Мировые конфликты эпохи постправды

17 апреля 2018, 12:04
Глава правления Института украинской политики и Фонда "Украинская политика"
15
2602
Мировые конфликты эпохи постправды

Страны, которые длительное время старались быть образцом демократии, очередной раз продемонстрировали свою сущность, продуцируя откровенные фейки и используя их как «казус белли» (повод для войны).

…Во время своего выступления в Барселоне легендарный лидер группы Pink Floyd Роджер Уотерс произнес речь, в которой осудил организацию «Белые каски» как работающую на террористов, а лидеров западных стран обвинил в разжигании войны. Его голос был гласом вопиющего в пустыне, так как эпоха Постправды, в которую давно вступил мир, не требует моральных авторитетов и не слушает голос разума.

Страны, которые длительное время старались быть образцом демократии, очередной раз продемонстрировали свою сущность, продуцируя откровенные фейки и используя их как «казус белли» (повод для войны). Уже не только для потребителя информации – простого обывателя, но и для тех, кто продуцируют информацию, не важно – было ли событие на самом деле. Ранее хотя бы заботились о правдоподобности версии. Сейчас это не является главным и основным. В ночь с 13 на 14 апреля мир едва не вступил в Третью мировую войну…

Все началось (точнее, обострилось) после того, как 7 апреля появились фотографии, сделанные в пригороде Дамаска Думе, где долгое время держались антиправительственные войска, поддерживаемые Соединенными Штатами Америки. По заявлению организации «Белые каски», сирийские правительственные войска применили против защитников Думы химическое оружие (первоначально появилась информация о том, что повсюду слушан запах зарина, потом журналистам объяснили, что зарин практически не имеет запаха, и в информационных сообщениях начал фигурировать хлор). Эту же информацию подхватили представители Сирийско-американского медицинского общества (SAMS). Больше – никаких сведений, никакой информации, никаких доказательств. Только видеокадры в госпитале (как позже оказалось – постановочные). Только сообщения в соцсетях. Но и этого было достаточно.

Для понимания. Организация «Белые каски» некоторое время финансировалась британскими фондами. Ее возглавляет Сосан Асфари, жена британского миллиардера Аймана Асфари. Сосан Асфари возглавляет Фонд Асфари и является сопредседателем Исполнительного комитета «США – Проекты на Ближнем Востоке». Штаб-квартира SAMS (Сирийско-американского медицинского общества) расположена в Иллинойсе. Организация финансируется американскими правительственными агентствами, при этом за последние два года ее финансирование выросло в 10 раз. В прошлом году эта же организация распространила информацию о применении Асадом химического оружия в Хан-Шейхуне.

Именно поэтому было важно, чтобы экспертизу провела независимая организация с высоким уровнем доверия и авторитета. Но вместо этого мы стали свидетелями шоу с тремя противоречивыми твитами Дональда Трампа, гневными филиппиками Терезы Мэй и настоящим шоу в худших традициях времен Холодной войны, которое нам представили в Совете Безопасности ООН. Казалось бы: что проще, чем дождаться официальных выводов экспертов (которые к тому же должны были прибыть в Думу 14 – 15 апреля)? Но нет: США начали настаивать на том, что им достаточно собранных улик и аргументов, и «животное Асад» должен получить по заслугам.

Реально же мы имели дело с ситуацией, при которой каждый участник конфликта преследовал свои цели, и «защита мирных сирийцев» была лишь поводом – не более. Не было бы Думы – была бы любая другая ситуация, используемая для нападения. Как в старом детском анекдоте: «Пионер, а где твоя пилотка?».

Не мною подмечено, что для лидеров «антиасадовской коалиции» удар по Сирии был де-факто военным дебютом и все они имели дополнительные резоны участия в коалиции.

Дональд Трамп действовал по принципу Волка из мультфильма «Капитошка»: «Чтобы все боялись, чтоб не насмехались». Ему было необходимо показать, что он – не только «президент Твиттера», но и грозный главнокомандующий, способный воплощать угрозы. В первую очередь он хочет доказать миру, американцам, себе, что он – не «российский агент» и не «ставленник Путина» (то в чем его фактически обвиняют американские демократы). Он пошел даже на нарушение закона: для применения силы и для подобных операций необходимо согласие Конгресса, которого он не получил. Более того: устами Ники Хейли, представительницы США в ООН, было заявлено, что Соединенные Штаты применят оружие, не смотря на то, будет ли дано разрешение со стороны Совета Безопасности ООН. То есть, США «забили» на международное право (точно так же, как в свое время Россия – в ситуации с Крымом и Грузией, а Запад – в ситуации с Косово). Даже Джордж буш-младший перед войной в Ираке представил максимальное количество доказатльств (помните Колина Пауэлла, трясущего некоей пробиркой – как позже оказалось, фейковой?). Бывший риэлтор, Трамп сознательно блефовал, завышал ставки, угрожал, - чтобы повысить градус напряженности и предложить свою цену в игре. Путин, продукт эпохи 90-х с ее «диким капитализмом», показал, что его «на испуг» не взять. В результате игра нервов не сработала – стороны решили выйти из ситуации с сохраненным лицом: Трамп пострелял по второстепенным объектам без особого вреда для Сирии, русские не ответили, сославшись, что «ракетные обстрелы велись вне зоны российских ПВО».

