«Паутина» для Путина

23 июня 2014, 16:25
Политический психолог, консультант в сфере информационно-психологической безопасности
5
1946

Почему проект «Новороссия» превратился в ловушку для России



У Кремля была два основных сценария превратить Украину в российского сателлита. Назовем их для ясности «Блицкриг» и «Паутина». Путин выбрал второй. И, похоже, совершил роковую ошибку - вскоре кремлевские ястребы будут вынуждены примерять голубиные перья. Что же произошло?

Еще в начале марта ситуация складывалась почти идеально для Путина – и очень плохо для Украины. Россия с поразительной легкостью и быстротой проглотила Крым. Однако мало кто сегодня задумывается, что все могло быть гораздо хуже: почти с такой же легкостью Кремль мог проглотить всю Украину. Сейчас об этом можно говорить открыто, ибо точка невозврата уже пройдена.

Несостоявшийся «блицкриг»

Итак, в марте у Путина были реальные шансы взять под контроль Украину, причем без особых затрат и потерь. Этот сценарий был прост: Путин возвращает Януковича на штыках российской армии. Причем много этих штыков в тот момент даже не требовалось – достаточно было нескольких подразделений спецназа и ВДВ в Киеве, которые арестовали бы лидеров протеста, взяли «под охрану» органы власти и разогнали Майдан. Для российских профессионалов, готовых применить оружие, это была бы не особо сложная задача – особенно если учесть, что Майдан к тому времени был изнурен физически и вооружен лишь сравнительно небольшим количеством автоматов и пистолетов из арсеналов областных управлений МВД и СБУ в западных областях Украины. Но главным благоприятствующим Кремлю фактором было даже не это, а шанс придать процессу ауру легитимности – операцию можно было провести под удобоваримым для мировой общественности соусом «восстановления законной власти в Украине». Предлог – нарушение подписанных 21 февраля соглашений. Один известный и опытный политик признался мне, что весь март с тревогой вглядывался в небо: не появились ли «братья» в голубых беретах из Пскова или Рязани?

И неудивительно – на тот момент у Путина были практически все козыри. Судите сами. В его руках – легитимно избранный на тот момент президент Украины. На его стороне – эффект внезапности: вспомните, как долго не только Украина, но и весь мир приходили в себя от шока, вызванного спецоперацией Кремля в Крыму.

А кто мог оказать адекватное вооруженное сопротивление? В начале марта боеспособная украинская армия существовала только на бумаге. На всех постах в силовых структурах находились люди, расставленные Януковичем и наверняка поддержавшие бы «операцию по восстановлению законности». Как и значительная часть личного состава – достаточно вспомнить «Беркут», который все время «ждал приказа». И заметим, при этом не было бы убедительных оснований говорить о военной агрессии или аннексии со стороны России.

Путин мог рассчитывать и на поддержку части украинского населения: противников Майдана было немало, они чувствовали себя напуганными приходом к власти национал-радикалов с оружием, отсутствием работающей милиции, перспективой нарастающего хаоса, и постреволюционных экспроприаций собственности, которые де-факто уже начались. На этой волне страха такие люди могли поддержать войска РФ как «восстановителей порядка». В том числе и часть олигархов с большим потенциалом.

В конечном итоге все это позволило бы Кремлю заполучить абсолютно лояльное руководство Украины. И осуществить одну из мета-целей Путина — гарантированно и надолго включить Украину в орбиту своих сателлитов. При этом РФ не пришлось бы нести колоссальных расходов на аннексию Крыма и нынешнюю поддержку мятежников Юго-Востока.

Надо сказать, что угроза реализации этого сценария оставалась вероятной вплоть до президентских выборов. Наличие в Киеве временного руководства позволяло Кремлю в любой момент начать операцию «по восстановлению легитимной власти в Украине». И регулярные телеявления миру Януковича из Ростова заставляли украинскую власть тревожно напрягаться.

Однако, чем дальше, тем меньшей становилась ее вероятность. В марте эксперты расценивали реализацию такого плана как «крайне вероятную». В апреле – «весьма вероятную». В мае «маловероятную».

А сегодня этот план можно считать окончательно похороненным.

Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, давайте посмотрим на те перемены, которые произошли за эти три месяца.

Почему «братья» не спустятся с неба

Во-первых, исчез эффект внезапности. Даже если Кремль сегодня решится на открытую военную агрессию, это не станетВосток, ополченцы, уничтоженная бронетехника шоком ни для Украины, ни для стран Запада. Очевидно, что у них было предостаточно времени, чтобы оправится от «крымского сюрприза» и разработать свои планы контрдействий на этот счет.

Во-вторых, у Украины уже есть какая-никакая, но боеспособная армия. И если в марте Кремль мог реализовать свои планы «малой кровью», сегодня этого уже не получится.

