационного противостояния во Франции были четко видны еще в начале прошлого века. XXI век с политикой всеобъемлющего мультикультурализма Брюсселя, эти проблемы вывел на еще более болезненный уровень. В каком-то роде Францию можно сравнить с Россией, имеющей свой мусульманский Кавказ. С той только разницей, что «французский Кавказ» не имеет какого-то компактного географического ареала, он везде – в Провансе, пригородах Парижа, Пикардии, Нормандии…

К слову, именно расово-религиозное противостояние во Франции осенью 2005 года, которое в Брюсселе политкорректно назвали «массовыми беспорядками» выдвинуло в топ-политики национального уровня министра внутренних дел Николя Саркози, назвавшего цветных подростков, сжигающих автомобили и магазины, «отбросами». Чернокожим отбросам тогда не понравилось такое определение, и они в буквальном смысле жгли Францию на протяжении 3 недель. А вот белые «не отбросы» через полтора года выбрали Саркози президентом.

По результатам этих региональных выборов Саркози получает, пожалуй, лучшие шансы из всех реальных претендентов снова занять кабинет в Елисейском дворце. Социалист Франсуа Олланд имеет максимальный антирейтинг во Франции, полностью провалив все социальные обязательства внутри страны, и совершенно безлико – в ЕС Париж стал младшим партнером Берлина, а на международной арене безмолвным соглашателем во всем с Вашингтоном – в мировой политике. С другой стороны Марин Ле Пен слишком радикальна в своих заявлениях, чтобы аккумулировать вокруг своей персоны большинство французов.

Во время своего президентского срока назвать Саркози однозначно «проамериканским» или «пророссийским» не получится. Саркози всегда был, скорее, непоследовательным позером. Он мог признать независимость Косово, а затем, чтобы покрасоваться на международной арене, предложить «спасительный план Саркози-Медведева» для Грузии, по которому Тбилиси де-факто признал потерю Абхазии и Южной Осетии. Саркози мог призывать (вопреки позиции Берлина) к вступлению Турции в Евросоюз, но затем признавать геноцид армян в Османской империи, чем вызывал истерики в Анкаре с отзывом посла из Парижа. Точно также Саркози мог призывать к бомбежкам Ливии, что не мешало ему несколькими годами ранее получать финансирование на свою президентскую кампанию от Каддафи.

По большому счету Саркози – это такая себе прото-версия Ляшко в украинской или Жириновского в российской политике, с той только разницей, что во Франции действуют более жесткие институционально-ограничительные мерки. Однако неоспоримым остается тот факт, что Саркози для своей будущей победы будет вынужден идти в тренде внутрифранцузских настроений. А они сегодня такие:
- Евросоюз – это неэффективная бюрократическая организация, дающая максимальные прибыли только протестантскому северу;
- Франция переполнена неквалифицированными трудовыми мигрантами, которые создают в стране безработицу и социальное напряжение;
- США геополитически доминируют в Европе за счет экономических интересов европейцев;
- политика агрессивного мультикультурализма и сексуального равенства угрожает размыванию французской нации и сохранению традиционных семейных ценностей;
- Франция утратила последние остатки своей международной субъектности (яркий пример – замораживание контрактных обязательств по «Мистралям», идущих во вред экономических и репутационным интересам страны).

Поэтому, если камбэк Саркози в 2017 году и состоится, то это будет Саркози с достаточной долей евроскептицизма. По крайней мере, таков будет его базовый электоральный избиратель.

Друзья России

А вот успех крайне правых во главе с Марин Ле Пен на региональных выборах можно назвать также косвенным успехом симпатиков России в Европе. Националисты в Европе – это не те же самые (по духу и «методе») националисты, которые ходят на футбольные матчи, например, в Киеве или Москве. «Национальный фронт» Ле Пен также нельзя сравнить с теми же фашистами из «Огненных крестов», которые в 1934 году устраивали в Париже беспорядки, копируя своих немецких коллег, только-только пришедших к власти.

Сегодняшний национализм в Европе – это форма возврата к истокам национальных государств, которые размываются в рамках Евросоюза. Собственно, это и позволяет крайне правым националистам из партии Ле Пен называть режим в Киеве проамериканским и нацистским. Обосновывает подобные утверждения Ле Пен тем, что во Франции правые ведут борьбу против пришлых мигрантов – арабов, цыган, незаконных поселенцев с восточной Европы (в том числе и с нищих стран Евросоюза Болгарии и Румынии), в то время, как киевский режим ведет борьбу не с приезжими, а со своими инакомыслящими согражданами. Именно в этом аспекте националисты Франции являются органичными союзниками Москвы, а не Киева.

В любом случае, вне зависимости от окончательных результатов региональных выборах (во втором туре предстоит определить еще более 1800 депутатских мест и позиции тех же социалистов могут еще немного улучшиться), общие настроения французов показывают, что Украину в Европе они видеть не хотят. Любить Украину только потому, что она «не любит Россию и обожает Запад» сегодня могут себе позволить только страны с психо-историческим расстройством, как у Польши или Литвы.

Однако обобщенный образ украинцев в Европе – это такие себе нищеброды-попрошайки под внешним управление Вашингтона, постоянно жалующиеся на Москву и также постоянно просящие помощи у Брюсселя. Закрепляют образ таких попрошаек и цифры. Средняя зарплата украинцев (131 доллар) стала не только самой маленькой в Европе (у молдаван 229 долларов), но даже в СНГ (в нищем Таджикистане средняя заработная плата составляет 168 долларов). Такую страну-попрошайку будут пинать в Европе, и региональные выборы во Франции стали только промежуточным звеном начала большой кампании «Европа без Украины».
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: Франция,Франсуа Олланд,Николя Саркози
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.