Грантоеды: ругать нельзя хвалить

6 июня 2013, 15:10
медиа-эксперт, журналист, основатель консалтинга "Charity Tuner" facebook.com/CharityTuner
0
1127

Основной продукт, который производят грантовые организации – это отчет Донору. Реальные дела при этом зачастую не важны, а иногда даже мешают.

Любая деятельность, связанная с получением денег, может быть описана в базовых экономических терминах: сырье, продукт, клиент и цена. Берем китайские детали, собираем из них на украинском заводе машину и продаем небогатым людям по цене чуть ниже, чем пристойный автомобиль. Продуктом здесь является независимость от общественного транспорта, пресловутое «ведро с гайками» или «20 минут позора и ты на работе», а клиентом – потребитель.

Но есть модели, в которых клиент и потребитель – не один и тот же человек. Тогда продукт не обязательно делать полезным или нужным потебителю. Достаточно учесть интересы клиента – ведь он же платит, в конце концов.

Берем диплом врача, пациентов районной поликлиники и унизительную зарплату медика, лечим этих пациентов, а продаем фармацевтам копии своих рецептов с назначенным десятком ненужных препаратов. Потребителями здесь являются больные, но вот продуктом – не их выздоровление, а выписанный рецепт, поскольку клиенты – это фармкомпании, производящие Фуфломицины (термин доктора Комаровского) и готовые отдавать процент с продаж каждому врачу-распространителю.  

Работа грантовой организации зачастую строится схожим образом. «Махровый грантожер» мыслит и действует так: «Берем западный фонд, подаем туда грантовую заявку «преодоление стигматизации и развитие толерантного отношения общества к ... (вписать любую социальную группу – в зависимости от специфики фонда)», а в результате предоставляем красивый отчет грантодателю. Мол, проект однозначно успешен: мы же провели целых три круглых стола с экспертами, две пресс-конференции и однодневный семинар для региональных журналистов на тему развития толерантности. И не важно, что общество, как потребитель и целевая аудитория проекта, даже не заметит, что мы в нем «стигматизацию преодолели и толерантность повысили». Ведь, будем откровенны, как можно повысить толерантность общества всего за 50 штук баксов в год?!? Тут бы пару лимонов, тогда бы даже на фокус-группы хватило...»

Такие организации, как правило, имеют очень маленький штат собственных сотрудников, а полученные грантовые деньги умело распределяют суб-подрядчикам, оставляя себе заветные 20% суммы на административные расходы. Им нет равных в «битвах за грантодателя» - тут в ход идут и кляузы на конкурентов – других таких же грантоедов, - и попытки подкупа (откатить немного менеджеру фонда, отвечающему за выделение гранта). Ну и конечно, именно они – лучшие эксперты в области написания идеальных заявок и идеальных отчетов. Потому что это единственный продукт, который они создают.

Но! Как мы помним из рекламы – не все йогурты одинаково полезны. Не все фармацевтические компании производят фуфломицины, не все доктора прописывают ненужные лекарства и не все пациенты настолько безграмотны, чтобы соглашаться травить своего ребенка антибиотиками при гриппе. Так и с грантовым рынком: не все грантодатели готовы платить за отчет-пустышку, не все грантоеды занимаются бессмысленным осваиванием денег, не всегда общество получает нулевую пользу.

Я встречал грантовые проекты, в которых 70% бюджета тратилось на администрирование гранта. В одном из грантовых проектов, в которых я работал, мы для отчета считали успех по схеме: «произвели радио-ролик хронометражем 1 минута, его транслировали 30 радиостанций, значит мы произвели 30 минут, а если транслировали по 2 раза – то 60» - и это было требование грантодателя. Там же я после каждой командировки должен был отдельно указывать в отчете, почему не пользовался услугами американских перевозчиков (американский грант). Ну не ездят американские перевозчики по маршруту Киев-Херсон или Киев-Черновцы!

Но именно благодаря грантам в Украине появилась свободная журналистика (кстати, с Днем Журналиста, дорогие коллеги!) Первые независимые телевизионные новости ”Вікна”, в которых работал, к примеру, Георгий Гонгадзе. На основе коллектива этих новостей за грантовые же деньги вырос канал ММЦ-СТБ (кстати, американский Госдеп еще несколько лет назад был миноритарным акционером этого телеканала). Как грантовый проект, существовала лучшая журналистская школа – «Школа Новостей» Интерньюза. Именно эта школа впервые принесла в широкие журналистские массы стандарты ВВС, но главное – воспитала большое количество профессионалов. Многие ее выпускники сейчас являются признанными мастерами в своей отрасли: Илларион Павлюк («ДНК-портрет нации» и другие документальные проекты), Стас Ясинский и Юлия Бориско («ТСН»), Валерий Калныш («КоммерсантЪ»), Зураб Аласания («Медиапорт»), Наталья Соколенко (экс-СТБ, сейчас активистка «Чесно!»), Дарка Чепак (пресс-секретарь Президента Украины)... С тех пор, правда, украинский Интерньюз утратил влиятельность и потенциал, но пока он здесь существует – не все так плохо в наших медиа! Потому что агрессивное сворачивание гражданских свобод в Беларуси и России начиналось, среди прочего, с запрета деятельности Интерньюзов.

На грантовые деньги работали эксперты, подготовившие для нашей страны множество прогрессивных законов. И не вина грантодателей или экспертов, что принятие, например, Избирательного Кодекса, полностью одобренного всеми международными структурами типа Венецианской комиссии, вот уже три года саботируется властью, а мы – голосуем в соответствии с законами, написанными «впопыхах на коленке» и открывающими огромный простор для маневра фальсификаторов.

На грантовые деньги Украина получает огромное количество лекарств, на которые нет денег в бюджете: прежде всего – от туберкулеза и ВИЧ. На грантовые деньги существует множество благотворительных фондов, реально спасающих тысячи жизней.

Потому что украинское государство и украинское общество, а это мы с вами, пока не готово платить зарплату кому-то, кто вытаскивает наших же бездомных детей из канализационных люков, лечит их и возвращает в общество, как, например, одесский фонд «Дорога к дому». Сейчас зарплату им платят в виде грантов фонды королевы Швеции, Элтона Джона, ЮНИСЕФ и, например, Швабский фонд социального предпринимательства. Получается, что уличная преступность, распространение заболеваний, проституция несовершеннолетних, наркомания, а также прочие «атрибуты» детской беспризорности в Одессе значительно больше волнуют Ее Величество Королеву Швеции, чем Президента Украины?

Ну и конечно, меня всегда умиляют критические выступления против «грантоедов» со стороны представителей власти. Потому что более половины всех грантовых денег, поступающих в Украину, просит и получает именно государство. Так кого ругаем?

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.