Антикоррупционные органы: бюджетные аппетиты и низкая эффективность

30 июля 2019, 10:12
Владелец страницы
кандидат юридических наук
0
59
Антикоррупционные органы: бюджетные аппетиты и низкая эффективность

Государство с каждым годом увеличивает бюджетное финансирование всей правоохранительной системы и, в том числе, антикоррупционных органов в нее входящих. Но есть ли эффективность их работы?

«Берегите работающих. Если они вымрут,
останутся лишь контролирующие и проверяющие»
«Народная» мудрость

Представим себе, что государство Украина – это обычное юридическое лицо, в котором есть руководство (государственная власть), сотрудники (граждане) и служба безопасности (правоохранительная система). Каждый год, при утверждении бюджета компании, служба безопасности требует повысить расходы на ее содержание. При этом штат службы безопасности непомерно быстро растет, а эффективность – стремится к нулю. Казалось бы: абсурдная ситуация. Однако именно по такой логике в Украине работает и развивается правоохранительная система.
Государство с каждым годом увеличивает бюджетное финансирование всей правоохранительной системы и, в том числе, антикоррупционных органов в нее входящих. Вот несколько основных цифр, которые достаточно красноречиво демонстрируют рост финансирования из госбюджета:

НАЗК
162 млн 888,3 грн – в 2017 г
513 млн 671,3 грн – в 2018 г
565 млн 680,5 грн – в 2019 г

НАБУ
773 млн 556,8 грн – в 2017 г
857 млн 091,7 грн - в 2018 г
867 млн 498,2 грн – в 2019 г

САП
116 млн 132,8 грн - в 2017 г
119 млн 426,7 грн – в 2018 г

Совершенно логично, что при создании новых правоохранительных органов в сфере антикоррупционной борьбы, которые взяли на себя полномочия ранее расформированных подразделений той же Нацполиции —должна была пройти оптимизация бюджетных затрат. Однако, все происходит с точностью до наоборот. Общая численность правоохранителей растет вместе с финансированием на их содержание: в 2019 год - уже более 600 тыс. человек. Если предположить, что в государстве порядка 40 млн граждан, то получается, что на 67 украинцев – 1 правоохранитель. С такой численностью правоохранителей, Украину можно точно назвать «полицейским государством». При этом пересечение полномочий, конфликты и прямое противостояние между антикоррупционными органами стали привычным явлением и последствием борьбы между правящими политическими кланами бывшей власти в стране.
При этом получает ли государство и граждане адекватное качество работы правоохранительной системы? Как оценить уровень ее эффективности?
Совершенно очевидно, что эффективность правоохранительной системы в целом и ее отраслевых разновидностей (антикоррупционных органов) следует рассматривать как соотношение бюджетных затрат государства и степени достижения внешних целей правоохранительной деятельности в области обеспечения необходимого уровня правопорядка в обществе. Среди этих целей: максимальное состояние защищенности прав и свобод граждан от противоправных посягательств, борьба с преступностью и коррупцией, обеспечение личной и общественной безопасности граждан, возмещение в госбюджет денежных средств, полученных преступных путем.
Что имеем на практике? Уровень преступности в Украине демонстрирует стабильно высокие показатели. Это постоянно фиксирует Генпрокуратура, которая является единственным администратором ЕРДР (Единого реестра досудебных расследований).
Настоящий же «приговор» правоохранительной системе выносят сами граждане. 65% украинцев не доверяет полиции, 70% - прокуратуре, 65 % - САП, 64 % - НАБУ.(данные опроса Центра Разумкова).
Но, возможно, деятельность отечественных правоохранителей способствует эффективному пополнению государственной казны? И тут опять цифры это отрицают.
Согласно отчета Госказначейства о выполнении Государственного бюджета за 2018 год, конфискованные денежные средства и средства полученные от реализации имущества, конфискованного по решению суда за совершение коррупционных деяний составили… 140,6 тыс. грн. (примерно 5 тыс. дол США)! Тогда как государство планировало получить в бюджет вследствие работы антикоррупционных органов 4,7 млрд грн.
За первое полугодие текущего 2019 года ситуация еще «лучше». Сумма конфискованных денежных средств у коррупционеров равняется НУЛЮ.
За другие преступления, не связанные с коррупцией, правоохранительные органы конфисковали за текущий 2019 год в госбюджет сумму в размере 13 млн. 287 077,23 грн, что составляет даже не половину от запланированной суммы в 60 млн 521 000 грн.
Аргументы в свое оправдание попыталось заявить руководство НАБУ. Месяц назад общество услышало, что вроде бы как минимум 9 млрд грн могли бы вернуться государству после вынесения приговоров суда по делам, которые ведут НАБУ и САП. Но это еще не скоро произойдет, потому что суды не эффективны. Круг замкнулся.

Фактически, при такой модели правоохранительной системы, ее функциональной запутанности и конфликтности и при этом еще кадровой «раздутости» и неэффективности - государственная власть попросту занимается разбазариванием государственных средств, а точнее - средств налогоплательщиков. Всегда надо помнить, что нет государственных денег – есть лишь деньги налогоплательщиков. Полное реформирование антикоррупционных органов и всей правоохранительной системы – это вызов, с которым абсолютно не справилась бывшая власть. И это один из основных вызовов для новой.


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: антикорупційна політика,НАБУ,Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП)
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.