24 июля погиб руководитель Донецко-Криворожской республики

24 июля 2019, 08:24
Политолог и журналист
0
106

В этот день в 1921 г. в районе Серпухова произошла катастрофа аэровагона инженера Абаковского. В результате схода с рельсов погибло семь человек, в том числе сам Абаковский, а также знаменитый большевик Федор Сергеев (Артём). Так закончилась жизнь одного из самых ярких большевиков, ранее возглавлявшего Донецко-Криворожскую республику

День в истории. 24 июля погиб руководитель Донецко-Криворожской республики

В этот день в 1921 г. в районе Серпухова произошла катастрофа аэровагона инженера Абаковского. В результате схода с рельсов погибло семь человек, в том числе сам Абаковский, а также знаменитый большевик Федор Сергеев (Артём). Так закончилась жизнь одного из самых ярких большевиков, ранее возглавлявшего Донецко-Криворожскую республику

В июле 1921 года в Москве проводились заседания Третьего конгресса Коммунистического Интернационала (Коминтерна). 23 июля 1921 года около двадцати человек, в том числе иностранных коммунистов, прибывших на конгресс, во главе с известным большевиком, участником Гражданской войны, 38-летним Фёдором Сергеевым, более известным как «товарищ Артём», должны были отправиться в Тулу на встречу с местными шахтёрами.

Для поездки делегации Международного Комитета пропаганды и действия революционных горнорабочих, созданного только что самим Артёмом, был избран пробный вариант аэровагона, который уже проходил испытания и наездил порядка трёх тысяч километров испытательного пробега.

Аэровагон Абаковского представлял собой дрезину, снабжённую мотором от самолёта и трехметровым двухлопастным винтом. Машина имела ходовую часть с двумя колесными парами, тормозами и другими агрегатами, заимствованными у существовавшей в то время железнодорожной техники.

На раме аэровагона смонтировали кабину. В своей передней части она имела клиновидную форму, призванную обеспечивать приемлемую обтекаемость, а средняя и задняя части кабины были прямоугольными. Кроме того, для улучшения аэродинамики передняя часть крыши была скошенной. Все агрегаты силовой установки аэровагона располагались в его передней части.

Аэровагон мог развивать скорость до 140 километров в час, издавая в пути страшный грохот.

До Тулы делегация доехала успешно. Гости посетили Тульский райком, спустились в Щекинские угольные шахты. Вот как это описано одним из очевидцев в статье «Как он погиб»:

«12 часов дня, летний день, равномерно раздается стук машины — двигателя. Сердитое урчание пропеллера. Поезд катится по железнодорожным рельсам 40-45 верст в час, вызывая удивление прохожих. Как и чем он двигается? Без трубы, без дыма. Из вагона льются звуки Интернационала, несутся ввысь, разливаются среди столетних дубов засеки, по которой проходит поезд-вагон. Пропеллер замедляет ход и мы на ст. Щекино. Иностранные гости обступают тов. Артема и с расспросами; т. Артем спускается в шахту, а за ним и гости. Долго остаются там под землей, изучают темп работы и сравнивают каждый по-своему с заграничной работой. Всем дает объяснения т. Артем. Его зовут в каждый забой. К счастью, он владеет немецким, английским, болгарским и немного французским языками. Осмотр окончен».

Во второй половине дня вся группа делегатов конгресса вернулась в Тулу и сфотографировалась на тульском вокзале возле чудо-вагона. Этот снимок станет последним снимком самого лидера ДКР Ф. Артема-Сергеева.

Пресса описывала: «Полный театр публики. Говорят иностранные гости о значении русской революции, о жизни горняков за границей, о впечатлениях от поездки по рудникам и вообще по России. Все их речи переводит т. Артем».

День в истории. 24 июля погиб руководитель Донецко-Криворожской республики

В 18:35 по местному времени приблизительно в 110 километрах от Москвы на скорости около 85 километров в час аэровагон сошёл с рельсов и улетел под откос. Из находившихся в вагоне 22 человек на месте погибли шестеро, ещё один скончался от травм позднее. Среди погибших оказались как Сергеев-Артём, так и конструктор аэровагона Абаковский.

