Гуманитарное давление российской оккупационной власти на население ОРДЛО

5 марта 2019, 23:09
Политолог
0
115
Гуманитарное давление российской оккупационной власти на население ОРДЛО
Крепкие объятья мирских и духовных колаборантов

Выступление на конференции «Влияние военной агрессии РФ в Донбассе на международную ситуацию: политический, гуманитарный и безопасное измерения» Краматорск, 26 октября 2018

Четыре года оккупации части Донецкой и Луганской областей и огромный массив информации, поступающей с этих территорий позволяют систематизировать сведения о гуманитарной политике Москвы в регионе. В частности, уже вполне очевиден тот факт, что політика эта является системной, планируется в РФ и координируется остуда же, роль коллаборационистов (так называемых руководителей «ДНР-ЛНР») сводится, в основном, к исполнительным функциям и имплементации существующей в РФ практики управления. Сама же эта политика направлена на тотальную русификацию жизни, построение единого ментального пространства оккупированной части Донбасса с РФ и на отрыв ее от Украины.

Указанное влияние является тотальным, поэтому мы рассмотрим некоторые его наиболее яркие аспекты и сосредоточимся, главным образом, на оккупированных районах Луганщины, где действует так называемая «ЛНР», поскольку автор долгое время работал советником председателя Луганской областной государственной администрации по вопросам коммуникации и СМИ.

На пятый год так называемого «государства» в квазиреспубликах почти создана система юридических актов, устанавливающая нормы жизни и возможности «регулирующих и правоохранительных органов». При этом можно утверждать, что так называемые «законы» и акты второго плана в абсолютном большинстве являются скопированными с российских. Рассмотрим, в частности, ситуацию с «Законом ЛНР о СМИ». Он был принят «народным советом ЛНР» и подписан тогдашним руководителем «молодой республики» Плотницким в ноября 2014 г., а опубликован накануне 2015 года. Этот акт практически полностью скопирован с закона РФ. Посмотрим на структуры обоих документов. В обоих семь глав с аналогичными названиями. Единственное, что не совпадает количество статей: в московском их 62, в луганском 81. Дух первоисточника передается четко. Ярко это заметно по статье, регулирующей работу с иностранными СМИ, которая в нынешнем виде, ограничивающем деятельность иностранных юридических и физических лиц была принята с поправки авторства покойного Вороненкова (а также Парахина и Деньгина) в сентябре 2014 года еще на эйфории «крымнаша» и начала западных санкций. Правда, российская статья более подробна, что в принципе и понятно. Выглядит это вот так. В московском документе статья имеет номер 19.1 и, говорит, что «Иностранное юридическое лицо ..., иностранный гражданин ... не вправе осуществлять владение, управление либо контроль прямо или косвенно ... в отношении более 20 процентов долей (акций) в уставных капитале лица, являющегося участником (членом, акционером) учредителя средства массовой информации, редакции средства массовой информации, организации (юридического лица), осуществляющим вещание ». В луганском варианте статья имеет номер 22 и в ней говорится, что «Иностранное юридическое и физическое лицо, а равно юридическое лицо с иностранным участием, доля (вклад) иностранного участия в уставном (складочный) капитале которого составляет 20 процентов и более, не вправе выступать учредителями средств массовой информации ».

Есть и определенная разница. В Москве иностранные журналисты аккредитуются МИД РФ (статья 55), а в «ЛНР» аккредитация осуществляется «Министерством информации, печати и массовых коммуникаций Луганской Народной Республики» (66 статья). Эта прихоть вассалов и отступление от «источника мудрости» объясняется просто - «МИД ЛНР» структура номинальная, поскольку и «внешняя политика ЛНР» вещь виртуальная. А потому работать московским советникам-кураторам из спецслужб легче именно с позиций информационщиков в «Министерстве информации, печати и массовых коммуникаций», а не «дипломатов».

