Капнисты в Харькове: женская собственность

21 октября 2021, 17:05
Владелец страницы
Политолог и журналист
0
17

С Радославой Капнист корреспондент «Времени» встретился, чтобы разобраться, чем этот знаменитый род владел в Харькове и его окрестностях. И тут нас ожидали открытия…

С Радославой Капнист корреспондент «Времени» встретился, чтобы разобраться, чем этот знаменитый род владел в Харькове и его окрестностях. И тут нас ожидали открытия…

От бригадира — к декабристам


Капнисты оказались связанными с Харьковом несколько раз за время существования этой известной семьи. Еще в правление Елизаветы Петровны бригадир и полковник Миргородского полка Василий Петрович Капнист координировал слободские полки и погиб в битве с пруссаками при Гросс-Егерсдорфе в 1757 году. Главнокомандующий, фельдмаршал граф Степан Апраксин распорядился отправить останки павшего героя, а также его лошадь в Харьков. Что и было исполнено. Радослава Капнист рассказала семейную легенду, согласно которой доехала до наших краёв только найденная на поле боя рука героя с перстнем, которая и погребена в Обуховке на Полтавщине.
Из сыновей героя наиболее знаменит младший — Василий Васильевич. Но его жизнь, поэтическое и драматургическое творчество с Харьковщиной не связано. Не связаны с нашим регионом и дела других представителей рода, роднившихся с представительницами лучших фамилий империи, в том числе — Горленко и Муравьёвыми-Апостолами.
И лишь его сын, Алексей Васильевич-старший (1796–1869) получил на Слобожанщине недвижимость в качестве приданого жены, Ульяны Дмитриевны Белухи-Кохановской. Это была Михайловка Лебединского уезда (ныне — Сумская область). Усадьба сохранилась, а ее сокровища после национализации большевиками были переданы в лебединский музей.
А до женитьбы было участие в «Союзе Благоденствия», предшественнике декабристских обществ. В самом же заговоре 14 декабря 1825 года Алексей Васильевич не участвовал, следствие его вины не нашло. Сестра, Софья Васильевна сообщила: через два дня после освобождения брата он встретился с Николаем I, который спросил: «Что, Капнист, не правда ли, что здесь лучше, чем там?». С тех пор Алексей Васильевич жил в своих полтавских владениях и был миргородским уездным предводителем дворянства.

Дела и дни предводителя

Василию Алексеевичу Капнисту (1838-1910) досталась в наследство от родителей Михайловка. Таким образом, он стал дворянином Харьковской губернии. А еще в 1877 году он восстановил для себя графское достоинство, которое было утеряно при переезде его пращура из Венецианской республики. Его братья и многочисленные кузены титула не имели, но это не мешало им получать высокие военные и гражданские чины.
«Граф Василий Алексеевич Капнист был кривошейка, вечно о чём-то хлопотал, не брезгуя и интригами, досаждал своему собеседнику, держа его за пуговицу и заставляя его дослушать длинную и всегда малопонятную речь. Графиня часто в слезах говорила мне: «Да отойдите от него, а то он у вас постепенно все пуговицы оторвет», — вспоминал о нём писатель Михаил Осоргин.
Тем не менее именно Василий Алексеевич сделал из Михайловки образцовое хозяйство, славившееся разведением лошадей. На 1882 год графу Капнисту принадлежало 4787 десятин земли. В 1905 году там было крестьянское восстание, о котором позднее очевидцы вспоминали в газете «Харьковский пролетарий». Крестьяне потребовали от него: «… Работы должны производиться от восхода до захода солнца, с перерывом на два часа для обеда, и отдыха (т. е. 16 —14 часов), по ценам, существующим в других экономиях (20 —30 коп. в день). …Возвращение земли, принадлежавшей ранее 1-му и 2-му Михайловским обществам и захваченной 9 лет назад графом Капнистом. …Проверка земли и додача ее согласно уставной грамоте, в тех границах, какие указаны в ней». Василий Алексеевич выполнил эти требования, и его усадьба не пострадала.
И он стал первым в роду, кто стал жить в Харькове. Его адрес в старых справочниках записан как «Благовещенская ул., 24». На том же участке сохранился по сей день дом по адресу: ул. Дмитриевская, 11. Оба эти адреса в списках домовладельцев 1901 и 1909 годов записаны на имя его супруги, Варвары Васильевны, урождённой княжны Репниной-Волконской (1841–1922). Она купила его в 1886 году у наследников Льва Дмитриевича Хорвата. Ныне большую часть этого участка занимают руины театра «Муссури» (музкомедии), которому после смерти супруга графиня Варвара Васильевна и продала этот клочок харьковской земли. Однако двухэтажный флигель на Дмитриевской уцелел и его еще можно увидеть.



