Борьба с контрафактом: Как защитить Украину от подделок? Часть 2

26 января 2017, 11:32
Владелец страницы
0
109

Как побороть "патентный троллинг", перестать использовать ресурс таможни для контроля "параллельного импорта" и перенаправить усилия на выявление и реагирование исключительно контрафактных товаров.


В прошлом году я посвятил отдельный блог вопросу защиты таможней прав интеллектуальной собственности и борьбе с контрафактом. Основные тезисы, которые при этом были озвучены:

1. Защита прав интеллектуальной собственности и борьба с контрафактом на границе - проявление правоохранительной сущности таможни. Целесообразно предотвращать ввоз контрафакта на границе, чем потом собирать «по кусочкам» в местах реализации на внутреннем рынке.

2. С одной стороны, в Украине внедрены аналогичные международной практике процедуры по защите таможней интеллектуальной собственности: ведется таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности; на основании реестра производятся приостановки таможенного оформления в случае подозрений на нарушения; предусмотрены процедуры досудебного урегулирования, уничтожение контрафактных товаров, их перемаркировка т.д.).

С другой стороны, в Украине фактический результат по борьбе с контрафактом близок к нулю. 99% приостановок таможенного оформления по подозрению в нарушении интеллектуальной собственности заканчиваются безрезультатно: ни административным протоколом, ни уничтожением контрафактного товара, ни судебными разбирательствами.

Можно выделить три основные причины такой ситуации.

Первая причина – это бездеятельность ГФС и таможен по выявлению ввоза контрафактных товаров. Ни для кого не секрет, что контрафакт в Украине можно найти везде, он продается на рынках, в интернет магазинах, социальных сетях, в торговых центрах столицы и т.д.

О какой борьбе с контрафактом в ГФС может идти речь, если даже в оценке таможен отсутствуют критерии «количество выявленных единиц контрафактной продукции», «количество уничтожений контрафактных товаров» и т.д.

Анализ результативности таможен сводится к подсчету количества приостановок таможенного оформления по подозрению в нарушении прав интеллектуальной собственности. И если таких приостановок больше, то делается вывод, что таможня хорошо работает.

Но при этом, никто не говорит, что, во-первых, любые приостановки таможенного оформления (а Таможенным кодексом предусмотрено, что срок приостановки по «интеллектуалке» может быть до рабочих 10 дней, и продолжаться еще на 10 дней) – это простои, которые исчисляются для бизнеса конкретными финансовыми и временными затратами.

Во-вторых, когда результативность таких приостановок сводиться к показателю 0,2 % (в 2016 году на 6,5 тыс. приостановок таможенного оформления 15 случаев выявления нарушений) – возникает вопрос: интересы какого бизнеса защищает ГФС и зачем вообще нужна эта «таможенная защита интеллектуальной собственности», если нарушения не выявляются, а таможенное оформление задерживается?!

Вторая причина отсутствия результатов по борьбе с контрафактом – это «патентный троллинг» (регистрация промышленных образцов на известные формы изделий с целью дальнейшего вымогательства денег за разрешение внешнеэкономических операций с такими товарами).

Таможня, по сути, оказалась в заложниках «патентных троллей», поскольку должна выполнять закон по защите прав интеллектуальной собственности, в том числе, и в отношение внесенных в таможенный реестр патентов на такие «шедевры» как, например, вешалки для одежды, спички, шариковые ручки, зубочистки, светильники, прищепки, бахилы и т.д.

Именно «патентные тролли» отбирают часть человеческого и временного ресурса, который таможня могла бы использовать на другие цели.
Таможенный реестр забит патентами троллей, руками таможни блокируются импортно-экспортные операции, но очередной год подряд никаких серьезных шагов в решении этих проблем не происходит.

«Патентные тролли» зарабатывают на крови бизнеса, а ГФС разводит руками: мол «не виноватая я, он сам пришел…», и подал заявку на регистрацию в таможенном реестре очередной коробки для спичек, батарейки, способа упаковки зелени, орехов и т.д.

Можно долго ждать, когда у Верховной Рады найдется воля принять законодательные изменения, усложняющие получение и использование патентов на вещи, давно изобретенные человечеством.