Аналогичная ситуация на оккупированных территориях в религиозной сфере. Оккупационная власть начала «узаконивать» свои преступления против верующих и религиозных общин, пытаясь скрыть их от международного сообщества за ширмой законности. Органы власти самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР» приняли так называемые «законы» о деятельности религиозных организаций и по борьбе с экстремизмом, которые, подобно как и в России, стали инструментами для террора религиозных меньшинств, борьбы с инакомыслием и любыми проявлениями оппозиции . В июне 2016 оккупационные власти Донецка ввела собственный «закон ДНР» (скопирован с российского) о свободе вероисповедания и религиозных объединениях. Два года этот документ не применялся, пока в мае 2018 году в него не были внесены изменении, обязывающие все религиозные организации региона перерегистрироваться не позднее 1 марта 2019 года. В результате, религиозные организации принуждаются к перерегистрации под угрозой запрета любой их деятельности, штрафов и конфискации храмов, молитвенных домов и другого церковного имущества. Упомянутый документ также предусматривает, что в целях перерегистрации действующих религиозных организаций в обязательном порядке проводится религиоведческая экспертиза. Очевидно, что именно это требование станет основным инструментом, который оккупационная власть на Востоке Украины будет использовать для отказа в регистрации религиозных общин. При этом религиозные организации и группы, в случае успешной регистрации, обязаны не реже одного раза в год предоставлять в уполномоченный орган «ДНР» сообщение о продолжении своей деятельности. Стоит отметить, что требования об обязательной перерегистрации и прохождении религиоведческой экспертизы не распространяются на православную церковь Московского Патриархата. Для этой конфессии оккупационная власть Донецкая предусмотрела особую упрощенную процедуру «легализации». Подобная ситуация повторяется в Луганской области, где оккупационные власти также пошли по пути копирования законодательства Российской Федерации с целью использования юридических инструментов для тотального контроля над религиозными организациями и узаконивания репрессий за религиозные убеждения. 2 февраля 2018 был принят так называемый «закон ЛНР» о свободе совести и о религиозных объединениях. Однако, помимо прочего, этот документ запрещает любую деятельность религиозных групп, под которыми понимается организация, состоящая из пяти человек и не имеющая прямого отношения ни к одной из «традиционных конфессий». В то же время отсутствует перечень таких конфессий, что позволяет структурам «ЛНР» действовать своевольно. Согласно этому закону «ЛНР» все действующие на оккупированных территориях Луганской области религиозные объединения в течение шести месяцев должны пройти обязательную процедуру регистрации. Иначе их деятельность будет считаться незаконной и, соответственно, будет уголовно наказуемой. Но для православной церкви Московского Патриархата этим документом также предусмотрена упрощенная процедура "легализации". Следует заметить, что оккупационная власть Луганска продолжила крайней срок перерегистрации, который завершился 2 августа 2018, еще на два с половиной месяца - до 15 октября (информация о том как развивается ситуация после этой даты пока отсутствует). Параллельно с этим, в феврале 2018 года, оккупационная власть ввела так называемый «закон ЛНР» о противодействии экстремистской деятельности, который дословно копирует аналогичный закон Российской Федерации. Такой же «закон» ввели и оккупационные власти Донецка в июне 2015 года. Очевидно, что контролируемые Россией боевики используют на Востоке Украины те же методы ограничения религиозной свободы и контроля над религиозными организациями, что и в самой России. Результаты. Например одна община ЕХБ (евангельских христиан-баптистов) пока не прошла перерегистрацию - со стороны оккупационных властей нет ни положительного решения, ни отказа в перерегистрации. К тому же, на пути перерегистрации может стать отрицательное заключение так называемой «религиоведческой экспертизы». Учитывая провозглашения ВСЦ ЕХБ (Всеукраинский союз церквей евангельских христиан-баптистов) экстремистской организацией на территории так называемой «ЛНР», многие баптистские общины теперь по собственной инициативе прекратили проведение богослужений и любую деятельность даже в собственных молитвенных домах, опасаясь преследований боевиков за деятельность без регистрации. Все это отмечается в исследовании киевского Института религиозной свободы.