В-третьих, в Украине избрали нового, легитимного президента. И это, пожалуй, самое важное событие. Особенно если учесть, что это первый президент в истории Украины, набравший большинство голосов в каждой области. В результате этих выборов, Кремль утратил два важнейших рычага влияния. Он больше не может говорить о «восстановлении попранной законности» – теперь любое военное вторжение будет трактоваться исключительно как нападение одной страны на другую. А это, в свою очередь, нивелирует шансы Кремля на поддержку значимой части населения Украины. Людям свойственна тяга к честности и справедливости, как бы они ее не трактовали. Поэтому даже те, кто, возможно, в марте поддержал бы легальное и открытое «введение ограниченного контингента для восстановления законности сброшенного силовым путем Президента», с отвращением относятся к использованию незаконных вооруженных формирований и их поддержке. А лицемерное отрицание кремлевскими политиками своей причастности к поддержке этих формирований только усиливает недоверие к Кремлю. Не говоря уже о том, что сообщения о появлении «братской помощи» в виде российских казаков и чеченских боевиков даже самых ярых противников Майдана заставили хвататься за телефон и отправлять СМСки для материальной поддержки украинской армии. В Украине ведь тоже смотрят российские сериалы…  

К тому же мизерные результаты кандидатов от праворадикалов, набравших голосов меньше Симоненко и Рабиновича, в корне переформатировали взгляды тех, кто видел в Путине единственного спасителя от угрозы национализма. Теперь эту тему прекратила муссировать даже российская пропаганда – а ведь именно «защита украинских братьев от бандеровцев» была до выборов краеугольным камнем аргументации Кремля.

Огромной ошибкой Путина, значительно деморализовавшей сторонников РФ в Украине стали и показушные маневры российских войск вдоль границы. Не секрет, что большинство организаторов различных «народных республик» решились на активные действия только потому, что свято верили: Россия придет к ним на помощь. Однако даже когда дошло до авиаударов, Путин спасовал. И потому сегодня действия Кремля выглядят циничной манипуляцией, каковой, очевидно, и являются на самом деле.   

Да и один из самых надежных способов потерять лицо – это сблефовать и оказаться разоблаченным. Именно это и произошло с Путиным, и последствия этого шага ему еще не раз аукнутся уже в российском политикуме. Ведь толпа всегда поддерживает сильного лидера — именно поэтому у Путина так вырос рейтинг после аннексии Крыма. Но точно также толпе свойственно презирать слабого, а меняет свое отношение она мгновенно. И когда спадет победная эйфория, даже на присоединение Крыма многие россияне взглянут по-иному.

Ведь если разобраться, что выиграла Россия, аннексировав Крым? Россияне смогут там отдыхать? Так они и раньше там отдыхали, только по более низким украинским ценам. Российский бизнес там будет развиваться? Но ведь там и так все лучшие места были заняты офисами и структурами крупных российских кампаний. Черноморский флот будет базироваться? Так он и раньше там базировался. В общем, если разобраться, то россияне будут иметь в Крыму тоже, что и раньше, только за гораздо большие деньги. Фактически, главным позитивным итогом аннексии Крыма был мощный патриотический подъем, но проигрыш на Юго-Востоке этот эффект нивелирует. А расходы российской казне придется нести еще долго.

И тут интересно понять: почему же Путин не реализовал самый выигрышный для России и самый опасный для Украины сценарий?  Почему вместо Киева отправился в Крым, хотя с точки зрения финансовой, политической и даже военной это был гораздо мене выгодный для РФ вариант?

Версию о том, что это случилось благодаря блестящим действиям украинского руководства, оставим пиарщикам тех людей, которые волею судьбы оказались в тот момент у руля Украины. Опытные эксперты, в частности экс-министр обороны Евгений Марчук и вице-адмирал Игорь Кабаненко еще в марте аргументировано доказывали, что Украина могла сохранить Крым, даже не вступая в военный конфликт с Россией, а просто заблокировав продвижение «зеленых человечков». А если бы Россия ушла из Крыма не солоно хлебавши, вряд ли она взялась бы реализовывать проект «Новороссия», и Украина не была бы сейчас вовлечена в кровопролитную войну… Многие эксперты аргументированно критиковали и ход АТО.  И не исключено, что новая власть еще займется тщательным расследованием и привлечением к ответственности тех, кто вогнал Украину в штопор войны. Но оставим эту тему следственным комиссиям и возрождаемому институту военной прокуратуры. Пока что достаточно понимать, что отнюдь не сверхкомпетентные действия временной власти остановили Путина.

Также наивно было бы считать, что его остановила украинская пропаганда, упорно педалирующая одну и ту же тему – мощи украинской армии достаточно, чтобы остановить российские войска. Однако если учесть степень проникновения российской агентуры в эшелоны украинской власти, Кремль обладал полной информацией о реальном состоянии украинской армии. И вряд ли пропаганда его остановила бы.