Газета «Правда» от 26 июля 1921 года сообщала: «24 июля в 6 час. 35 мин. вечера на курской дороге на 104-й версте от неизвестной пока причине сошел с рельс аэровагон, в котором находились делегаты Коминтерна и несколько пассажиров, выехавших из Москвы для ознакомления с фабриками и заводами Московского района. Из находившихся в вагоне 22 чел. убито 6: Отто Струнат (Германия), Гельбрих (Германия), Хсоолет (Англия), Константинов Ив. (Болгария), председатель Ц.К. союза горнорабочих т.Артем (Сергеев) и т. Абаковский. Тяжело ранены шесть человек, из которых наиболее серьезно пострадал т. Фриман Поль (Австралия)…».

Семерых погибших, в том числе Абаковского и Артёма, похоронили в братской могиле у Кремлевской стены. Официальной причиной крушения аэровагона считается катастрофическое состояние железнодорожной сети в Советской России начала 1920-х годов. Согласно заключению комиссии, аэровагон во время движения подскочил на ухабе и от этого сошёл с рельсов.

Кем же был товарищ Артём, он же Федор Андреевич Сергеев?

Уроженец Фатежского уезда Курской губернии, крестьянский сын, как сообщала царская полиция, «роста 2 аршина 6 вершков, цвет бороды темно-русый, походка развалистая, от пристальных взглядов уклоняется». Он закончил реальное училище в Екатеринославе и успел поучиться в техническом училище в Москве. В 1902 году после демонстрации у памятника Пушкину студент Сергеев попал под надзор полиции и загремел на нары на полгода. Отбыв срок, он выправил в Полтаве паспорт, съездил за границу и вернулся в Екатеринослав.

С тех пор он участвовал в создании рабочих организаций Юга России, а в 1905 году оказался в Харькове.

Сохранилось донесение начальника харьковского охранного отделения ротмистра Аплечеева о невозможности арестовать Артёма: «Артём квартиры не имеет, из рабочего района не выходит, наблюдению не поддаётся, при случае арестую». Из рабочего района он выбрался и скрывался на Сабуровой Даче, где по сей день в Харькове находится психиатрическая больница. Там вместе с доктором Петром Тутышкиным (отцом режиссера фильма «Свадьба в Малиновке») он занимался сбором оружия для восстания рабочих, о чем сообщает анонимка из сумасшедшего дома на имя губернатора Константина Старынкевича.

Из больницы Артем был эвакуирован в закрытом гробу и перенесен на Кирилло-Мефодьевское кладбище, долгое время именовавшееся после сноса парком им. Артёма. Оттуда он сбежал из города и был арестован в Сибири только в 1909 году. Харьковский суд приговорил Сергеева Ф. А. к пожизненной каторге.

Но и там Артём не задержался — бежал. Его видели в Японии, в Китае он работал кули, а к концу 1911-го стал влиятельным лидером в Ассоциации Русских Эмигрантов Брисбена (Австралия). Вернулся он в Харьков только в июле 1917 года и сразу утвердился в роли лидера местных большевиков. 

В Харькове в выборах в городскую думу 9 июля 1917 года участвовали 13 политических партий и блоков. В гласные (т.е. депутаты. — Ред.) прошли эсеры (46,4% голосов, 54 места), кадеты (13,5% голосов, 16 гласных), меньшевики (13 портфелей гласных), большевики (11 гласных, среди которых и Артём). Руководство города стало «двухголовым»: функции «мэра» были поделены между городским головой Сергеем Стефановичем и председателем городской думы Яковом Рубинштейном.

Параллельно с думой существовал и совет. Большинство и в совете, и в думе принадлежало эсерам и меньшевикам. Однако в августе совет избирает своим председателем большевика — Павла Кина. Если в столицах социалисты всех мастей не ладили между собой, то в Харькове они успешно сотрудничали — вместе вводили на предприятиях 8-часовой рабочий день, занимались распределением продуктов и поддержанием порядка на улицах, ведь временное правительство распустило полицию «по просьбам трудящихся».