Вообще, роль московского варианта православия в гуманитарной политике РФ на оккупированных территориях огромна. В частности, именно православная составляющая становится основой для проведения некоторых пропагандистских информационно-психологических кампаний, направленных на отрыв региона от Украины в ментальном плане и формирование единого гуманитарного пространства с РФ, о чем пойдет речь далее. Кроме того, именно структуры УПЦ МП (Украинской православной церкви Московского патриархата) и идеология политического православия используются для проведения информационных операций в рамках глобального противостояния Кремля с Украиной и Западом. Например, недавно (в октябре 2018), как реакция на решение Константинополя поддержать путь Киева к автокефалии появилось заявление «кубанского казачества» о готовности «поехать в Киев защищать Лавры в случае предоставления автокефалии Украины», причем есть основания полагать, что на самом деле речь идет о легализации решения военно-политического руководства РФ об использовании для дестабилизации ситуации в Украине сил специальных операций России. Но на самом деле, «проба пера» состоялась в июле 2018 года. Тогда было принято аналогичное заявление, очень похожее по интонации, и, что главное, по содержанию. «Просим Вас, не поддайтесь Дьявольскому искушению, примите его как испытание, дающее основание доказать свою верность Православию... Взываем к Вашей ответственности перед Богом и людьми и надеемся, что Вы не захотите войти в историю как Варфоломей Кровавый, «благословив»в ХХI веке религиозную войну...». Приурочен этот опус до 1030-летия Крещения Руси и провозглашался «православным казачеством ЛНР», на самом деле, частью Всевеликого Войска Донского в виде «Луганского округа» и ее атамана Сергея Дорохина. То есть структуры интегрированной в российскую систему власти. В заявлении есть еще и отсылка к заявлению руководителя «ЛНР» Пасечника от 23 июля. Стоит привести его часть так оно демонстрирует настроение вождей РФ и местных коллаборационистов и мракобесие, в которое заталкивается регион. Некий роковой цивилизационный разлом: «Подстрекаемый католическим Западом, он (киевский режим) готов погрузить в кровь и страдания весь православный народ с одной целью - лишить его веры предков, единой церкви, соборности, на века посеяв в нем раскол, смуту и раздор» .

Вообще процессы, идущие в украинском православии, в частности реальная перспектива Томоса, заставили российских пропагандистов и информационщиков в «ЛНР» активно реагировать, для чего привлекались старые проверенные кадры и озвучивались такие же тезисы. Например, в конце мая в «ЛНР» распространялось интервью священника УПЦ МП Авдюгина, известного, медийно раскрученного персонажа. Судя по тональности его высказываний, вариант предоставления автокефалии Украины Константинополем теперь уже не рассматривается как гипотетический и фантастический «для нас же конкретно - мы не примем подобного решения, которого, надеюсь, Бог не попустит». О правоте или НЕ правоте речь не идет: не примем, и все! Более того, в этой же беседе, Авдюгиным, который слишком увлекся, был озвучен сценарий действий, облаченный, правда, в туман известных «пророчеств Зосима Сокура» - клинического случая «политического православия» русскомирского разлива: «В случае отделения от единства Русской православной церкви - правящего архиерея не существует, монастыри переходят в ставропигиальное управление под омофор Святейшего патриарха Московского и всея Руси. Молю Бога и надеюсь, что Святейший Патриарх не откажет и примет под свой омофор ». Вообще же, Авдюгин классический пример для демонстрации политики по зачистке «ЛНР» от любого проявления украинства. Этот человек, достаточно влиятельный в «ЛНР» и, естественно, в структурах УПЦ МП на оккупированных территориях в формировании гуманитарной и религиозной политики - типичный русский националист. И все это прекрасно проиллюстрировано в упомянутом позиционном интервью. Например, в «ЛНР» с подачи Москвы, в исполнении таких персонажей приемлемым является православие только в «русскомирском варианте». Идеалом же является затягивание всей Украине в подобное состояние: «на Украине в нашей церкви есть архиереи и священники, отвергают идею Русского мира и поддерживают отделение от РПЦ. Суждения, анализ и выводы относительно их деятельности имеет право выносить только Синод УПЦ, а нам необходима молитва, чтобы Господь и надоумил, и привел в чувство тех, кто, обладая высоким священным саном, не препятствует действиям раскольников». Донбасс же в этом смысле вообще не относится к Украине, потому и оценки УПЦ КП и патриарха Филарета, уроженца его моментально теряют любой флер приличия и становятся декларацией обиженного имперца. То же относится к любому проявлению украинства в церковной жизни. И тогда в интервью проявляется злорадство от того, что в Луганске кафедральный храм УПЦ КП (при этом особо подчеркивается «построен в стиле украинского барокко») пустой, а священник бежал, хотя «мог бы сделать это до войны», поскольку, мол нет у него прихожан, что, к слову, ложь, поскольку священник не покинул паству в оккупации и жизнь общины продолжается... В «ЛНР», с точки зрения православных канонов правит бал типичная этнофилитическая ересь российского происхождения. Ересь тем еще противная, что там утрачена способность критически воспринимать себя, в результате чего оппоненты обвиняются в том, что они являются не церковью, а политическим образованием, себе же находится оправдание в любом случае ведь «нет такой грани социальной жизни, где бы не участвовала церковь».