Интересно, что главными ограничителями и со стороны США, и со стороны России выступили именно военные: генерал Мэттис, заслуживший в свое время прозвище «Бешеный Пес», оказался умнее и дальновиднее своего шефа. Точно так же, как и начальник Генерального штаба ВС РФ генерал Валерий Герасимов. Фактически опровергнут знаменитый афоризм Жоржа Клемансо, что война – слишком серьезная штука, чтобы доверять ее военным. Именно военные оказались умнее политиков.

Для Терезы Мэй участие в коалиции было политически необходимым. В последнее время ее правительство пытается справиться с политическим кризисом в стране: в феврале и начале марта эксперты говорили о том, что вскоре консерваторов ожидает фиаско и уход в оппозицию. Чреда скандалов внутри правительства в конце 2017 года, падение экономических и социальных показателей, затянувшаяся канитель вокруг Brexit, откровенно слабые позиции Великобритании на переговорах о выходе из Европейского Союза вызывали серьезную критику. В рядах лейбористов уже началась борьба за лидерство – политики начали примерять под себя кресло премьера, и Джереми Корбин, нынешний лидер Лейбористской партии, уже почувствовал дыхание конкурентов. Для спасения ситуации была запущена история про «отравление» Скрипалей, реанимирована «российская угроза» (декабрьский визит министра иностранных дел Бориса Джонсона в Москву не принес результатов и показал: с Россией невозможно в ближайшее время договориться, поэтому надо начинать «мочить»).

«Дело Скрипалей» помогло Терезе Мэй справиться с несколькими задачами. Во-первых, рейтинг консерваторов пополз вверх (если в марте антирейтинг Мэй составлял -23%, то в апреле -12%, у ее оппонента Корбина был -13%, сейчас опустился до -20%). Саммит глав государств ЕС в Брюсселе, созванный для обсуждения суммы, которую Британия должна заплатить за выход из Евросоюза, превратился в «парад солидарности» с Великобританией: все обсуждали Россию, а не 52 или 64 миллиарда евро. Британия смогла восстановить партнерские отношения с США, которые испортились в декабре – после того, как Мэй и Трамп взаимно раскритиковали позицию друг друга по вопросу Иерусалима (Трамп даже отменил свой визит в Лондон).

Участие в коалиции на стороне США для Терезы Мэй тоже было желаемой мерой, направленной на решение преимущественно внутриполитических проблем. Она отдала приказ направить в район боевых действий подводные лодки, и тоже превысила свои полномочия, так как для подобного приказа необходимо согласие парламента. Парламент же этот вопрос даже не рассматривал. «Правительство Великобритании подотчетно парламенту, а не капризам президента США», - пытался уколоть Терезу Мэй Джереми Корбин, но это мало помогло.

Для Эмманюэля Макрона было важно утвердиться в роли главнокомандующего, поскольку он не служил в армии и слегка комплексирует из-за слишком молодого возраста. Макрон привнес в политическую жизнь Франции стиль «милитари»: он модернизирует и переоснащает армию, усиливает позиции Франции в Африке и на Ближнем Востоке, назначил бывшего министра обороны Жана-Ива Ле Дриана министром иностранных дел, а министерство обороны переименовал в министерство вооруженных сил. Французские СМИ писали: «Через год после избрания Макрон надел костюм полководца».

Макрон – единственный из тройки, кто готов к настоящей войне в Сирии и кому нужны реальные, а не фейковые победы. Он хочет добиться мира на Ближнем Востоке, но это должен быть его мир, на его условиях – не Путина, не Трампа, а его. Он молод и честолюбив, и честолюбие – главный двигатель интересов Франции в регионе. Именно Макрон предоставил России информацию о готовящихся ударах. После операции он снова заявил о готовности встретиться с Путиным в 20-х числах мая. Фактически он готов на роль посредника между Путиным и Западом, и в этом плане ему важно закрепить статус посредника еще до того, как прямые переговоры с Россией предложит Белый Дом. Россия же всячески будет потакать амбициям Макрона, взращивая в его лице того самого «Царя Запада», о котором в ноябре писал В.Сурков и с которым, по его мнению, надо вести реальный диалог. 

