Ночь. Дождь. Атака на евреев и ларисиев

4 июля 2020, 23:45
Владелец страницы
0
56
Ночь. Дождь. Атака на евреев и ларисиев
На фото - гроза над Чёрным морем, снимок Кубанских новостей

Русь и иудеи. Викинги в каганате

Исторический роман

Автор - Валерий Мясников

Сороковые годы восьмого века от Рождества Христова

Над Таманским заливом, Чёрным морем и островами между ними (ныне это Таманский полуостров) опустилась ночь, над Таманским заливом, Чёрным морем и островами шёл проливной дождь, временами сверкали молнии и гремел гром, по Таманскому заливу драккары викингов шли в атаку на порты Таматархи и Фанагории. У Таматархи ладьи руси с её союзниками славянами, балтами и финнами притормозили свой бег невдалеке от берега, а в Фанагории викинги и их союзники пошли на штурм.

Драккары вошли в пустой порт Фанагории, поскольку греческие морские торговцы его покинули заблаговременно, и первая волна десанта накатила на берег. Мусульмане ларисии в пешем строю обменялись с русью несколькими залпами из луков, когда те ещё были в судах, но этот обмен был не очень эффективен с обеих сторон, поскольку поток воды с неба прибивал стрелы к земле и воде, тетивы довольно быстро намокали, да к тому же воины противников старательно прикрывали себя щитами. 

Вскоре викинги и их союзники вошли в прямое столкновение с ларисиями. В первых рядах руси были Рандвер и Харальд, недалеко Дмитрий и Николай, но сами они непосредственно в бой ещё не вступили. В первых рядах мусульман был Рамадан, но он также непосредственно ещё в бой не вступил. Минбаши Умар, бывший по правую руку сына везира и знающий о договоре Ахмада с Харальдом, собирался знаками и голосом приказывать ларисиям выравнивать линию и понемногу отступать. Однако вскоре мусульмане стали довольно быстро отходить и не оглядываясь на его приказы, поскольку русь и её союзники всё прибывали и прибывали, и в пешем строю викинги превосходили ларисиев, привыкших к конному бою, но кони мусульманам в порту и в узких прилегающих улицах, и переулках не помогут.

В начале атаки русь метнула тучу коротких копий в ларисиев, которые привели к потерям среди мусульман и затруднили уцелевшим в первых рядах вести бой, поскольку многие из них оказались в щитах ларисиев, что сковывало их. Мусульмане пытались ответить своими дротиками, но у них это получилось хуже, так как в конном бою они больше привыкли к лукам, а здесь использование луков в ближнем бою было уже нереально. Затем противники пошли в бой копьями, и викинги стали наращивать своё преимущество, поскольку они своими относительно короткими копьями легко отбивали удары длинных копий спешенных всадников ларисиев, которые не могли эффективно применить в пешем бою своё грозное оружие,  созданное для конного боя, а русь наносила свои смертоносные удары относительно короткими копьями, специально предназначенными для ближнего пешего боя.

Следующие ряды мусульман видя неудачу своих первых рядов с кавалерийскими копьями, отказались от них и вступили в бой с палашами и саблями, но неудачи ларисиев продолжились. Викинги действовали как единый организм, чем мусульмане в пешем бою похвастать не могли. Русь продолжала наступать, и когда мусульмане обнажили палаши и сабли, то викинги атаковали их из двух первых рядов копьями, при этом если первый викинг бил в голову, то второй в ногу и наоборот. Отбить два удара одновременно ларисии в первых рядах, как правило, не могли и вскоре они сраженные падали под ноги атакующей руси.

Когда у викингов первого ряда выходили из строя копья от ударов палашей и сабель мусульман, они вынимали мечи или брали в руки топоры и бились ими, при этом второй ряд руси продолжал помогать своими копьями первому, поскольку даже если у второго ряд копья выходили из строя, стоящие в третьем и далее рядах викинги сразу же передавали свои.

Клин руси и её союзников, одной стороной которой командовал Рандвер, а другой Харальд стремительно рассекал ларисиев в порту и быстро приближался к улочкам города. Славяне Ярослав и Добрыня дрались не так уж и далеко от острия клина в окружении опытных викингов, а вот их брату Мстиславу и германцу Генриху идти в первых рядах было запрещено Радвером, поскольку конунг, когда увидел и испытал оружие, сделанное друзьями, сказал им:

-  Уверен, что вы хорошие воины, но хороших бойцов у нас много, а таких оружейников как вы - больше нет, поэтому мы будем вас беречь.

Под давлением руси, славян, балтов и финнов, и выполняя приказы Умара мусульмане быстро отходили, почти не имея возможностей забирать с собой своих раненых и убитых. Викингам в этом отношении было проще, поскольку их раненые и убитые оставались на том участке боя, который был за русью.

