Флаг как символ свободы

14 июня 2012, 13:26
журналистка
0
3344
Флаг как символ свободы

В соседней Беларуси исторический национальный флаг стал символом борьбы за свободу. По стране регулярно устраивают флэш-мобы, цель которых - напомнить гражданам о том, что происходит в их стране.

Центральный парк отдыха им. Горького в Минске. Трое молодых людей из организации «Европейская Беларусь» бывшего кандидата в президенты Андрея Санникова готовятся провести флэш-моб, повесив на мосту через реку Свислочь исторический белорусский бело-красно-белый флаг. Трое стоящих неподалеку людей в штатском с интересом наблюдают за ними.

После объявления Беларусью независимости в 1991 году и вплоть до 1995 года «бел-чырвона-белый сцяг» был официальным национальным символом молодого белорусского государства. Спустя год после своего прихода к власти президент Лукашенко в ходе так называемого «демократического референдума» заменил исторические герб «Погоня» и флаг на старые, советские – красно-зеленый флаг и герб с серпом и молотом. Не зря же главным девизом бывшего председателя совхоза как кандидата в президенты была именно реставрация Советского Союза, отмена рыночных реформ и провозглашение русского языка вторым государственным. Нужно сказать, что тогда эти лозунги пользовались значительным успехом у населения, т.к., по словам политолога Валерия Карбалевича, в Беларуси, где не было коррупции и где экономическое положение было довольно стабильным, советский строй к началу перестройки не исчерпал себя, так что многие белорусы не поняли, для чего вообще нужна была перестройка, когда «и так все хорошо».  Не зря Алесь Адамович, классик белорусской литературы, называл Беларусь «антиперестроечной Вандеей».

С 1995 года бело-красно-белые флаги можно увидеть разве что на митингах оппозиции. У властей же национальная историческая символика напрямую ассоциируется с оппозицией и в первую очередь - с «БНФ», который в начале девяностых своей достаточно агрессивной языковой политикой, когда на белорусский язык стремглав переводили все и вся, сумел напугать многих жителей страны, которая больше всех других регионов царской и советской России пострадала от руссификации.

Несмотря на их кратковременное и ограниченное пространством действие, подобные акции по вывешиванию запрещенных флагов в центре города имеют большое значение, считает активист из «Европейской Беларуси» рок-музыкант Сергей Казаков: «Увидеть в центре города флаг, который постоянно подвергается гонениям, - я думаю, это вызывает сильные эмоции у человека более-менее патриотично настроенного. Наш национальный флаг должен висеть везде! Лукашенко не понимает, что мы справимся сами и без его помощи. «Закат над болотом» (прим. так в народе прозвали красно-зеленый флаг советской Белоруссии) - это затея Лукашенко. Мы молодежь, мы народ, и мы вправе сами решать, что нам нужно. Поэтому я считаю, что флаг должен висеть, и он сейчас будет висеть!»

Через пять минут ребята укрепляют флаг на мосту. Мотивацию акции молодые патриоты объясняют просто: «Люди посмотрят, запомнят и примут к сведению. Здесь в парке сейчас много мам гуляет с детьми. Мамы придут домой, расскажут папам, а папы подумают, что надоело работать за две пачки памперсов в месяц, возьмут такой же (флаг), пойдут махать им на площадь».

У акции, похоже, действие довольно сильное: Увидев в центре города запрещенную символику, прохожие удивленно останавливаются, чтобы посмотреть на флаг или сфотографировать его как некую диковинку. Некоторые, в основном, люди постарше, при виде родного стяга плачут.

На вопрос, что это за флаг странный там висит, - реакция очень разная. Некоторые молодые люди с ухмылкой отмахиваются, чтобы побыстрее пройти мимо: «Не знаем. Австрийский, что ли?»

Другие, наоборот, с радостью объясняют детали. Например, двадцатилетний студент Павел: «Это же наш флаг! Так приятно его видеть! Желательно, чтобы все «закаты над болотом» заменили на такой флаг. После последних выборов (прим. в 2010 году) наши люди немного взбунтовались. Сейчас подобные акции бывают часто и в разных городах. Но за это потом многие могут поплатиться. Это хорошо, что люди не забывают свои корни, не забывают свою настоящую старинную символику и делают такие смелые вещи».

Одна пенсионерка не может сдержать слёз: «Это наш белорусский флаг. Это протест против президента. Большинство против Него. Только все молчат. Это такая нация белорусская. Они не стоят с винтовками, они стараются выжить в любых условиях. Кто больше работает, кто за границу едет. Мы белорусы, мы хотим свободу, хотим ездить, смотреть мир. А у нас же в основном все невыездные! У приятельницы муж милиционер, он невыездной. И его семья невыездная. Разве это хорошо? Это хуже, чем СССР. Там были 15 республик, мы могли ездить, общаться. А сейчас мы как в изоляции».

Спрашивать фамилию и имя в ходе таких интервью– глупая затея: большинство людей боится. Расстрогавшись, женщина идет дальше, но потом возвращается, чтобы узнать, не снимали ли ее случайно на камеру. «У меня сыновья работают. Если кто узнает, что я вам такое сказала, они быстро смогут свою работу потерять», - говорит она.