Наличие общего дела отодвигало межпартийные противоречия на театральные подмостки. Именно на сценах харьковских театров и клубов проходили лекции, выступления и дискуссии, и харьковцы не только с удовольствием посещали такие заменители спектаклей, но и платили деньги за вход. Если бы Кину или его партийному товарищу Артему (Сергееву) кто-то сказал, что девяносто лет спустя платить станут за участие в митингах, они бы рассмеялись в лицо.

12 ноября в Харьков из революционного Петрограда вернулся Артем-Сергеев, который в тот же день потребовал от Харьковского Совета взять всю власть в городе. Совет, вопреки требованиям большевиков подчинить «революционную девятку» (исполком Военно-революционного комитета) Совету, принял эсеровско-меньшевистскую резолюцию, требовавшую признания этой «девятки» «правильной формой власти».

В тот же день конференция заводских и ротных комитетов Харькова, митинги рабочих харьковских заводов «Гельферих-Саде», ВЭК и др. приняли резолюцию идентичного содержания: «Мы требуем, чтобы вся власть перешла только в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а не в образованные какие-то другие органы, превращающиеся в бессильные говорильни».

Когда большевики захватили власть в Петрограде, в жизни нашего города поначалу мало что изменилось. Теперь уже Кин (вскоре оставил пост председателя совета в пользу Артема и стал его замом) мирно делил власть с городским головой эсером Стефановичем. Однако из центра приходили все более жесткие директивы. 3 ноября (по ст. стилю) исполком совета вынужден был согласиться на проведение перевыборов депутатов там, где это потребуют рабочие и солдаты. На тех заводах, где они состоялись четыре-пять дней спустя, большевики победили.

В трудах по истории города и региона никак не объяснялся тот факт, что первое украинское советское правительство находилось в Харькове в изгнании и ничем не руководило. И уж совсем никому не хотелось говорить, что продвижение немецких войск по нашей территории не было мирным. Здесь Брестский мир не действовал, и до апреля 1918 года провозглашенная Артемом Донецко-Криворожская республика была едва ли не последним осколком старой России. Она продолжала вести войну с Германией, а большевики вполне мирно сотрудничали с представителями других партий. И это также разрушает окостеневшие за десятилетия исторические схемы.

После падения Харькова Артём с товарищами отступили в Луганск, а потом совершил марш на Царицын. В начале июня он был командирован на Северный Кавказ для налаживания путей снабжения, а в конце августа был направлен на Украину.

16 января 1919 года после отставки Пятакова на заседании правительства Артем был избран председателем, однако вскоре (24 января) уступил пост присланному из Москвы Христиану Раковскому, став наркомом пропаганды УССР. 23 марта в Славянске состоялся І губернский съезд Советов новосозданной Донецкой губернии, где Артём был избран председателем губисполкома. Он подготовил и провёл административную реорганизацию новой территориальной единицы, вместо уездов было создано 12 районов, но наступление Добровольческой армии не дало возможности завершить админреформу.

В 1919-1920 годах Артем — чрезвычайный уполномоченный ЦК РКП(б) и ВЦИК при Башкирском военно революционном комитете. С середины декабря 1919 года по июнь 1920 года одновременно был руководителем Центрального управления «Башкиропомощи».

В апреле 1920 года он снова избран председателем Донецкого губисполкома, вёл работу по восстановлению угольных шахт бассейна. На IX и Х съездах РКП(б) избирается членом ЦК партии.

С ноября 1920 по январь 1921 Артём — секретарь Московского комитета РКП(б), затем председатель ЦК Всероссийского союза горнорабочих, член ВЦИК. На этом посту он и отправился в своё последнее путешествие.

К деятельности этого яркого и популярного персонажа революционной эпохи можно относиться по-разному. Нельзя лишь замалчивать его работу, создавать путаницу в исторической литературе и стирать его имя из памяти жителей Харькова и Донбасса.

Украина.Ру
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости науки
ТЕГИ: Харьков,донбасс
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.