Но самое главное: Макрон пытается достичь того, что оказалось не под силу Трампу. Он пытается вбить клин в отношения между Москвой и Анкарой, и не боится признаться в этом. Де-факто после бомбардировок 14 апреля тщательно выстраиваемый Путиным «треугольник» Россия – Турция – Иран поставлен под сомнение: Турция приветствовала бомбардировку Сирии и фактически поддержала антиасадовскую коалицию (хотя за неделю перед этим Эрдоган с распростертыми объятьями принимал у себя Путина). От покупки российских систем С-400 Анкара не отказывается, хотя на нее и оказывается давление. Но в остальном Эрдоган показал, что он – самостоятельный игрок. Именно на этом и пытается играть сегодня Макрон.

Основная проблема Путина в том, что Сирия вряд ли останется пророссийской. Она постепенно становится не просто проиранской – она превращается чуть ли не в колонию Ирана. И даже если завтра из Сирии уйдет американцы, победа для путина окажется Пирровой. Да, он добьется того, что газопроводы через территорию Сирии не будут идти, и российскому газу в Европе ничто не будет угрожать. Но на этом влияние России в регионе завершится: усиление Ирана натолкнется на новое арабо-израильское сближение («новый Кэмп-Дэвид»), в котором нет места для России.

Результаты ракетных обстрелов 14 апреля тоже лежат в сфере «Постправды». Стороны называют разные данные о количестве выпущенных ракет. 103? 105? Сирийская сторона говорит о том, что сбила 71 ракету, Пентагон говорит о том, что ни одна ракета не была сбита. Косвенные данные говорят, что все-таки больше доверия к словам сирийцев. Американцы утверждают, что разгромили объект, на котором изготовлялось химическое оружие. Сирийцы говорят, что этот объект – научно-исследовательский институт, в котором работали над лекарствами от онкологических заболеваний. Кстати, разгромленный исследовательский центр в Барзехе в ноябре 2017 года осмотрели представители ОЗХО и никаких следов отравляющих веществ не обнаружили.

Сразу же после взятия правительственным войсками Думы были проведены исследования. Не найдено ни одного признака того, что в Думе применялось химическое оружие. По заявлению российского представителя в ОЗХО Александра Шульгина, не было обнаружено никаких остатков химических боеприпасов. Зато удалось найти участников съемок постановочного видео, которых использовали в качестве доказательств. Сами участники охотно дают показания и могут свидетельствовать на процессах, что может привести к серьезному конфузу. 

Российская сторона обвинили спецслужбы Великобритании в организации спланированной провокации. Также обвинения последовали в адрес исполнителей данного шоу – «Белых касок». Похоже, ситуация становится все интересней и интересней. Скорее всего, Россия предпримет некоторые ассиметричные шаги, которые могут достаточно болезненно повлиять на некоторых западных лидеров. Тереза Мэй уже начинает говорить о том, что Россия готовит компромат на нее и Бориса Джонсона. США заявили, что Россия сознательно уничтожила следы химатаки в Думе. Но пока что эти аргументы выглядят довольно слабо. Особенно учитывая тот факт, что бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр находится под следствием в связи с введением в заблуждение общественности – речь идет о том, что он солгал о наличии у Саддама Хуссейна химического оружия. Сейчас ситуация рискует повториться.

На этом фоне абсолютно нелепо выглядело заявление Украины, приветствовавшей ракетный удар по Сирии. Вспоминается старая украинская поговорка: «Коваль коневі ногу кує, а жаба й свою підставляє: підкуй мене, ковалю!”. Дипломатические жесты не ради интересов государства, а ради желания понравиться сюзерену выглядят как минимум смешно.

Но – война в условиях Постправды продолжается. И в этой войне не важно, ведутся ли реальные боевые действия, гибнут ли реальные люди и сбивают ли на подлете реальные «Томагавки». Здесь важно, что об этом напишут в СМИ. И как подадут информацию. Ведется война газетных заглавий, из которой каждая страна хочет выйти победителем. Даже те страны, руководители которых зеленого понятия не имеют, чем Идлиб отличается от Африна, а Дамаск от Алеппо.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости мира
ТЕГИ: США,Великобритания,Дональд Трамп,Борис Джонсон,Конфликт в Сирии,Тереза Мэй,Эммануэль Макрон,Сергей Скрипаль
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.