Может быть, Кремль боялся военного ответа со стороны Запада? Так ведь и США, и НАТО ясно дали понять, что воевать за Украину они не будут. Ну, а в силу воздействия объявленных против РФ экономических санкций может верить только очень наивный человек, не понимающей специфики российского менталитета. 

Тогда в чем же дело?

Рискну предположить, что дело в самом Путине. Он переиграл сам себя.

Дело в том, что неотъемлемым элементом модели мышления большинства выходцев из органов госбезопасности является подсознательная ориентация на избегание риска. В рамках деятельности спецслужб эта особенность абсолютно органична, более того, необходима. Ведь задача органов госбезопасности – обеспечение стабильности государства, сохранения существующей власти, постоянное поддержание статус-кво. Да и при проведении секретных операций риск провала должен быть сведен минимуму. На практике это означает, что у них вырабатываются две типичные специфические особенности: 1) привычка замечать прежде всего опасности и риски, а не возможности; 2) убежденность в том, не проиграть – гораздо важнее, чем выиграть. 

Однако когда эти люди решают сменить сферу деятельности на политику или бизнес, такие ментальные установки служат им плохую службу. Потому что успешный политик и бизнесмен должен иметь противоположную установку – с ориентацией на возможности. Именно эта установка поддерживает необходимый в политике и бизнесе процесс постоянного развития и перемен. Я не раз наблюдал, как пришедшие в политику или бизнес выходцы из спецслужб, интеллектуально и по волевым качествам превосходящие своих оппонентов, проигрывали именно из-за этой метапрограммы мышления, ориентированной на избегание опасности. В момент, когда нужно было принимать ответственное и рискованное решение, они начинали раздумывать и взвешивать риски. А время не ждало, и менее осторожные, но ориентированные на возможности конкуренты выхватывали победу у них из-под носа.

Именно это, похоже, произошло и с Путиным. Вместо «блицкрига» (который наверняка избрал бы, к примеру, бывший десантник) Путин выбрал для завоевания Украины стратегию «паутины» – долгоиграющую, постепенную многоходовку Крым – Донбасс – весь Юго-Восток – Киев. Многоходовка – это действительно возможность снизить риски, уменьшив размер ставок в игре. Но она имеет и обратную сторону: чем больше ходов, тем больше уязвимостей и тем выше шанс проиграть. С Путиным это случилось уже на втором ходу. 

Камнем, о которой споткнулось «триумфальное шествие» Кремля, стало поведение населения Юго-Востока. Если проанализировать ход развития событий, то легко прийти к выводу: в Москве предполагали, что в юго-восточных областях Украины все будет происходить как в Крыму, а то и быстрее -  вдохновленные примером Крыма местные жители сметут «власть хунты» и стройными рядами двинутся навстречу своему светлому будущему в РФ. Складывается впечатление, что российское руководство стало жертвой собственной пропаганды, поверив в собственный же миф о том, что весь Юго-Восток 23 года живет под бандеровским гнетом и до сих пор не освободился только потому, что Россия не удосужилась протянуть ему вооруженную руку помощи. Однако реальность оказалась иной. Сценарий удалось воплотить лишь на Донбассе, и то со скрипом: единодушной поддержки и желания брать винтовку и идти воевать жители Донбасса не проявили, скорее наоборот – многие сейчас мечтают только о том, чтобы военные действия поскорее закончились.

Время расплетать «Паутину»

Разумеется, Путин не был бы Путиным, если бы не предусмотрел такого варианта развития событий и не подстраховался. Именно поэтому в деле «засветились» не официальные вооруженные силы и спецслужбы РФ, а некие смутные персоны, деятельность которых в случае провала легко представить, как их собственную инициативу. Проблема в том, что это формально выводит Кремль из-под обвинений в экспансии в Украину, но не решает главной задачи Путина. Более того, значительно усложняет положение дел.

Потому что для Путина сами по себе Донецк или Луганск не представляют особой ценности. Для реализации третьего этапа плана ему нужны были все регионы, которые он именует Новороссией. Без Днепропетровска, Одессы и Херсона ДНР и ЛНР превращаются в балласт, с которым срочно необходимо что-то делать. А вариантов всего два.

Либо попытаться двигаться дальше, доводя «Новороссию» до полной комплектации, либо как можно быстрее свернуть этот проект. Первый вариант по указанным выше причинам уже невозможен – его последствия будут много хуже, чем последствия войны в Афганистане для СССР. Оккупировать Украину нереально – она слишком велика, чтобы контролировать ее военным контингентом, а рассчитывать на поддержку критической массы населения Кремль уже не может. А вот на яростное сопротивление – вполне.

