Дробович вместо Вятровича. Что будет с украинской национальной памятью

6 декабря 2019, 13:36
Владелец страницы
Политолог и журналист
0
89

Что же представляет собой персонаж новейшей украинской истории, занявший место незабвенного Вятровича?

Дробович вместо Вятровича. Что будет с украинской национальной памятью

Кабинет министров Украины на заседании 4 декабря назначил нового директора Украинского института национальной памяти. Им стал преподаватель Национального педагогического университета им. Драгоманова Антон Дробович. Он был среди пяти кандидатов, дошедших до четвертого этапа конкурса на должность директора УИНП

Что же представляет собой персонаж новейшей украинской истории, занявший место незабвенного Вятровича?

Кандидат философских наук Дробович — доцент кафедры культурологии пединститута им. Драгоманова, руководитель образовательных программ Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр», эксперт по вопросам культуры и образования Института общественно-экономических исследований. Кроме того, он член правления Молодежной ассоциации религиоведов.

Декларация Антона Дробовича за 2018 свидетельствует, что он имеет две квартиры в совместной собственности и автомобиль Volkswagen Polo 2004 года. По основному месту работы (Национальный педагогический университет имени Драгоманова) Дробович заработал 93 318 гривен, за работу в БО «Фонд поддержки международного сотрудничества Украины» получил 529 070 гривен и 357 393 гривны — от занятия предпринимательской деятельностью.

Ранее Антон Дробович был СЕО международного форума Ukrainian ID, руководителем направления стратегического развития комплекса «Мистецький арсенал», работал в органах государственной власти, государственных учреждениях культуры и образования, в том числе в должности советника министра образования и науки Украины.

Также он работал журналистом и руководителем аналитического отдела одного из независимых информационных агентств, которое на западные гранты занималось освещением вопросов образования, науки и молодежной политики и малоизвестного даже самым активным потребителям информпродукта.


В общем, почти «истинный ариец, характер нордический, порочащих связей не имел». Даже тушил пожар во время майдана в киевском Доме профсоюзов в феврале 2014-го и в том же году пошел добровольцем воевать на Донбасс (на стороне Украины, разумеется). В какой части он служил, не сообщается. Ясно лишь, что не в «Азове», куда евреев не берут.

Вообще именно по «пятому пункту» его анкеты для настоящих бандеровцев к Дробовичу есть вопрос, причем принципиальный. Но вот как бы так его задать, чтобы на Западе не поняли?

Фактом «неправильной национальности» своего сменщика больше всего недоволен пересевший в кресло депутата Верховной Рады Вятрович.

«Антон Дробович — глава Украинского института национальной памяти. Очередное неправильное кадровое решение правительства в гуманитарной политике. Это уже не ошибка, а разворот в другую сторону. В национальной памяти может не остаться места для Украины и украинцев», — написал он в Facebook.

Причем сказал так хитро, что в переводе на иностранные языки читатели не разберут, о чем идет речь. А мог ведь и так, как говаривал о тогдашнем министре Дмитрии Табачнике на шоу у Савика Шустера покойный Левко Лукьяненко: «Табачника нужно устранить, потому что он жи…(пауза)…вой пример украиножерства».

Еще на этапе конкурса Дробович так оценил работу своего предшественника на посту директора УИНП:

«Владимир Вятрович и его команда сделали много работы и очень громко заявили о ней. Мне нравятся далеко не все решения и методы, которыми они действовали. Некоторые вещи хочется переделать или завершить иначе. Но… это едва ли не первый случай в истории украинского независимого государства, когда кто-то так страстно и решительно проводил гуманитарную политику. Понравилось ли это большинству граждан? Это спорный вопрос».


Да и во время конкурса он высказался не совсем в духе Вятровича о том, как собирается действовать на посту главы института:

«Чтобы институт не воспринимался в качестве рупора агитации, идеологической борьбы или пропаганды, а стал понятным для граждан инструментом налаживания общественного диалога и укрепления здоровой идентичности, исторической честности и усиления интеллектуальной моды на критическое мышление в вопросах политики памяти. Увеличения уровня инклюзивности официальной памяти — прилагать больше усилий по сохранению памяти об общей истории украинцев и украинских поляков, евреев, армян, татар, греков, болгар и других. Мы очень разнообразная политическая нация, и это должно лучше ощущаться в деятельности УИНП».

Замечу, что русских в его перечислениях нет, а это наводит на понятную мысль, высказываемую на кухнях пока что многими по обе стороны Атлантики: вот если бы в Бабьем Яру расстреливали не евреев, а русских, то это никакое не преступление.

Между тем, в интервью порошенковскому "Прямому каналу" Дробович не промолчал и об участии ОУН в Холокосте. Извините за длинную цитату, но она показывает лучше всего работу мысли нового обер-цензора истории Украины:

«Советская пропаганда всячески подпитывала миф, что, мол, украинские националисты убивали лично из пулеметов, а немцы ничего не делали, стояли рядом и курили. Это оправдание немцев, и оно до сих пор живущее. Я этот миф буквально две недели назад слышал на выставке здесь в Киеве. Очевидно, что раньше это было выгодно советской пропаганде, которая пыталась дискредитировать национальное движение в Украине, а теперь современной России, — рассказать о злых украинских националистах.

Но, если мы включаем логику, то давайте следовать ей до конца. Это был военное преступление. Очевидно, немцы не привлекали к военным преступлениям местное население, по крайней мере, на ранних этапах, когда они несколько месяцев как вошли в Украину. Они не могли этим людям доверять, тем более националистам. Не было понятно, какие у них мотивы: хотят ли они независимое государство, или они за Гитлера выступают. То есть для выполнения военных преступлений нацистское военное командование привлекало своих проверенных подготовленных людей.

