Телефонный терроризм в Украине: где «противоядие» ?

18 июня 2019, 23:47
Владелец страницы
народний депутат України
0
368
Телефонный терроризм в Украине: где  «противоядие» ?

Украина «тонет» в сообщения о ложных минированиях объектов инфраструктуры, коммерческих и государственных учреждений практически каждую неделю. Адекватно ли работает Нацполиции?

Украина «тонет» в сообщения о ложных минированиях объектов инфраструктуры, коммерческих и государственных учреждений практически каждую неделю. Только за сутки, 10 июня, в полицию поступило 37 сообщений о ложном минировании 337 объектов инфраструктуры! За последний год – это более 3000. Это серьезные материальные убытки для государства и бизнеса, нагнетание и поддержание страха в обществе. Каждый выезд экстренных и оперативных служб обходится бюджету в 20-30 тыс. грн. Не считая убытков коммерческих и государственных объектов, откуда эвакуируют людей и прерывают работу. Ради справедливости надо сказать, что с момента начала войны на Востоке Украины, волна таких «минирований» стала более интенсивной. Но перекладывать это все исключительно на атаки с России, как это делает руководство Нацполиции – это попытка найти слишком простое объяснение сложной и многогранной проблеме.

КАК У ДРУГИХ?
В других странах давно заявляют о социальной опасности такого якобы «безобидного» преступления, как сообщение о ложном минировании. Более того, с ростом числа террористических деяний это преступление все чаще в международных документах начинают относить к террористическим преступлениям.
В США федеральные законы предполагают за единичный звонок о минировании наказание до 5 лет тюрьмы и штраф 5 тысяч долларов. В некоторых американских штатах наказание за ложное сообщение о минировании - строже. Так, в штате Массачусетс за ложное сообщение преступнику может грозить до 20 лет тюрьмы и штраф 50 тысяч долларов. При этом к «бомбе» могут быть отнесены не только взрывные устройства, но и патогены, отравляющие вещества и яды, радиоактивные материалы или оружие в запрещенном месте, например сообщение об огнестрельном оружии в самолете.
Кроме того, в большинстве стран, пойманный преступник обязан оплатить работу аварийных служб и вторичные финансовые потери, вызванные временной остановкой работы «заминированных» государственных и частных организаций и учреждений.
Шесть лет тюрьмы грозит телефонным террористам на территории Казахстана, от 3 до 7 лет грозит подобным преступникам в соседней Беларуси.
Два года назад швейцарское правосудие приговорило француженку к крупному штрафу за ложное минирование аэропорта. Заявив о бомбе, женщина пыталась помешать сбежать мужу. В итоге ее наказали штрафом в размере около 90 тыс долларов.


ЧТО ГОВОРИТ УКРАИНСКИЙ ЗАКОН

Сейчас за ложное минирование в Уголовном кодексе Украины предусмотрена статья 259 «Заведомо ложное сообщение об угрозе безопасности граждан, уничтожения или повреждения объектов собственности», которая предусматривает санкцию в виде штрафа или ареста до 6 месяцев или лишение свободы сроком до 3-х лет. Те же действия, но с тяжкими последствиями – лишение свободы от 2-х до 5-ти лет.
Можно ли говорить, что это достаточно серьезная санкция? Очень относительно. Проблема даже не в объеме срока, а в том, что даже если злоумышленника и удается выявить и задержать, то оценить объем ущерба, чтобы квалифицировать по ч. 2 статью 259 удается очень редко. Ввиду этого как правило налагается штраф или арест на срок не более 6 месяцев. Специалисты по уголовному праву сходятся во мнении, что термин «тяжкие последствия» является крайне оценочным понятием и требует четких характеристик.
Поэтому если и говорить об изменениях в законодательстве, то в части конкретизации описания и градации юридически значимых последствий от данного вида преступления. Скорее всего следует законодательно исчерпать перечень и обеспечить однозначное толкование во всех разделах и диспозициях УК.

ЧТО НА ПРАКТИКЕ

Раскрываемость таких дел Нацполицией крайне низкая. Так в минувшем 2018 году – это всего лишь 69 подозрений, переданных в суд и лишь несколько судебных приговоров.
Решит ли элементарное ужесточение наказания проблему? Увы, нет. Потому что данный вид преступлений за последние годы приобрел два критерия: интернациональность и технологическую инновационность. Поэтому если есть хотя бы одна лазейка для анонимности и возможности спрятать свой цифровой след – будьте уверены, ею обязательно воспользуются преступники. Элементарный пример – возможность в Украине купить стартовый пакет любого мобильного оператора без паспортных данных. По данным тех же мобильных операторов, в Украине 90% абонентам мобильной связи услуги предоставляются на условиях анонимности. Тогда как в более 90 странах мира, среди которых большинство стран ЕС – анонимно стартовый пакет оператора купить невозможно. Надо сказать, что в Украине этот вопрос законодательно никак не могут решить вот уже порядка 8 лет. Он то появляется на «повестке дня» у законодателей, то резко пропадает.
Более сложные прецеденты – когда преступники используют интернет и широкий спектр технических возможностей. Они меняют геолокацию, сигналы сегодня поступают не от школьников, как это было ранее, и не по телефону, а из разных стран, где создаются специальные преступные ячейки.
В распоряжение преступников широкий арсенал технических средств анонимизации: программы-синтезаторы для изменения голоса, разветвленные сервисы электронной почты, IP-телефония и телефонные анонимайзеры. Масса примеров не только из украинской практики, но и зарубежной. До сих пор не раскрыт источник целой серии телефонных звонков с угрозами, которые парализовали австралийские школы в январе-феврале 2016 года. Пока известно лишь, что звонки поступали извне Австралии, а голос, озвучивавший сообщения о минировании, был компьютеризированным..
Не раскрыт и самый громкий случай так называемого «биткоин-терроризма» в декабре 2018 года, когда в e-mail рассылке тысячам бизнесменов, школ, информационных агентств и банков по всему миру поступили сообщения о минировании — с предложением оплатить 20 тысяч долларов на анонимный биткоин-счет для нейтрализации бомбы. Как выяснилось впоследствии, террорист или группа террористов использовали уязвимость популярного американского сервиса GoDaddy, используемого для регистрации доменов в зоне .com, который и стал «зомби-сервером» по рассылке террористического спама. Это предполагает наличие целой организации, стоящей за этой попыткой, так как получение доступа к GoDaddy было достаточно сложным в реализации.

ЧТО ДЕЛАТЬ?
Очевидно, что телефонный терроризм становится действительно преступлением международного уровня, как другие кибер-преступления. От него страдают все страны, не только Украина. Поэтому и бороться с ним надо методами, которые применяются в отношении других транснациональных преступлений.
Во-первых - это международные группы из специалистов полиции на уровне двух ли многостроннего сотрудничества . Для этого отлично подойдет платформа сотрудничества по линии Европола и Интерпола. Обмен информацией, методиками, контактами – крайне важен.
Во-вторых это актуализация Украиной этой проблемы на международных площадках: СБ ООН, ОБСЕ и т.д. Именно на этих площадка нужно поднимать вопрос о российском следе в этих преступлениях.
Но просто голословных, политических заявлений не достаточно. Необходима фиксация доказательств и предоставление данной доказательственной базы международным институциям и партнерам.
Что из всего этого делается по линии СБУ, МВД, Нацполиции Украины? Увы, на практике ничего. Лишь совещания, пресс-конференции на прессу и сотрясание воздуха заявлениями о том, что законодательство надо менять. А тем временем телефонный терроризм регулярно парализует страну.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Терроризм,террористы,киберпреступность,минирование,Национальная полиция
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.