Но и второй сценарий реализовать не просто. Джин выпущен из бутылки, и у Путина нет магического заклинания, способного загнать его обратно. Более того, Путин даже не может официально выступить против ЛНР и ДНР, ибо это будет стоит ему популярности в собственной стране. Фактически, проект «Новороссия» – это ловушка, в которую хозяин Кремля загнал себя сам.

Хотя… сам ли? Думаю, тут уместно вспомнить и о том факторе, что США на сегодняшний день по использованию психологических технологий влияния опережают все остальные страны во много раз. Работа по психологическому воздействию на политических лидеров у них в чести еще со времен Второй мировой – тогда, в 1943 году, по заказу Управления стратегических служб психоаналитик Вальтер Лангер написал «Анализ личности Адольфа Гитлера». С тех пор создание психологических портретов лидеров с целью воздействия на них стали неотъемлемой и излюбленной технологией американских спецслужб. И не исключено, что тактика американского правительства, вялотекущая на взгляд непосвященного, была рассчитана именно на стимуляцию этой черты Путина – в расчете затянуть процесс до выборов, пока военное вторжение России станет невозможным. Дело в том, что когда человек начинает взвешивать риски, он попадает в ментальную ловушку: этот процесс обладает собственной инерцией и может длиться бесконечно. В итоге время для принятия решения проходит.

К тому же довольно легко было просчитать, что изо всех возможных вариантов Путин выберет излюбленную стратагему спецслужб «убить чужим ножом». Он не раз использовал ее в своих политических играх, а сейчас в качестве этого инструмента использовал жителей Донбасса. Нужно было только умело чуть-чуть подтолкнуть его в сторону такого выбора.

Так или иначе, в результате сложилась парадоксальная ситуация: растягивание во времени военного конфликта на Донбассе становится опасным для самого Путина. Ведь любая «горячая точка» неизбежно становится буйным рассадником криминала, причем специфического – наркотрафик, торговля людьми и оружием… И школой для подготовки потенциальных террористов, разумеется.  России, сравнительно недавно избавившейся от «горячей точки» в Чечне, это совершенно ни к чему.

К тому же воюющий Донбасс – это кузница кадров, способных впоследствии организовать революцию и против самого Путина. Гробы с телами погибших также популярности власти не добавляют. А оставаясь в топе новостей СМИ, донбасская война будет постоянно напоминать электорату о провале великого плана по воссозданию нью-СССР, разрушая имидж Путина как «собирателя земель», столь укрепившийся после присоединения Крыма. В общем, у хозяина Кремля сегодня более чем достаточно причин быть заинтересованным в максимально быстром сворачивании конфликта. Если операция провалилась, нужно уничтожить все следы подготовки к ней – такова аксиома мышления любого разведчика.

Как же он собирается это сделать?

Очевидно, с помощью той же стратагемы «чужого ножа». Только на этот раз он, похоже, хочет использовать в этом качестве… украинское руководство.   

Для этого ему достаточно всего лишь не вмешиваться и позволить Порошенко реализовать свой план по урегулированию конфликта. Разумеется, ему необходимо сохранить лицо. И это несложно – достаточно громко осуждать действия украинских властей и регулярно требовать созыва заседаний Совбеза ООН. Тем временем границу укрепят не только с украинской, но и с российской стороны, чтобы не дать хлынуть неконтролируемому потоку беженцев. Похоже, этот процесс уже начался. Потом организуют коридоры, по которым все ценные для Кремля кадры эксфильтруют в Россию. А затем АТО развернется в полную силу.

Кстати, в этом контексте особенно интересно выглядят масштабы помощи, которую получают мятежники. Как несложно заметить, она тщательно дозирована – явно недостаточна, чтобы обеспечить победу, но вполне подходящая для того, чтобы стимулировать Киев к активным и быстрым действиям.   

Что же будет с «народными республиками» и теми, кто к ним примкнул? А это будут уже не проблемы Кремля, а внутриукраинские. Indians problems do not disturb sheriff, как говорили в США в дополиткорректные времена.

В итоге Путин, как всегда, сможет продемонстрировать миру свои «чистые руки»: «народное восстание на Донбассе подавлено безжалостной киевской хунтой при поддержке Запада», а Российская Федерация как государство к этим событиям вообще не имеет никакого отношения.

Дело закрыто и сдано в архив. Всем спасибо. Все свободны.

Так операция «Новороссия» будет закончена. Или, скорее, законсервирована для более благоприятных для Кремля времен — от идеи контроля над Украиной он вряд ли откажется в обозримом будущем.

Правда, надо сказать, что и в России, и в Украине есть люди, заинтересованные в том, чтобы война длилась как можно дольше. И они наверняка постараются план по скорейшему завершению конфликта сорвать любыми средствами.

Поэтому не стоит забывать старую мудрую пословицу: между устами и краем бокала многое может произойти.  

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: война,донбасс,Владимир Путин,Нестеренко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.