Украина-НАТО: приглашение к приглашению

13 ноября 2017, 09:51
политический обозреватель
1
311

Усилит ли Украина НАТО? Нет. Альянс не справляется с собственными проблемами, ему необходимо будит справиться еще и с нашими

Главред «Европейской правды» принес благую весть. По его мнению, НАТО смирилось с желанием Украины присоединиться к блоку: «генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг впервые признал, что Украина действительно стремится к полноценному вступлению в Альянс. Более того, НАТО не только признает, но и поддерживает стремление Украины вступить в организацию». Правда, аналогичные сообщения почему-то отсутствуют в остальных СМИ. Складывается впечатление, что генсек что-то наплел назойливому главреду ЕП, лишь бы тот отцепился. Но журналист неумолимо продолжает выдавать желаемое за действительное: «лидер Альянса не делает заявлений, пока новая позиция не будет поддержана всеми членами организации. Консенсусом. А в таких чувствительных вопросах, как перспектива вступления Украины, самодеятельности в принципе не может быть». Видимо, про Венгрию, которая перешла к блокированию сотрудничества НАТО–Украина, автор позабыл. Чтобы не портить стройную пропагандистскую картинку.

По мнению главреда, раз европейские чиновники больше не будут сопротивляться нашему присутствию в Альянсе, нужно требовать… Нет, не вступления, и даже не подготовки к нему – через получение и выполнение «плана действий по подготовке к членству» (далее – ПДПЧ). Необходимо получить гордое звание «государства-аспиранта». Этот статус означает, что государство получает «приглашение к Интенсифицированному диалогу с НАТО по вопросам своего стремления к членству и связанных с этим реформ… …Этот статус, к слову, не накладывает на НАТО никаких обязательств по поводу членства "аспирантов" в будущем. Аспирант в дальнейшем может получить приглашение к ПДПЧ, а может и не получить; в случае выполнения ПДПЧ страна может быть принята в Альянс, а может и нет...». Проще говоря, бюрократическая процедура, которая на дипломатическом уровне равносильна дружескому похлопыванию по плечу, подмигиванию или одобрительной демонстрации большого пальца вверх. Когда отказать неудобно, а выказать некую поддержку необходимо. То есть, о реальной интеграции речи не идет. В общем, элементарную вежливость журналист перепутал с флиртом.

Заканчивая с торжественной частью, автор задает закономерный вопрос – почему до сих пор Украина не получила этот статус? Почему бы не оформить «всеобщую поддержку» юридически? По его мнению, логичного ответа на этот вопрос нет.

По моему мнению, причину отказа наилучшим образом сформулировал председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер. В сентябре на форуме «Ялтинской европейской стратегии» (YES) он заявил: «мы разработали такой трёхступенчатый тест. Во-первых, настолько ли страна едина в желании присоединиться к НАТО, не приведёт ли вступление к расколу внутри государства. Второе: согласие всех членов НАТО, что это — хорошая идея. И третий важнейший пункт: усилит ли присоединение этой страны Евроатлантическое сообщество».

Как показывают различные замеры общественного мнения, однозначной массовой поддержки евроатлантического курса в обществе нет. «Єдина країна» так и осталась всего лишь телевизионным логотипом. В реальности страну продолжают раздирать культурные, ментальные и исторические противоречия. Поэтому вступление только усугубит раскол, который уже успел привести к масштабным территориальным потерям и войне.

Впрочем, с интеграционным дискурсом проблемы не только внутри страны, но и во внешней политике. Это стало очевидным во время процесса ратификации Соглашения об ассоциации. Нидерланды были против. Компромисса удалось достичь, документ подписали. Но какой ценой? Брюсселю пришлось юридически гарантировать Амстердаму, что Ассоциация с Украиной: 1) не связана с членством Украины в ЕС; 2) не содержит положений о свободе передвижения людей, а значит, не предусматривает права на трудоустройство и проживание; 3) не содержит положений о совместной обороне Украины и ЕС; 4) не предоставляет Украине доступ к структурным фондам ЕС.

Ситуация повторилась этим летом на саммите Украина–ЕС. Европейские послы отказались вносить в совместную декларацию фразу о «европейских стремлениях» Украины, несмотря на то, что она прописана в преамбуле Соглашения об ассоциации.

Казалось бы, хорошие новости прозвучали от Франсуа Макрона – в программной речи в Сорбонне он заверил, что ЕС продолжит расширяться. Но и тут Украине не нашлось места – как оказалось, за счет балканских стран.

По дороге к наднациональным европейским объединениям наша страна разругалась даже с самыми верными союзниками. Польша из «адвоката» превратилась в «прокурора». Настолько достали с культом Степана Бандеры, что Вятровичу запретили въезд. Венгрия пригрозила заморозить сближение Украины с ЕС и НАТО. Виной всему закон об образовании, урезающий права нацменьшинств на обучение на родном языке. С ним еще предстоит разобраться Венецианской комиссии, однако Будапешту уже удалось внести в проект соглашения Восточного партнерства норму о том, что страны-партнеры не должны сужать права национальных меньшинств в сфере образования. Поддержать Венгрию выразили готовность Румыния и Болгария. А МИД Сербии обвинил посла Украины в попытках ухудшить дипломатические отношения Сербии и России.