А можно и самим действовать: например, введением мер ответственности за недобросовестное использование прав интеллектуальной собственности при осуществлении внешнеэкономической деятельности, и как вариант кардинального решения проблемы «патентного троллинга» - инициировать исключение «промышленных образцов» и «полезных моделей» из числа объектов интеллектуальной собственности, которые контролируются таможней.

За 4 года в таможенный реестр с заявлениями о защите прав на промышленные образцы и полезные модели в 95% случаях обращались откровенные «патентные тролли», цель которых вставить палки в колеса бизнесу и заработать на этом деньги. К сожалению, регистрировать патент на форму планшета iPad в таможенном реестре ГФС спешит «патентный тролль», а не представители Apple.

Третьей причиной «почему у нас происходит приостановки таможенного оформления, а по факту нет никаких результатов» является вопрос контроля таможней «параллельного импорта». Делом в том, что на сегодняшний день таможня, основываясь на информации таможенного реестра, должна приостанавливать таможенное оформление всех товаров независимо от того являются они оригинальными или контрафактными.

Если субъекта ВЭД нет в перечне уполномоченных импортеров/экспортеров товаров определенной торговой марки, например, Nike, Lacoste, Pampers, Sony, Samsung, Bosch и т.д., то его внешнеэкономические операции с товарами этих марок будут приостанавливаться таможней, даже несмотря на то, что перемещаются оригинальные товары со всеми документами, подтверждающее легальность их приобретения, и субъект готов платить все импортные налоги в бюджет.

Таким образом, на сегодня в Украине таможенные механизмы защиты интеллектуальной собственности распространяются на так называемый «параллельный импорт», то есть ввоз оригинальных товаров (которые не нарушают права интеллектуальной собственности) субъектами ВЭД, которые не являются официальными поставщиками.

Более того, даже если физлицо закажет экспресс-курьером, например, пару оригинальных кроссовок Nеw Balance, то таможня в рамках действующего законодательства обязана приостановить таможенное оформление этой пары кроссовок и проинформировать правособственника или его представителя.

После информирования правособственник имеет срок до 10 рабочих дней (который может быть продлен еще на 10 дней), чтобы отреагировать на приостановку: разрешить в досудебном порядке спор с собственником товара (например, собственник дает свое согласие на уничтожение контрафактного товара за счет правособственника); перенести решение ситуации в судебную плоскость или дать свое согласие на возобновление таможенного оформления.

Не трудно догадаться, что такие приостановки таможенного оформления нацелены не на борьбу с контрафактом, а на борьбу с конкурентами таких же оригинальных товаров такой же торговой марки.

Естественно, что приостановки «параллельного импорта» заканчиваются подтверждением, что нет никакого факта нарушения интеллектуальной собственности, и таможенное оформление возобновляется.

Никто не против, чтобы формировались и защищались официальные дистрибьюторские каналы поставок товаров тех или иных торговых марок, но это надо делать другими методами, а не за счет полномочий таможни по борьбе с контрафактом.

Во всем мире таможня борется с контрафактом, а у нас ее ресурс используется для контроля «параллельного импорта».
Если субъект на законных основаниях ввозит или вывозит оригинальные товары, никакие меры по защите прав интеллектуальной собственности не должны применяться таможней.

Более того, отказ от контроля таможней «параллельной торговли» прямо указан в Регламенте ЕС № 608/2013, который между прочим уже до конца этого года Минфин с ГФС должны имплементировать в национальное законодательство.

Поэтому, чтобы вывести таможенную защиту интеллектуальной собственности на правильный путь и освободить ее ресурс на борьбу с контрафактом, в первую очередь, надо на законодательном уровне отказаться от контроля «параллельного импорта», и сосредоточится на выявлении и реагировании исключительно контрафактных товаров.

Тогда результаты ЕС (91% приостановок заканчиваются уничтожением контрафактных товаров (более 15 млн. единиц) или судебными процессами) не будут казаться чем-то недостижимым, и мы будет лучше понимать экономические опасения европейских коллег, которые подсчитали, что из-за контрафакта и пиратства ежегодные потери ЕС составляют 83 млрд. евро и 790 тыс. безработных.


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости бизнеса
ТЕГИ: Таможня,патент,Импорт,контрафакт,ГФС
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.