Бесконечное дело. Судейско-прокурорское

30 сентября 2017, 12:32
политический обозреватель
0
8073

18 сентября 2017 городской суд Черноморска оправдал группу антимайдановцев, которых обвиняли в участии и организации массовых беспорядков на Греческой площади 2 мая 2014 года.

18 сентября 2017 городской суд Черноморска оправдал группу антимайдановцев, которых обвиняли в участии и организации массовых беспорядков на Греческой площади 2 мая 2014 года.

Вердикт вызвал волну негодования у патриотической части граждан. Ведь за 3 года судебного разбирательства ни одного «ватника» не оказалось за решеткой. Политики, журналисты, общественники пытались разобраться в причинах «зрады». Среди основных версий: сотрудничество судов с сепаратистами, «договорняк» местных пророссийских и центральных элит, а также провал судебной реформы.

Комментаторы – люди без юридического образования, а потому склонны искать ответы в области политики и морали. Хотя с точки зрения юриспруденции, источник фиаско очевиден – некомпетентность сотрудников ГПУ и МВД. Если государство и общество ставило перед ними цель добиться от суда обвинительного приговора, они обязаны были собрать достаточное количество убедительных доказательств. Суд не занимается расследованием дела, он оперирует материалами, переданными ему гособвинением. А в них, судя по тексту решения суда, множество «ляпов», белых пятен и грубых нарушений.

1. Установления подозреваемых как такового не было – ими стали все, кого удалось задержать в тот день в торговом центре «Афины». Не были определены мотив, роль и состав преступления каждого подсудимого. Обвинительные акты написаны один к одному. Следователи будто не утруждали себя поиском ответов на эти вопросы. Впрочем, не удивительно. После «революции достоинства» нормой стало навешивание ярлыков и заочное обвинение до вынесения решения суда. Особенно, если обвиняемые из «неправильного» политического лагеря, коими являлись подсудимые куликовцы. Раз понятно, КОГО судили, то зачем усложнять себе работу? Признание вины априори было гарантированно их политическими и идеологическими предпочтениями. Видимо, излишняя уверенность в неизбежности наказания привела к превышению правоохранителями должностных полномочий: «суд вважає, що застосовані до ОСОБА_28 (Евгения Мефедова) заходи кримінального процесуального примусу з боку правоохоронних органів є безпрецедентно незаконними та брутальними, такими, що свідчать про впевненість їх виконавців у власної безкарності».

2. Свидетели происшествия подтверждали присутствие подозреваемых на Греческой площади, но совершение ими незаконных деяний подтвердить не могли. Один из свидетелей обвинения пошел на сделку со следствием. Он опознал всех фигурантов и признал, что они нарушали закон. Однако в суде путался в показаниях, противоречил сам себе и уклонялся от уточняющих вопросов.

3. У материальной части доказательной базы тоже множество изъянов:

- видеоматериалы были не оригинальными, а отредактированными копиями, содержали признаки монтажа. Изображенные на них лица: а) зачастую было не разобрать. Экспертизы по опознанию лиц не проводилось в виду отсутствия необходимого оборудования и программного обеспечения; б) не совершали противоправных действий. Таким образом, даже если бы прокуратуре удалось доказать на них присутствие подсудимых, это не служило бы доказательством их вины;

- осмотр места происшествия произошел спустя почти две недели после трагедии, большинство улик было утеряно. Медицинские экспертизы и экспертизы мест преступления проводились с многочисленными процессуальными нарушениями.

Многие эксперты отмечали провальность дела еще на стадии досудебного расследования, ссылаясь на несостоятельность доказательной базы. Учитывая вышеперечисленные, и еще множество опровергающих вину фактов, отраженных в тексте судебного решения, честный приговор обязан был быть оправдательным, а судебный процесс можно было окончить в 2015 году. Если бы не одно НО – активисты ультраправых организаций.

Первое заседание Приморского районного суда г. Одессы, куда изначально направили дело, было сорвано крепкими ребятами в камуфляже и балаклавах. Из-за регулярных волнений суд отказался от рассмотрения дела.

Тогда его передали в Малиновский районный суд, где с ним работали более двух с половиной лет. И здесь не обошлось без «веского» слова «улицы». По заявлению «Группы 2 мая», которая ведет отдельное расследование, из 100 заседаний в Малиновском райсуде, лишь 20 были посвящены изучению доказательств. Остальные были сорваны. Данный факт подтвердил судья Сергей Черевко в ходе круглого стола «Судебная волокита: кому это выгодно?», состоявшегося на днях в Одессе. По его словам, каждое заседание проходило с боем, активисты блокировали не только судебный процесс над куликовцами, но парализовали работу суда в целом.

Под бдительным надзором патриотов, с помощью рукоприкладства и угроз «мусорной люстрации», вопреки закону, служители Фемиды регулярно продлевали меру пресечения подозреваемым. После очередного пролонгирования, в ноябре 2015 года судейская коллегия приняла решение о выходе под залог. Согласно процессуальному кодексу, решение было абсолютно законным. Однако толпу это не устроило. Под ее давлением трое представителей правосудия, рассматривавших дело, подали заявление об увольнении. Выход под залог был отменен.