Военная интеграция не менее «успешна», чем политическая. В 2015 году Порошенко объявил, что к 2020 году отечественная армия окончательно перейдет на стандарты НАТО и мы подадим заявку на получение ПДПЧ. Раз есть цель, должен быть план, как ее достичь. Кто-то видел его? Какой бюджет и сроки? Может, знает на каком мы этапе? Успеваем или нет? Хотя бы, сколько из 250 тысяч военнослужащих прошли подготовку в структурах Альянса и назначаются ли эти люди на руководящие должности для внедрения полученного опыта?

Видимо, никто не знает, кроме узкого круга экспертов комиссии Украина–НАТО. Оказывается, мы ежегодно обязаны выполнять Годовую национальную программу (далее – ГНП). Даже закон есть, согласно которому МИД, Минобороны, Минстець, телеканалы и радиостанции, а также органы местного самоуправление должны информировать население о ходе ее реализации. По словам представителя Украины в Альянсе Вадима Пристайко, в НАТО недовольны темпами выполнения ГНП. И это уже не первый год, то есть не первая программа, которую можно было бы научиться выполнять эффективнее. В общем, понятно, почему по «ящику» молчат – похвалиться явно нечем.

При этом наш министр иностранных дел умудряется агитировать членов НАТО за вступление в него Украины. «Наши партнёры по НАТО могут у нас многому поучиться. Речь идёт о тактике, выносливости и боеготовности. Без них современное вооружение не поможет… … Альянс должен подготовиться к новым вызовам, и это будет легче сделать с Украиной, чем без неё», — заявил Павел Климкин в интервью австрийскому изданию Profil.

Поучиться чему? Разрушению моральных устоев армии, когда из-за пьянства и беспредела небоевые потери ВСУ составили 10 тысяч человек? Или коррумпированности, ужасной логистике и банальной халатности, вследствие которых один за другим во время войны взрывались склады боеприпасов?

Петр Алексеевич тоже припас для НАТО веский аргумент: в случае вступления Украины, блок пополнится государством, которое тратит на военные нужды 6% ВВП при положенных участникам блока 2%. Только президент забыл упомянуть, что отечественные оборонные расходы, как и весь ВВП в целом, обеспечиваются кредитами МВФ. А также за счет фактического уничтожения социальной сферы.

Складывается парадоксальная ситуация: при грандиозных, по европейским меркам, тратах на армию, ни купить зарубежную, ни произвести собственную технику и амуницию Украина не способна. Приходится клянчить списанное в утиль барахло, а волонтеры тем временем снабжают военнослужащих вплоть до трусов и носков.

На месте натовских чиновников я бы задумался об эффективности и прозрачности использования выделяемых Украиной оборонных средств. Иначе, даже после вступления, пусть даже с бюджетом в 50% от ВВП, наше государство продолжит клянчить летальное оружие.

Усилит ли Украина НАТО? Нет. Блоку придется бороться с отечественной коррупцией, обновлять стратегическую инфраструктуру и доукомплектовывать армию. Альянс не справляется с собственными проблемами, ему необходимо будит справиться еще и с нашими.

Может ли Украина принести выгоду ЕС и НАТО? Она уже ее приносит, причем и без членства в этих объединениях. Мы обеспечиваем ЕС дешевой рабочей силой, интеллектуальными, природными и земельными ресурсами. Мы стали санитарным кордном между Европой и Россией. Последняя надолго увязла на Донбассе и в Минском процессе. Успешно монетизировали антироссийскую истерию прибалтийские страны. Учения НАТО, проводимые на их территории, дают возможность заработать мелкому и среднему бизнесу, а также усовершенствовать порты, аэродромы, шоссейные и железные дороги. В 2018 году США потратят почти 5 млрд. долларов на Европейскую безопасность. Чем дольше Украина будет в опасности, тем больше шансов у стран Восточной Европы урвать свой кусок военной помощи, которая, к тому же, демонстрирует возможность увеличения на фоне роста международной напряженности.

Так что никто никуда не будет нас принимать, пока из украинского кризиса не извлекут максимум профицита. Тем более что Европа готовит альтернативу НАТО. 13 ноября на встрече министров иностранных дел и обороны государств-членов ЕС должен быть подписан новый европейский оборонный пакт — Соглашение о постоянном структурированном сотрудничестве в Европе (PESCO). А после 2019 года следует ожидать еще более значительное понижение интереса европейцев к Украине – окончится контракт по транспортировке российского газа через отечественную ГТС и будет введен в эксплуатацию обходной маршрут «Северный поток-2».
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.