Следует понимать, что процесс этого воспитания «русскости» (назовем его условно так) на оккупированных территориях Донбасса не складывается в вакууме. Мол, приехали русские националисты-романтики-реконструкторы (нужное подчеркнуть / выделить) и взялись вместе с местными энтузиастами, гуманитариями выпускниками ДонГУ или Восточноукраинского университета, все долгие годы украинской власти лелеявшими свою эту самую «русскость» в подполье, поднимать хоругвь «Русского мира »в школах, вузах, СМИ. Весь этот процесс четко регламентирован, спланирован и контролируется Москвой. Более того, воспитание «русскости» в Донбассе имеет вполне конкретную цель: создание совершенно иного, оторванного от Украины и совместного с Россией ментального пространства. И попутно свертывания любого упоминания об украинской идентичности в регионе с абсолютным отождествлением «донбасской идентичности» с российской. И не надо искать тайные планы Кремля в красных папках с надписью «особой важности». Понятное дело, что они есть. Но чтобы узнать их содержание Джеймс Бонд не нужен. Стоит только немного пристальнее посмотреть на практику Кремля в квазиреспубликах Донбасса и на принципы осуществления там российской политики в гуманитарной, этнической, информационной сферах то становится понятно очень многое (хотя, конечно и не все). А именно. Донбасс включен в общероссийские процессы продвижения «русскости» и кампании на официальном уровне и их воплощение в жизнь осуществляется примерно как в каком-то регионе РФ, хотя и с гораздо большим рвением в силу имеющегося контроля от «кураторов» и важности для Кремля гуманитарной сферы оккупированной части Донбасса .

Рассмотрим наиболее яркий и свежий пример. Весна 2018 года в «ЛНР» прошла под знаком акции с красноречивым названием «Быть русским». Акция выступала неким особенным российским националистическим соусом к основному блюду в информационном поле «республики» - «Пятилетке социально-экономического развития», кампания по продвижению которой превращает информационное и ментальное пространство оккупированной части Луганщины в причудливую подобие СССР, путем использования риторики советских времен вроде самого понятия пятилетка, память о которых сидит практически на уровне архетипа даже у молодых людей, которые почти не застали советской эпохи. (Главная же задача «пятилетки» - создание иллюзии реальной экономики и хозяйствования). Сама же акция «Быть русским» является чисто российским изобретением и в прошлом (2017) году проходила в июне в Рязани, точнее на городище Старой Рязани. Главными организаторами были Всемирный Русский Народный Собор (главой которого по уставу является Патриарх Московский), Данилов монастырь из Москвы и Детско-юношеское военно-патриотическое движение «Юнармия». То есть церковно-государственная спайка в деле милитаризованного воспитания молодежи РФ налицо. Но это другая тема, заслуживающая своего исследования. Нас интересует оккупирована часть Луганщины, где «Быть русским» если и не «расцвела махровым цветом» то стала процессом заметным и, по своему, знаковым.

