Денис Бугай о 7 ключевых инициативах Закона «Стоп МаскиШоу».

15 февраля 2018, 16:08
Адвокат, юрист, общественный деятель
0
34
Денис Бугай о 7 ключевых инициативах Закона «Стоп МаскиШоу».

Комментируя закон "Стоп МаскиШоу" Денис Бугай делится существенными изменениями в УПК, которые значительно уменьшат неправомерные возможности правоохранительных органонов в давлении на бизнес.


Полиция, прокуратура, СБУ и вроде несуществующая налоговая милиция давно держат лидерство в перечне угроз для украинского бизнеса.

В конце прошлого года Правительство, преодолев яростное сопротивление правоохранителей, добилось утверждения изменений в Уголовный процессуальный кодекс. Сам факт сопротивления МВД и прокуратуры свидетельствует о качестве и пользе этой инициативы!

Изменения касаются, как проведение следственных действий, так и инициирование разного рода «формальных» уголовных производств, целью которых является лишь давление и вымогательство. Они значительно уменьшают неправомерные возможности «бизнесменов» в погонах. Предлагаю рассмотреть семь ключевых новелл.

1.  Новые правила проведения обысков. Следователи обязаны проводить видео фиксацию обыска и допускать адвокатов. В случае нарушения - все доказательства, полученные во время обыска являются недопустимыми, то есть не имеют доказательной силы. Важно - адвокат имеет право собственной фиксации, которая автоматически становится доказательством.

Какую оценку этому пункту дает Денис Бугай? Во-первых, следователи не смогут что-то подбросить. Во-вторых, поскольку в помещении будет адвокат, это исключает возможность запугивания сотрудников и попытки склонить их к «сотрудничеству», например, оговорить руководство компании.

В качестве примера, Денис Владимирович Бугай вспоминает случай, который произошел в декабре во время обыска в офисе одной из компаний - камера зафиксировала, как один из понятых (как правило это заранее подготовленные следователями «случайные» граждане), пытался украсть деньги из кассы.

2.     Запрет изъятия информационных носителей и компьютерной техники (жесткие диски, сервера, телефоны и т.д.). Забрать сервер - это самый простой способ остановить бизнес. «Рэкетиры» с удостоверениями, понимая такую ​​возможность, активно этим злоупотребляли.

Но закон одновременно установил ряд исключений по этому запрету. Следователь, при условии наличия разрешения суда, может изъять объекты: (а) необходимые для проведения экспертизы, (b) если они являются орудием совершения преступления или полученные в результате совершения правонарушения (например, украденный телефон, установленнный на компьютере банк -клиент, через который осуществляли «обнала»), (с) доступ к ним ограничивается собственником, в частности, путем наличии пароля.

Несмотря на такие широкие исключения, в целом норма должна обеспечить неприкосновенность компьютерной инфраструктуры офиса.

По мнению Дениса Бугая, в таких случаях надо быть готовым предоставить коды от серверов, компьютеров и телефонов, а также допустить копирования информации с них. Кстати, СБУ и НАБУ уже имеют специальные портативные приборы, которые деблокирует мобильные телефоны и автоматически проверяют наличие в них ключевых слов и чисел. Такие приборы используют израильские спецслужбы для борьбы с терроризмом.

3.      Усилены требования к получению разрешения на обыск.
Во-первых, внедряется аудио и видео фиксация рассмотрения ходатайства следователя в суде. Это исключит возможность подачи необоснованных ходатайств. Следователь будет вынужден доказать важность своего желания «прийти в гости», а судья будет более внимателен к этим аргументам, поскольку эту запись в будущем может быть предметом исследования дисциплинарной палатой Высшего совета правосудия.

Во-вторых, запрет повторного обращения в случае получения отказа судом ранее. На практике были случаи, когда следователи пять раз пытались получить разрешение на обыск, надеясь, что их ходатайство попадет в более лояльного к ним судье.

С точки зрения Дениса Бугая, в сочетании с новыми правилами обыска, это должно привести к уменьшению «непрошеных гостей в погонах» и случаев блокирования деятельности компаний.

4.  Введено право обжалования действий следствия, которые нарушают или ограничивают права бизнеса (изъятие имущества, документов, прочее). Ранее такое право было только у стороны уголовного процесса (подозреваемый, потерпевший), что искусственно исключало возможность компании, в законный способ, прекратить давление на нее.

5.  Блокировка процесса возбуждения уголовных производств различными органами по одному и тому же основанию бесконечное количество раз.

Ни один орган не может проводить расследование, а дело подлежит прекращению, если из этих же обстоятельств ранее уже вынесено постановление о закрытии. 

Есть анекдотические случаи, когда налоговая милиция открывала производства по фактам неуплаты налогов, а их коллеги из полиции и СБУ начинали собственные расследования по этому же эпизоду, но, чтобы обойти подследственность, называли это хищением. Аналогичный подход использовался и по географическому признаку.

6.   Предусмотрена возможность закрытия «формальных» уголовных производств, которые годами «висели» в реестре и позволяли в любой момент совершать следственные действия, и соответственно держали бизнес в напряжении. Следствие длилось, дела сменяли следователей и прокуроров, которые в свою очередь генерировали новую активность, с целью пополнения собственной кассы, если не деньгами, то хотя бы талонами на бензин.

7.    Закон предусматривает создание специальной комиссии при Кабмине, которая будет обобщать практику действий правоохранителей в отношении бизнеса и предоставлять обязательные к рассмотрению рекомендации. Закон не содержит четких полномочий такой комиссии, но наличие такого инструмента позволит влиять на ситуацию.

Изменения выбивают из рук коррупционеров действенные инструменты давления и шантажа на бизнес. Обыски в камеру и в присутствии адвокатов, невозможность изъять сервера и компьютеры, блокировки инициирования пустых и бесперспективных уголовных производств должны снизить неправомерное вмешательство правоохранительных органов в деловую активность.

Автор: Денис Владимирович Бугай, адвокат, руководитель практики White-Collar Crime, партнер VB PARTNERS, член рабочей группы по реформированию адвокатуры при Совете по вопросам судебной реформы при Президенте Украины, признан всеми ключевыми международными и национальными юридическими рейтингами (The Legal 500 EMEA, Chambers Europe, Best Lawyers, Who is Who Lega, пр.).

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости бизнеса
ТЕГИ: правоохранительные органы,Уголовно-процессуальный кодекс
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.