ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ СОЗДАНИЯ МИНИСТЕРСТВА СТРАТЕГИЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ НАЗРЕЛА

11 мая 2016, 19:51
Аналитик в сфере стратегических коммуникаций
0
79

Стратегическое управление принципиально должно осваивать два пространства: пространство реальности и пространство виртуальности. Министерство стратегических коммуникаций способно реализовать это.


 

В последнее время идет много разговоров о необходимости усиления по всем направлениям информационной политики. Многие, спустя два года, наконец, осознали, что для регулирования информационных отношений необходимо иметь отдельное министерство. При этом я не поддерживаю сегодняшний узкий формат работы данного министерства, которое фактические само себя загнало лишь в борьбу с русской пропагандой. Сегодня речь должна идти о необходимости координации на государственном уровне всего комплекса информационных операций, которые представляют собой совокупность согласованных и взаимосвязанных общей и единой целью, задачами, местом и временем информационно-психологических акций, иных мероприятий информационно-психологического и информационно-технического характера, которые осуществляются последовательно, за единым замыслом и планом с целью реализации национальных интересов. Причем информационных операции содержат в себе такие компоненты: разведка, введение в заблуждение, оперативное обеспечение, маскировка, радиоэлектронная борьба, борьба в киберпространстве, морально-психологическое обеспечение, обеспечение радиоэлектронной защиты в том числе от психотронного оружия.

Как вы сами понимаете, функционал сегодняшнего МИП абсолютно не позволяет говорить о даже призрачной возможности выполнения данных задач.

Также я далек от мысли что центральный орган государственной власти должен сосредоточиться лишь на одной из функций управления – контроль. Так, например, Антон Геращенко, выкладывая материалы под громким названием «ДНР Leaks» (http://ua.censor.net.ua/blogs/2617/dnr_leaks) формирует свое видение обновленного функционала МИП так:

1. Контроль за контентом, вещаемом через лицензируемые эфирные телеканалы, с целью недопущения заявлений подрывающих государственный суверенитет и территориальную целостность;

 

2. Контроль за контентом транслируемым телеканалами в кабельных сетях. Цель аналогичная указанной в п. 1;

3. Контроль за аккредитацией журналистов иностранных и, в первую очередь, российских СМИ на территории Украины и выдворение таких журналистов в случае установления фактов нарушения ими законодательства Украины.

Джерело: http://korrespondent.net/url.hnd?url=http%3a%2f%2fua.censor.net.ua%2fb2617

На мой взгляд, такой подход изначально обречен на провал. Популистские высказывания, не обоснованные юридическими знаниями, международной практикой, а базирующиеся лишь на личных амбициях и эмоциональных предпочтениях отдельных депутатов не способствуют правильному пониманию как того, что происходит на самом деле в сфере информационной политики, так и соответственно, методов и форм регулирования данных общественных отношений с последующим формированием прогностических моделей решения данных проблем.

У твердо стою на позициях того, что в свое время было принято правильное решение о создании Министерства информационной политики. Формирование информационного общества, актуализация угроз в информационной сфере, формирование новых явлений в информационной сфере, гибридная война и много другое послужили достаточными причинами для принятия на тот момент правильного решения.

В прессе, особенно в комментариях к отдельным статьям, можно встретить мысли, что, мол у СБУ, или МВД, или МО есть такие подразделения и если умело их координировать РНБОУ, то никакого отдельного центрального органа исполнительной власти создавать более не надо – плод фантазии зависших в прошлом людей.

Такой подходя является чересчур упрощенным, и на данном историческом этапе уже атавистическим.

Во времена Сунь Цзы или даже Й. Геббельса, которого по праву считают отцом пропаганды, когда не существовало Интернета, не было сетевых структур, не было возможности одномоментно достучаться до огромного количества людей, а главное формировать конкретные и разные мессиджи под различные целевые аудитории возможно такой подход, возможно и был оправдан.

Однако сегодня абсолютно очевидно, что в рамках формирующегося технотронного общества, киберсоциализации отдельных социальных систем, внедрения андрогенных императивов в жизнь живых людей остро встает вопрос о формировании общей идеологии дальнейшего развития человечества.

Я не боюсь употреблять именно данный термин «идеология», потому как именно отсутствие в Украине идеологии, системной национальной идеи, сформированных нацией и уконституированных национальных интересов не дало возможности на психологическом уровне эффективно на первых порах предотвратить раскол общества, на чем в дальнейшем и сыграл наш противник.

Таким образом следует четко понимать, что в новых условиях действовать старыми, одиночными разрозненными  методами нельзя. Провалы с голосование м в Нидерландах, провал со сдачей украинских войск в Крыму российским силам специальных операций, неправильные подходу к реализации информационной политики во внешней политики, доминирование МИД Украины в вопросах информационной политики за рубежом и много другое — яркие индикаторы отсутствия системности в сфере формирования, реализации и эффективного внедрения успешных алгоритмов в сферу информационной политики.

На мой взгляд, ключевой проблемой для нынешней системы управления в Украине является отсутствие видения стратегических целей, и соответственно непонимание дифференцирования методов достижения оперативных, тактических и стратегических успехов и результатов.