Бек Сабриэль и минбаши Абдулла в ходе первый фазы сражения находились в резервной линии, невдалеке друг от друга, один в окружении иудейских, другой мусульманских воинов.

Вскоре после начала боя Булан, получив донесения от иудеев, бывших рядом с первой линией ларисиев, и слыша донесения мусульман минбаши, слегка повернул голову к Абдулле и спросил:

- Ларисии быстро отступают? Они сейчас не могут держать удар?

Мусульманин сразу же ответил:

- Господин, викингов много, и мы не можем применить в городе конницу. Мне бросить в бой подкрепление?

Сабриэль несколько замедлил, а затем негромко сказал:

- Пока подожди, отступление пусть и быстрое, но ларисии ещё держатся.

На земляном валу вблизи порта Таматархи сын бека Сабриэля Давид, иудейский тудун Биньямин и везир Ахмед обсуждали сложившуюся ситуацию. Русь и её союзники подошли к городу на драккарах и обменялись несколькими залпами стрел с ларисиями. Затем ладьи викингов слегка отошли, при этом стрелы, выпущенные русью из луков в порт продолжали прилетать, хотя уже и не столь часто.

У Таматархи под проливным дождём стояло гораздо меньше драккаров, чем их было при штурме в Фанагории, кроме того, с судов была снята часть экипажей, сами же ладьи были прикрыты большими плетёнными из ивы щитами, которые должны были защитить от стрел оставшихся на драккарах викингов и их союзников. Сидя под защитой щитов, русь стреляла из луков в сторону порта, но при этом использовалось небольшое число луков, поскольку из них было не очень удобно стрелять из укрытий, сооружённых в последние минуты на ладьях. Ночь, стена дождя и закрытое тучами небо не давало возможность иудеям и мусульманам в Таматархе рассмотреть, что викингов против них было совсем немного.

Разговор Давида, Биньямина и Ахмада на земляном валу был прерван появлением промокших насквозь еврейского воина и лариссия. Иудей доложил о том, что они были посланы в Фанагорию и не смогли туда проехать, поскольку даже ещё до Шимардинского рукава им путь перекрыли конные викинги.

- Кто? – переспросил Биньямин.

- Конная русь, - слегка заикаясь ответил еврей.

Везир повернул голову к ларисию:

- Ты тоже в этом уверен?

Мусульманин сначала кивнул головой, а затем сказал:

- Мы шли крупной рысью и были примерно на полпути к Фанагории, когда сверкнула яркая молния и мы впереди в нескольких десятков шагов увидели викингов на конях, их нельзя ни с кем спутать, потому что они точно такие же, как на драккарах, только эти были на лошадях.

Услышав слова ларисия, иудейский тудун вновь задал вопрос еврею:

-  Дальше? Что вы сделали дальше?

- Мы, не сговариваясь повернули в сторону от залива, чтобы у руси было меньше шансов нас догнать, когда мы проскакали некоторое, довольно небольшое время, мы почувствовали, что погони нет. Викинги, скорее всего, нас тоже увидели, но, возможно, посчитали, что нас не догнать или мы для них были слишком малой добычей. После этого мы обсудили ситуацию и решили сначала вернуться и доложить вам о случившемся, а потом уже выполнять вашу новую команду. Мы готовы вновь отправится в Фанагорию.

Продолжавшиеся ещё некоторое время дальнейшие расспросы иудея и мусульманина не дали почти ничего нового и вскоре Давид приказал своему опытному десятнику Баруху взять своих воинов, а также вернувшихся иудея и ларисия, и по большей дуге от залива пробраться в Фанагорию и доложить беку Булану и о новой напасти.

После того, как Барух и промокшие посыльные удалились, опять вернулся вопрос о том, не послать ли часть воинов в Фанагорию? Давид, Биньямин и Ахмад, руководившие обороной в Таматархи, знали о том, что драккары викингов в Фанагории шли в порт, но начался ли там штурм, два еврея и мусульманин не ведали, поскольку посыльные с этой новостью ещё не прибыли, теперь же появилось предположение о том, что они могли быть перехвачены викингами, как на драккарах, так и конными.

В это время натиск руси в Фанагории нарастал, а гот Иоанн и ещё несколько готов, греков, зихов и славян, предварительно перебив сторожей, проникли в синагогу. У германца и его команды были с собой бочонки с зажигательной смесью, увы, не греческий огонь, но для устройства приличного пожара внутри синагоги, она вполне подходила. И вскоре синагога внутри запылала. Огонь в окнах увидели некоторые жители города, в том числе и евреи. Часть иудеев кинулась тушить пожар, а некоторые из евреев кинулись докладывать беку Сабриэлю об огне в синагоге.