Задача «быть русским» была поставлена системе образования «ЛНР». Практически все «вузы по версии ЛНР» отчитались о проделанной работе и акции. Охвачены были и Луганский мединститут имени святителя Луки (Войно-Ясенецкого), и Донбасский государственный технический университет в Алчевске, и Луганский национальный университет имени Шевченко (украинцы уже и отвыкли от того какую пикантность придают таким мероприятиям, привычным в советские времена, их проведение в учреждениях с именами представителей другой культуры и системы взглядов, явно отличающихся от «русской»), и Луганский национальный университет имени Даля.

Теперь настало время прямых цитат. Цели и задачи акции «Быть русским» на оккупированных территориях Луганщины от непосредственных воплотителей на местах. Алчевский ДонГТУ (кстати тоже такая вот грустная ирония истории, ведь город назван именем подвижника украинства): «Основными целями данного мероприятия являются: изучение истории своего родного края, знакомство с интересными и малоизвестнымы фактами Луганщины, укрепление русского национального самосознания, формирование чувства осознанного патриотизма посредством обращения к традициям русского народа, к знаковым событиям его тысячелетней истории». Комментарии здесь, скорее всего, не нужны. Интернационализм, который проповедуется в «ЛНР» до почти полного дублирования советской символики, не более чем фиговый листочек при формировании российского ментального пространства.

В ЛНУ имени Шевченко: «мероприятие проводилось с целью выявления молодых талантливых поэтов и мастеров художественного слова для единения культурных ценностей и духовной общности народа Донбасса, а также укрепления в сознании принадлежности к «Русскому миру», к духовным ценностям русской культуры и формирования истинно патриотического сознания людей Луганской Народной Республики ». Кстати, творческий конкурс организованный под акцию, был массовым и награжденных оказалось много. Традиция привлечения в массовые движения и соучастия, возникающее таким образом, рожденная в СССР, живет и побеждает. Ну и отдельный привет автору фразы о «выявлении поэтов-мастеров», обычно в русском языке такой оборот встречается в документах где «обнаруживают/выявляют» неких «лиц, причастных к националистическому бандподполью». Прикомандированным гебешникам все равно кого выявлять, полезных или вредных. Потому что потенциально опасными при таком подходе считаются все.

В университете имени Даля: «одним из негативных моментов является информационная война, которую ведет Украина против республик Донбасса и страны Запада против России. «Вбрасывания» информационной войны так же опасны для человеческого разума, как бомбы и пули для тела. Следовательно, нужно вырабатывать «иммунитет» против подобных внешних влияний. Действенным средством в достижении этой цели является укрепление национального самосознания». Для укрепления национального самосознания и провели конкурс эссе «Быть русским» с последующим круглым столом. С повесткой дня, которая украсила бы любой среднестатистический круглый стол, любого вуза РФ: «С чего начинается Родина? Что для нас Отечество?; Кто такой настоящий патриот? Что сейчас больше всего нужно Российскому государству и Русскому миру». Диссонанс в сознании строителей молодых независимых республик от вопроса почему нужно думать именно о «Российском государстве и Русском мире» обнаружить в данный момент явно не удастся.

Ну и, вишенка на торте, или привет от настоящих организаторов и вдохновителей акции «Быть русским» в исполнении Луганского мединститута! Мы же помним что «Всемирный Русский Народный Собор» фактически входит в структуру Московского патриархата, и главой его является патриарх Кирилл: «история неопровержимо доказывает: быть русским - значит, быть православным, беспрекословно уважать традиции русского народа, иметь обострённое чувство справедливости, быть свободолюбивым, щедрым и открытым». Безальтернативная такая «русскость».