Таким образом, формируются все предпосылки для создания на базе имеющихся разрозненных отдельных как центральных органах государственной власти, так и иных ведомств нового системного вертикально интегрированного Министерства стратегических коммуникаций.

Подчеркну: речь идет о достижении стратегических целей.

В общем смысле стратегические коммуникации представляют собой скоординированные правительством государства усилия, направленные на понимание целевой аудитории з целью создания, укрепления и сохранения благоприятных условий для продвижения национальных интересов, политики и целей государства посредством использования согласованных концепций, доктрин, стратегий, программ, планов, смыслов, мессиджей и нарративов, соединенные со всеми компонентами системы стратегических коммуникаций.

Само понятие в несколько иной интерпретации уже содержится в Военной доктрине Украине.

В современном мире концепция стратегических коммуникаций (далее стратком) используется более в военной сфере. Однако, на мой взгляд, такой подход изначально существенно сужает потенциал данной управленческой системы. Потому я рассматриваю стратком как вид государственного управления, с присущими ему методами, формами и организационными структурами.

Исходя из обработанного мною материала, научных докладов, практики проведения информационных операций, с которыми можно ознакомиться в группу Стратком в Фейсбуке http://korrespondent.net/url.hnd?url=https%3a%2f%2fwww.facebook.com%2fgroups%2f208630872818182%2f Я сформировал такую модельную структуру (в данном упрощенном варианте без систем обеспечения и управленческих надстроек, общественных советов и т.д.) Министерства стратегических коммуникаций.

1.                Департамент PR & GR — создается на базе ныне действующего МИП, а также с ликвидацией отдельных функций МИД Украины, в части формирования и реализации информационной политики за рубежом. МИД должен заниматься своими вопросами во внешней политике, а не пытаться узурпировать право реализовывать информационную политику за рубежом, таким образом разбивая ее на внутреннюю и внешнюю составляющие, и таким образом изначально обрекая ее на неуспешность. Провалы в Нидерландах, Германии, недостаточная работа украинских лоббистов достаточные основания для пересмотра функционала МИД в части информационной политики.

2.                Департамент технической защиты информационно-телекоммуникационных систем создается на базе сегодняшней Государственной службы специальной связи и защиты информации. Ее отдельное существование доказало свою неэффективность, невовлеченность в спектр деятельности единой системы информационной политики. Сегодня реализация информационной политики требует формирования такой системы, слаженная система работы которой гарантировала бы реализацию национальных интересов Украины. Такой системой может выступать Министерство стратегических коммуникаций.

3.                Департамент информационных операций: создается на базе Управления информационных технологий Министерства обороны Украины, его структурных подразделений, учебных центров и иных ресурсов. В рамках Вооруженных сил целесообразно оставить лишь структуры, занимающиеся вопросами информационной политики, которые организационно подчинены ГШ Украины. Это позволит ликвидировать дубляж в функция в рамках МО и ГШ, а также более эффективно сконцентрировать силы и средства для достижения единой цели. Также в данный департамент должны войти соответствующие подразделения расформированного УБОП Украины, который имеет достаточный опыт проведения системы разведывательных, информационно-аналитических мероприятий, в том числе с применением оперативных и оперативно-технических средств, направленных на своевременную профилактику, выявление и нейтрализацию реальных и потенциальных угроз национальным интересам в информационной сфере, в том числе реализации такой задачи страткома как вовлечение ключевых лидеров.

Департамент специальных операций создается на базе Сил специальных операций МО Украины, отдельных специальных подразделений МВД, СБУ и НГУ, которые по своему функционалу реализуют политику в сфере страткома. Силы специальных операций не могут организационно входить в структуру МО, потому как в данном случае теряется их первоначальное предназначение как отдельного рода войск, не входящих в Вооруженные силы: проведение специальных операций в мирное и военное время за пределами государства. Причем под специальными операциями в наиболее общем плане в контексте страткома я понимаю совокупность согласованных и взаимосвязанных специальных действий субъектов страткома для выполнения специальных задач, направленных на создание условий для достижения стратегических, тактических и оперативных целей.

Таким образом, я предлагаю оптимизировать сегодняшние разрозненные элементы стратком, а в единую систему, создав при этом единый системный вертикально интегрированный государственный орган.

Таким образом предлагается простой и четкий подход: государственная политика формируется и реализуется одним органом, и именно он и персонально  министр несет всю полноту ответственности за ее реализацию.

Настало время сформировать мощную системную эффективную вертикально интегрированную систему в виде отдельного единого центрального органа исполнительной власти — Министерство стратегических коммуникаций. Организационная структура может базироваться на предложенном мною варианте и подходе. При этом подчеркну, что это не создание еще одного на ряду с ГБР, НАБУ и прочими структурами органа, а оптимизация организационной структуры, таргетирование функционала в корреляции с национальными интересами.

В современном мире слоганы и имиджи заменили аргументы и идеи. Сохранить разумный баланс реального и виртуального  мира поможет Министерство стратегических коммуникаций

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.