Поджигатели же синагоги быстро исчезли в родной для большинства из них Фанагории, другая же группа противников иудеев вскоре ворвалась в огромный дом богатого еврейского купца Хирша и подожгла и его изнутри. Затем в городе запылало ещё несколько иудейских домов.

Когда беку Булану и бывшему рядом с ним минбаши Абдулле доложили об убийстве сторожей и пожаре в синагоге, а затем о пожаре в доме купца Хирша и ещё нескольких известных евреев, Сабриэль понял, что среди иудеев Фанагории вскоре может начаться паника, ведь удары наносились один за другим и только по ним. При этом как специально, большой дом его нового родственника - купца Иосифа - пока не пострадал, это, наверняка, даст по крайней мере части евреев повод для злословия и в его бека Булана адрес.

Между тем, в главном событии в Фанагории, в бое вблизи порта расклад всё быстрее становился не в пользу ларисиев. Викинги теснили их всё дальше и дальше, в том числе давно уже и по улочкам еврейской части города и оттуда вскоре пришла весть о новом ударе. Какие-то неизвестные перекрыли отход мусульманам по одной из иудейских улочек города. Они очень быстро соорудили завал, используя различные распряжённые конные повозки, цепи, натянутые поперёк улицы, бочки с песком, брёвна и другие подходящие для этого материалы. Когда их попытались выбить, обойдя по другим улочкам и переулкам, то выяснилось, что их тыл также был защищён другим завалом.  

Пикантность ситуации придавало то обстоятельство, что всё это было сделано в еврейской части города, на той улочке, где жили небогатые иудеи. Ларисии пришли в ярость от этого обстоятельства, и мусульманин, докладывавший о завалах минбаши Абдулле в присутствии бека Сабриэля, с трудом, сдерживал свои эмоции.

Как только ларисий ушёл Булан спросил минбаши:

- Абдулла, скажи, мусульмане посчитают, что кто-то из евреев их продал за деньги, и весть об этом уже разнеслась по всем ларисиям в Фанагории?

Минбаши вздохнул глубже, чем обычно и ответил:

- Прости господин, но боюсь, что ты прав, по поводу того, что подумают мусульмане, и скорее всего об этой истории знают уже почти все ларисии, может быть кроме тех, кто бьётся в первых рядах с русью.

Рамадан и минбаши Умар узнали о завале на пути отхода мусульман в еврейском районе чуть раньше, чем Сабриэль и Абдулла. Сын везира подумал при этом: «Так дорогой Иоанн, чем ты ещё нас «порадуешь»?» Впрочем, Рамадан вынужден был признать, что завал был сделан заблаговременно, с тем чтобы потери от него ларисиев были минимальны, но давали бы повод Рамадану ещё ускорить отступление, особенно в еврейской части города, что сын везира и попросил сделать Умара, который, конечно же, уже и сам это понял.

Вскоре беку Булану и минбаши Абдулле доложили, что конница викингов появилась у ворот Фанагории и лагеря ларисиев за земляным валом и другими в немалом символичными укреплениями города, поскольку его жители больше надеялись на островное положение Фанагории, а тенгрианские и ныне иудейские власти Хазарского каганата на свою конницу в помощь городу.

Когда еврейский воин докладывал о коннице руси, то бек Сабриэль невольно пошутил:

- А боевых слонов викингов там не появилось?

Посыльный на мгновение опешил, но Булан тут же добавил:

- Ладно, иди к воротам, - и повернув голову к Абдулле продолжил, - конной руси не должно быть много. Как ты думаешь, нам послать сотню ларисиев, чтобы их отогнать и восстановить связь с Таматархой? Викинги ведь могут и не штурмовать Таматарху, может быть там приближение их драккаров к порту -это блеф? И тогда мы можем попробовать перебросить часть сил из Таматархи сюда?

Минбаши немного помолчал, а потом ответил:

- Руси у ворот может быть и больше сотни. Я готов организовать вылазку и попытаться восстановить связь с Таматархой, не исключено, что викинги там блефуют, но на вылазку нам придётся забрать часть воинов из Фанагории, забрать сейчас, а помощь из Таматархи, даже если она придёт, то появится гораздо позже.

Теперь Сабриэль взял небольшую паузу, а затем сказал:

- Хорошо, пока не будем разбираться с русью за городом, надеюсь коней у мусульманской конницы они не угонят. Связь с Таматархой, конечно, важна, но не она же всё определяет.

Второй ответ Абдуллы был быстр:

- Господин, я прикажу, чтобы ларисии приняли дополнительные меры защиты против угона коней викингами.

Завал, устроенный готом Иоанном и его друзьями в еврейском районе Фанагории ускорил неизбежное - стремительное приближение клина руси и её союзников к главным воротам города и рассечение иудеев и ларисиев на две части.

 

Рубрика "Блоги читателей" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.