Но вернёмся к Василию Алексеевичу. С 1867 по 1888 год он неоднократно избирался лебединским уездным предводителем. За это время он успел построить не только городскую усадьбу в Лебедине, но и открыть в уезде сеть начальных школ и детских приютов.
С 1888 по 1902 год Василий Алексеевич был харьковским губернским предводителем дворянства. У него установились прекрасные отношения с тогдашними губернаторами — Александром Ивановичем Петровым и Германом Августовичем Тобизеном. Основная забота его в то время — увековечение памяти о железнодорожной катастрофе в Борках, где в 1888 году сошёл с рельсов поезд с августейшей фамилией. Благодаря В. А. Капнисту на месте аварии был возвёдён мемориал «Спасов Скит» с храмом Христа Спасителя, а в зале Дворянского собрания появился знаменитый портрет императорской фамилии кисти Валентина Серова. В процессе работы над этим монументальным полотном Серов написал портреты супруги графа Василия и их дочерей Елизаветы и Варвары.
Последние годы жизни граф Капнист провёл в своей любимой Михайловке, где и был погребён. «Как общественный деятель, покойный граф оставляет по себе хорошую память. Это был образованный и умный человек, с большим тактом и достоинством, несший свои обязанности представителя дворянских интересов», — писала газета «Южный край» в некрологе графу Василию Алексеевичу от 18 мая 1910 года.

От Донбасса до Нью-Йорка

Сын предводителя Алексей Васильевич Капнист-младший (1879–1958) не дослужился до таких высоких чинов, как его отец, но, подобно предкам своим, упоминается в харьковской дореволюционной прессе чуть ли не ежедневно. Его лошади участвовали в скачках и часто брали призы. Служил он в Петербурге в гвардии, но недолго.

В Харькове от его имени были выписаны поддельные векселя более чем на десять тысяч рублей, и репутация рода очень пострадала. Некие Одарченко и Заремба попались на афере, а граф был пострадавшим. На суде, длившемся более четырёх лет, прокурор назвал молодого графа «аристократом с широкими замашками». «По словам прокурора, «наука не отягощала графа, ученой карьеры он не сделал, литератором не был». В отличие от прадеда, граф владел больше гвардейским палашом, а не пером, сказал обвинитель, и если он и был литератором, то разве плодовитым сочинителем долговых обязательств… Прокурор назвал корнета легкомысленным человеком, неосторожным и т. д. Защитники подсудимых тоже посвятили немало слов графу и даже представители интересов Капниста в суде, — даже его поверенные — говорили насчет «неосторожности» графа…» — писал А. Епифанский в газете «Утро».

Алексей Васильевич, подобно деду и отцу, также в первый раз очень выгодно женился. Его первая супруга, София Петровна Карпова (1881–1936), была дочерью землевладельца, в имении которого на Донбассе были найдены богатейшие залежи каменного угля. Помимо этого, вместе с сёстрами Марией и Верой она владела крупной недвижимостью в Харькове — домом 26 по Чернышевской (ныне в нём городской департамент административных услуг и потребительского рынка).


Радослава Капнист также замечает, что сёстры Карповы имели отношение также к доходному дому №38 по Пушкинской, но списки домовладельцев показывают, что и в 1901, и в 1909 году дом находился в собственности семейства Гассельбринк и оценивался от 4000 до 9300 рублей. Так что, увы, это красное здание никак не попадает под возможную реституцию потомками Карповых и Капнистов.
Кстати, о реституции. После того как собственность Карповых и Капнистов была реквизирована большевиками, сёстры Карповы попытались отсудить у советской власти если не саму недвижимость, то 45 миллионов золотых рублей. Газета «Харьковский пролетарий» от 12 декабря 1925 года сообщала: «Недавно три русских эмигрантки— Софья Капнист, Мария Карпова и Вера Карпова — предъявили в нью-йоркском суде курьезный иск к правительству СССР на сумму в 45 миллионов долларов за имения, национализированные у них в 1919 г. вблизи Харькова. Юрисконсульт советских организаций в Соединенных Штатах обратился в суд с ходатайством об оставлении без рассмотрения этого иска.
Не дожидаясь рассмотрения дела судом, поверенный эмигрантов сделал попытку наложить арест на фонды правительства СССР, находящиеся якобы в нью-йоркских банках. Не найдя, однако, таковых фондов, поверенный этот пытался наложить аресты на фонд текстильного синдиката, Амторга и других торговых организаций СССР. Однако нью-йоркские банки не обратили никакого внимания на эти домогательства и — продолжают нормальные операции по счетам названных учреждений.
По ходатайству поверенного советских учреждений в Соединенных Штатах Чарльза Рехта, суд отклонил иск, предъявленный тремя русскими эмигрантками Софией Капнист и Марией и Верой Карповыми к правительству СССР о возмещении за национализированное у них советским правительством имущество в Харькове. Благодаря этому решению автоматически отпадает возможность осуществления попыток наложить арест на капиталы советских хозяйственных учреждений в Америке».
Ныне же в Харькове проживает только Радослава Капнист, дочь знаменитой киноактрисы. Эта ветвь рода, конечно, старше той, что когда-то здесь жила, но разделить исковые требования никак не может.

Время
Рубрика "Блоги читателей" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Харьков,Полтавская область,Сумская область
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.