Кроме того, есть документы, есть рапорты и решения судов, в которых было четко сказано, кто выполнял приказы. Командир этой зондеркоманды 4А во время допроса на Нюрнбергском процессе признал, что это осуществляли именно немецкие подразделения. Хотя ему было бы даже выгодно рассказать, что это сделали украинские националисты. Есть отчеты, кто и сколько этих людей было, кому какое выдавали оружие. Это зондеркоманда 4А, 45-й полицейский батальон — те, кто это сделал.

Но нельзя говорить, что украинские националисты не были при деле. К этой трагедии было причастно и местное население, к трагедии в Бабьем Яру, к убийствам, и были причастны националисты. Даже конкретно есть имена тех, кто были причастны. Речь идет о так называемой, «вспомогательной полиции», которую набирали из местных жителей. В ее состав входили представители так называемой ОУН Мельника, которые выступали за сотрудничество с Третьим Рейхом. В частности речь идет о житомирских полицейских Петра Онуфрика, руководителя полицейских отрядов Ивана Кидюлича. Также в этих подразделениях служил Степан Федак — достаточно колоритная персона среди оуновцев, известный тем, что в 1920-х был участником одного из «аттентатов» на Юзефа Пилсудского.

Так, вспомогательная полиция охраняла дорогу в Бабий Яр. Да, они расклеивали объявления. Но они даже не были в полной мере допущены к охране периметра. Могли ли они видеть расстрелы? Могли видеть расстрелы. Могли ли они предупредить других людей и как-то помочь? Могли. Но сделали они? В подавляющем большинстве не сделали. Или сами они осуществляли расстрелы? Очень вряд ли. Может, кто-то кого-то убил из винтовки. У них было оружие. Они могли кого-то убить. И немцы ничего бы за это не сделали им.

Я не думаю, что украинцы были более склонны к коллаборационизма, чем представители других народов. Это надо отдельно исследовать, если кто-то хочет это исследовать. Но я думаю, что обще везде во всех странах были люди, кто помогал оккупантам и кто искал для себя соответствующие преимущества в новом порядке, а кто, наоборот, не мог воспринять это и противостоял. Стоит заметить, что среди праведников народов мира, то есть народов, спасали евреев от Холокоста, украинцы занимаются четвертое место, после поляков, голландцев и французов».

Таким образом, бандеровцы вообще исключены из рассмотрения (речь ведь только о Киеве идет, и там действительно старались лишь «мельниковцы»), состав 45-го полицейского батальона не расшифровывается, начинается пассаж с критики советской пропаганды и дается небольшой кусок правды посередине, там, где большинство не прочитает, ибо «многобукаф».

Замалчивается также активная антисемитская пропаганда в оуновских газетах, чтобы, не дай Бог, не поставить под сомнение установку памятника той же Олэне Тэлиге — одной из идеологинь убийства киевских евреев.

И всё же это прогресс по сравнению с «линией Вятровича», которая приводила к мысли о том, что Холокост — это логичное возмездие за Голодомор. Сам Вятрович показывал это, наполнив список ответственных за голод еврейскими фамилиями, а политолог Гарань говорил так: «В истории было все. Мы резали поляков, а поляки резали нас. И с евреями тоже было разное. И украинцы резали евреев. Снова-таки можно разбираться, почему это было, и что еврейские комиссары делали в голодомор. Так что всё было».

Показательно, что многие остались довольны назначением Дробовича.

Например, очень добросовестный историк Холокоста Юрий Радченко. Есть там и экс-нардеп-нацист Олесь Доний, заявивший, что «Антон Дробович участвовал в двух этапах нашей конференции «Трансформация украинской национальной идеи в соответствии вызовам времени» — в Киеве и в Одессе (благодаря поддержке Международного фонда "Возрождение"). Дробович произвел очень хорошее впечатление, и своими концептуальными позициями, и манерой преподавания». Не менее восторжен и одесский украинский порнограф Александр Ройтбурд: «условные рефлексы собаки Павлова. Кто не свой — тот чужой. Чужой — фас! Необольшевизм головного мозга под красно-черным знаменем, попытка приватизировать патриотизм. Они уверены что историческая память должна быть инструментом пропаганды, национальная память должна быть этнонационалистической. Занимался историческими штудиями по Бабьему Яру — клевещет на наших героев»

Есть недовольные назначением Дробовича и среди наследников юденратов и капо, которые являются еще более рьяными апологетами бандеровщины, чем даже сам Вятрович.

Например, самый ярый представитель течения, называемого «евреи за Холокост» Йосып Зисельс: «Дробович причастен к проекту, основанному русскими бизнесменами Фридманом, Ханом и Фуксом, — музею "Бабий Яр". Индивидуальные качества, то есть какой из него профессионал (хороший или плохой) и так далее, — об этом мне ничего неизвестно. Впрочем, факт сотрудничества во время войны с российским проектом уже смущает. Поэтому сейчас я смотрю на это назначение через призму сдержанного скепсиса, у меня определенные сомнения относительно того, как и на что именно настроена новая власть, отдельные представители которой, извините, но по тем или иным причинам не являются в полной мере проукраинскими».

Пока что еще из института не вышло ни одного документа с подписью Дробовича, и мы посмотрим, насколько он способен корректировать линию своего предшественника. Однако никуда не денешь тот факт, что в день его назначения Верховная Рада по предложению конторы Вятровича приняла постановление № 2364 о праздновании памятных дат и юбилеев в 2020 году, подробно проанализированное Эдуардом Долинским.

И первый показатель работы нового директора будет заметен в том, готов ли он отозвать эту апологию геноцида на переработку.

Украина.Ру

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: События в Украине
ТЕГИ: Киев,национализм,Бабий Яр
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.