Люди в штатском ведут себя на удивление сдержанно. Пока мы берем интервью, флаг висит, и его никто не снимает. Люди в штатском стоят неподалеку и наблюдают за происходящим.

Видимо, этот флэш-моб показался властям не значительным, чтобы предпринимать какие-то меры. Но обычно перед акциями покрупней силовые органы используют против активистов способ так называемого «превентивного задержания». Функционирует он следующим образом.

«Если об акции где-то прозвучало в СМИ, которые претендуют на массовость, то как правило участников страются задержать еще до акции. Обычно это делается с утра того же дня, самого раннего, пока человек не успел выйти из дома. Ко мне обычно приходят в 7 утра. Поэтому у нас абсолютно нормальная практика перед акцией дома не ночевать», - говорит Сергей Казаков из «Европейской Беларуси». – «Обычно такие акции заканчиваются тем, что человека отвозят по очень срочному делу в РОВД, ему говорят, что ему надо побыть свидетелем в пяти-шести уголовных делах, о которых он вообще не имеет никакого понятия. И обычно это длится до девяти-десяти вечера. Это превентивное задержание, естественно, в акции он уже участвовать не может».  

Но есть еще задержание на сутки, рассказывает Сергей: «Могут приехать прямо домой, сказать, что ты ругаешься матом, либо есть такие случаи, как с нашим Павлом Виноградовым. Его постоянно забирают из РОВД или из ЦИПа. Сегодня будет суд и он уже четвертый раз будет сидеть. Проблема в том, что он уже получил три нарушения административных, должен был становиться на учет на превентивный надзор, его забрали четвертый раз. Сейчас ему достаточно его одного нарушения, а на превентивном надзоре нарушением может считаться опоздание домой даже на 15 минут, и уже автоматически заводится уголовное дело по статье 415. Это хороший способ запугать».

«Страх». Этим простым словом легко описать эмоционально-психологическое состояние белорусского общества. Страх царит повсюду. Дело в том, что абсолютно все, кто работает в Беларуси, подвешены на волосок контрактной системы. И если на Западе контракт защищает работника, то в Беларуси контракт защищает администрацию, начальство, от работника. И стоит человеку только высказать неудовлетворение условиями труда, оплатой или отрицательно высказаться насчет какой-либо инициативы начальника, например, субботника или сверхурочной работы или отказаться идти на митинг в защиту власти, если он этого не сделает,  то с ним просто не продлевают контракт.

Примечательна ситуация, царящая в судах. О ней рассказал режиссер Юрий Хащеватский: «Многие судьи стараются заболеть, как только узнают об акции оппозиции, чтобы потом не судить этих людей, которые участвовали в митинге. Но если им приходится судить, то им напоминают, что их, если они не будут работать, как надо, выселят из их муниципального жилья. Это чудовищно, как они вершат суд, рухнула судебная система из-за их страха. Но тем не менее их страх абсолютно понятен: как бы Вы себя вели, если бы знали, что Вас с Вашим ребенком завтра могут вышвырнуть на улицу?»

Борцов за свободу, подобных Сергею и его друзьям, в Беларуси осталось немного. Большинство отчаивается, понимая бессмысленность своего «рыпания», и уезжает за границу. Уезжают повально – как по политическим,так и по экономическим причинам. Уезжают врачи, учителя, инженеры, музыканты, программисты, но также и высококвалифицированные рабочие и ремесленники. Уезжают на Запад и в Россию. Потому что видят для себя там либо больше шансов для личного развития, либо хотя бы более привлекательные материальные условия.  

После участия в протестах против фальсификации прездентских выборов в 2010 году Сергея Казакова из «Свободной Беларуси» осудили к трем годам лишения свободы. Отсидел он  семь месяцев, потом было помилование. Но несмотря на это дорога в любой вуз для молодого человека теперь закрыта. Однако уезжать Сергей все равно пока не собирается: «Люди, которые отсидели сутки и другие, и третьи, они и четвертые отсидят и с ними ничего не случится. Но проблема в том, что сидеть очень долго, практически безвылазно. И это мера суровая, но мы стараемся как-то крутиться».

Недавно в Беларусь вернулись послы ЕС, покинувшие страну в знак протеста против политрепрессий. Хорошо это или плохо? – «Однозначно хорошо», - считает Сергей. – «Теперь лично мне не будет так обидно, что мы живем в изоляции, как какие-то пупуасы. И это меня хоть немного радует. Но в то же время  я считаю, что нельзя ослаблять давление на этот режим. И я надеюсь, что возвращение послов – это формальная мера. Никакого снятия санкций, пока не освобождены все политзаключенные, - об этом даже речи быть не может. Лукашенко не станет в один день добрым и хорошим. Я не знаю, почему Запад в это до сих пор верит, но это очевидно. Возвращаются – замечательно. Но не надо ослаблять давление».

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Журналисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.