Что при этом происходит с украинским жизнью? В «конституции ЛНР» у украинского языка равный с русским государственный статус. Но, в той же десятой статьи, в пункте первом говорится о «государственном» статусе русского и украинского, во втором «официальным языком делопроизводства во всех органах государственной власти и органах местного самоуправления Луганской Народной Республики является русский язык». Со всеми вытекающими. Даже дорожные указатели еще в начале семнадцатого года заменили на русскоязычные. То же и с образованием – украинский язык только как предмет и факультатив. Тот, кто знает реалии абсолютного большинства автономий нынешней РФ, сразу укажет на полное сходство: местные языки, как правило, с равным русскому статусом в Конституции, с театром как витриной и абсолютной маргинальностью в образовании, общественной и государственной сфере. Теперь отработанная в РФ модель работает и на оккупированной территории. Самое интересное, что руководство «республики» даже в публичных выступлениях «не заморачивается» и не пытается каким-либо образом изобразить этот декларируемый интернационализм. Что говорил, например, на день русского языка Плотницкий пока был у руля: «за своё законное право жить на родной земле и говорит на родном языке Донбасс уже заплатил огромную цену. Уверен, что время расплаты для организаторов майданного геноцида близко. А в отдалённой перспективе я вижу, как Евразия: от Лиссабона до Владивостока - учит русский язык. А потом и Америка подтянется». Нынешний Пасечник: «наш с вами родной язык - русский, поэтому на территории республики он имеет статус государственного языка. Именно за это право - говорить на родном языке - народ Донбасса поднялся на битву с украинской хунтой в 2014 году». Так что цель интернациста - приведение Донбасса к общероссийского знаменателю. Потому что как сказал Пасечник в том же выступлении: «Донбасс исторически является Неотъемлемой частью Русского мира». И существование таких реликтов «бывшей Украины» (по терминологии уже процитированных товарищей, предложенной им из Москвы), реликтов в виде украинского театра и факультативов украинского языка в школе здесь ничуть не мешает. Более того, театр можно показывать ОБСЕ. Вот, смотрите, здесь терпимость, толерантность и всем есть место! Ну и прочее нагрузки на нем. Малоросс может взглянуть на неких «За двумя зайцами» и вот уже доволен. Те, кто ностальгируют по Украине держатся все в куче, легко наблюдать за ними. Факультатив же украинского языка в школе пойдет для внутреннего использования. Не было бы его, не получилось бы пафосно заявить: «мы НЕ будем следовать примеру националистов и искоренять в наших школах украинский язык и литературу, не станем закрывать украинские классы, и дадим всем желающим детям обучаться на языке» (и сразу закрыли это обучение, на самом деле).

Идеологи «Русского мира» именно сейчас, после перевода конфликта в статус низкой интенсивности (хотя достаточно условной) нашли на оккупированной части украинского Донбасса очень удобный полигон для воплощения самых смелых идей. Территория с неопределенным статусом, с отсутствием даже декларативных институтов другого государства (хотя и до войны эти ребята чувствовали себя здесь достаточно уверенно, но трезубцы на зданиях исполкомов и возможность ситуативно получить по голове от СБУ в случае каких-то технических / политических накладок Киева с Москвой, несколько раздражала); тотальный контроль над системой образования и СМИ; население ментально близкое к советским временам и даже чисто визуально гораздо более подходящее их представлениям о том, как должен выглядеть адепт «Русского мира», не то, что кавказцы из «СНГ непризнанных». Классика! Территория не РФ, где идеология «Русского мира» принята как составляющая «государственного строительства», при этом полностью включенная в российское информационное и ментальное пространство вплоть до участия во всероссийских и региональных акциях гуманитарного и информационного плана. И это надо уже сейчас учитывать Украине и Европе при формировании информационной и гуманитарной политики по отношению к территориям, которые будут освобождены.

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: РПЦ,ДНР,ЛНР
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.