Таким образом, из-за агрессивного поведения праворадикалов и неспособности полиции с прокуратурой обеспечить элементарный общественный порядок, был нарушен один из фундаментальных принципов справедливого суда – рассмотрение уголовного дела в разумные сроки.

Чтобы ускорить процесс, депутат Оппозиционного блока Николай Скорик неоднократно просил Верховную Раду вернуть Следственную комиссию по данному вопросу. Она могла придать расследованию новый импульс, добавить объективности и беспристрастности, к чему Совет Европы призывал еще в 2015 году. Однако внутри Украины его предложение осталось проигнорированным. На момент функционирования, Комиссия неоднократно приглашала на свои заседания Андрея Парубия (под управлением которого 29 апреля 2014 года в Одессе состоялось заседание оперативного штаба по обеспечению согласованных мер оперативного реагирования на вызовы и угрозы национальной безопасности Украины), экс-главу СБУ Валентина Наливайченко и министра внутренних дел Арсена Авакова с целью дачи объяснений. Однако они так и не удостоили Комиссию своим присутствием. Действительно, к чему было подставляться? Того гляди, по этапу еще пустили бы. Впрочем, вопрос степени их ответственности за ужасы тех весенних дней все еще остается открытым.

Благодаря постоянному продвижению в европейских правовых институциях темы незаконного судилища над антимайдановцами, Оппозиционному блоку удалось добиться ускоренного рассмотрения дела. Так, 12 сентября Глава мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Фиона Фрейзер заявила об отсутствии прогресса в привлечении к ответственности виновных в гибели людей в Одессе 2 мая. А 18 сентября куликовцев отпустили на свободу.

Она также отметила, что «дело 2 мая» является отражением «систематического отсутствия ответственности за нарушение прав человека и преобладающего чувства безнаказанности». Что вскоре нашло подтверждение в действиях силовиков – после оглашения оправдательного приговора Сергея Долженкова и Евгения Мефедова повторно арестовали прямо в зале суда по ст.110 (посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины). На сей раз за якобы сепаратистские призывы во время автопробега 28 марта 2014 года, посвящённого освобождению Николаева от фашистских захватчиков. Вручение подозрений не обошлось без превышения полномочий: вместо следователей, которые вели дело, это сделали сотрудники СБУ. Под покровом ночи подозреваемые были вывезены в Одессу, где в Киевском районном суде им избирали меру пресечения. Повестки или вызов в суд не вручались. Мефедов заявил, что ему не дали связаться со своим адвокатом Валентином Рыбиным, на  которого Генпрокуратура успела пожаловаться в Высшую квалификационно–дисциплинарную комиссию адвокатуры для обжалования его действий. Не исключено, что адвокат вскоре может лишиться лицензии.

Напомню, суд освободил всех подозреваемых из-за отсутствия доказательств преступления с их стороны. Найти доказательства покушения на территориальную целостность с помощью автопробега еще более абсурдная и непосильная задача, чем доказать организацию массовых беспорядков, в которых их обвиняли. Единственным логичным объяснением повторного ареста является попытка прокуратуры скрыть бессилие установить законным образом их виновность. Поэтому будут «мариновать», пока не сломят волю, чтобы сами во всем сознались. Надобность в доказательствах отпадет автоматически.

Подобный вопиющий правовой нигилизм публично одобрил Алексей Гончаренко. «СБУ сделало правильный шаг, повторно задержав Мефедова и Долженкова по другой статье обвинения – посягательство на территориальную целостность. Теперь, я надеюсь, их вина будет доказана», - написал он в блоге на Левом берегу. В своей колонке нардеп от БПП сокрушается о беспределе российской власти в Крыму, ссылаясь на тот же доклад миссии ООН, при этом рукоплещет противоправным действиям отечественных следственных бригад. Он пожаловался на неудовлетворительную работу внутренних органов: «как ни прискорбно, но нужно признать, что расследование тех событий действительно велось с многочисленными нарушениями. Сбор доказательств на Греческой площади начали проводить спустя две недели после событий. Я, очевидец, сам добивался того, чтобы меня допросили и добился этого спустя почти два года, что также красноречиво говорит о качестве расследования». Как говорится, то ли еще будет. Во время судов над этой властью, место среди подозреваемых найдется и для Алексея Алексеевича.

Судя по реакции правоохранительных органов на оправдательный приговор, власть намерена добиться нужного результата – осудить «сепаратистов» любой ценой. Пусть даже придется пожертвовать остатками репутации некогда демократического государства и наплевать на замечания авторитетных международных организаций. Для этого у политиков достаточно возможностей воздействовать на служителей Фемиды. Суды находятся на стадии реформирования. Судьи в ожидании переаттестации. Противоречие генеральной линии грозит потерей работы, иммунитета, а значит, и возможной уголовной ответственностью.

Судьи Черноморского городского суда приняли решение на основе материалов дела, а не исходя из политической целесообразности. Их вердикт пошел вразрез с интересами правящей элиты. Зато напомнил активистам, рисковавшим жизнью на Майдане, и тем, кого революция вознесла на вершины власти, что страна боролась за евроинтеграцию: против коррупции, за верховенство права, за равенство перед законом и справедливый, независимый суд.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.