Харьковские торговые марки былых времен

21 августа 2020, 14:33
Владелец страницы
Политолог и журналист
0
38

Если говорить о харьковской промышленности, то ее продукцию знают во всём мире. От знаменитого антарктического вездехода «Харьковчанка» до электробритв. И многое из производимого в Харькове до сих пор «живо».


Если говорить о харьковской промышленности, то ее продукцию знают во всём мире. От знаменитого антарктического вездехода «Харьковчанка» до электробритв. И многое из производимого в Харькове до сих пор «живо». 
Мы же вспомним те из них, которые либо канули в Лету, либо просто живут под другими именами. Речь здесь пойдёт не о неком тремпеле, следы которого не могут найти даже самые занудные краеведы, а о вполне реальных вещах. О том, что действительно составляло гордость Харькова и области (губернии) в прошедшие годы, газета «Время» расскажет в цикле статей.

Кузнецовский фарфор


Вся Российская империя и ее необозримые окрестности ели и пили чай из фарфоровой посуды, изготовленной на заводах, принадлежавших семье Матвея Сидоровича Кузнецова. Был такой купец-старообрядец, чья могила сохранилась на Рогожском кладбище Москвы. На Харьковщине ему принадлежал завод в Будах, закрытый только в 2006 году.


Кузнецовский фарфор начал изготавливать еще прадед знаменитого предпринимателя Яков Васильевич, открывший производства в Гжели (1812), Затем его сын Терентий развил дело, а внук Сидор открыл производства в Риге и Тверской губернии. 
Производство на Харьковщине было открыто поначалу в селе Байрак, ныне входящем в Кулиничевский поселковый совет.  Там Сидор и Матвей Кузнецовы в 1870 году начали работу, но вскоре оказалось, что железную дорогу вести туда никто не собирается, а при перевозке фарфора и фаянса на телегах по ухабам и колдобинам много драгоценных тарелок и чашек превращалось в черепки. Проще было построить завод у станции, чем вести железнодорожную ветку в Байрак (туда и сейчас на поезде не доберешься) или постоянно извиняться перед покупателями за неполноту сервизов.
В 1887 году «Ново-Харьковская фабрика М. С. Кузнецова в селе Буды» начала работу, а в 1889 году она вошла в « Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М. С. Кузнецова». На средства Кузнецовых в Будах были открыты больница, баня, школа для рабочих и их детей, проведена линия телефонной связи. В 1897 году была открыта фабричная библиотека, которая считалась образцовой в губернии.

На 1895 год изготовлялось более тысячи образцов всевозможных предметов на сумму до полумиллиона руб. в год. Фабрика имела девять горнов из них три для обжига фарфора и шесть — для фаянса. Рабочих было 2141 человек. В конце XIX века объём производства достиг 6,5 млн фаянсовых изделий в год.

В 1902 году М. С. Кузнецов получил звание « Поставщик Двора Его Императорского Величества». В 1913 году завод выпустил около 11 млн. фаянсовых изделий. 
Склады продукции и фирменные магазины Товарищества находились в Харькове. Они располагались на участке от Сергиевской до Рыбной площади (Сергиевская пл., 9, Газетный пер., Лопанская набережная и Торговая площадь).



В 1920 году завод был национализирован, получил название «Серп и молот», а в 1922 году вошёл в состав Всеукраинского треста «Укрфарфорфаянсстекло». И его фаянс знали во всех уголках мира. В 1970-е -1980-е годы завод выпускал наибольшее количество продукции за весь период существования — до 80 млн. фаянсовых изделий ежегодно.

Плитка и стройматериалы братьев Коссич



Бока Которская бухта в Черногории в позапрошлом веке принадлежала австрийским Габсбургам. Оттуда и переехал в Россию Спиридон Саввич Коссич (1828—1920) в возрасте 11 лет. Свое первое предприятие — завод гидравлической извести в Феодосии — он открыл в 1852 году, а в 1873-м — алебастровый завод в Харькове.
Вот лишь несколько цифр. В августе 1904 г. Спиридон Саввич вместе со своими тремя сыновьями реорганизовал «Товарищество алебастровых заводов «КОССИЧЪ и Братья» в «Товарищество алебастровых, гидравлической извести и кирпично-черепичных заводов братьев Коссичъ» с акционерным капиталом 250 000 золотых рублей. Капитал был разделен на 250 паёв по 1000 рублей каждый. В состав правления входили: директор С. С. Коссич, директор-распорядитель Н. С. Коссич, директор правления Е. С. Коссич.

В 1913 г. товарищество увеличило основной капитал до 350,000 рублей за счёт выпуска 100 паёв по 1000 рублей. К 1914 г. компании принадлежало 6 заводов в разных местах Юга России (три алебастровых, один — известковый, кирпичный и черепичный), несколько рудников: Екатерининский антрацитовый рудник (Таганрогский округ, близ деревни Новопавловка), (район Бахмута и Криндачевки), гипсовый (дер. Михайловка Бахмутского уезда), несколько частных домов и складских помещений. Головная контора фирмы находилась в Харькове по адресу Подольский пер., д. 23 (ныне — №17). На предприятиях компании работало свыше тысячи человек. Если открыть список домовладельцев Харькова 1909 года, то недвижимость этой семьи обнаруживается и на Кацарской, и на Харьковской набережной, и возле Южного вокзала. Некоторые склады стройматериалов, построенные семьей Коссич, используются по назначению и сегодня.

Старший сын основателя дела, Спиридон Спиридонович Коссич (1859—1939) только в сентябре 1916 года вступил в подданство Российской Империи. И случилось это после того, как у представителя враждебной державы для нужд армии конфисковали дачу на Залютино.
Его средний брат Николай Спиридонович от рождения имел российское подданство и был гласным Харьковской городской думы последних дореволюционных созывов. Младший брат, Евгений Спиридонович, был убит в конце 1917 года. Вот как об этом вспоминал харьковский художник Борис Косарев: «Экспроприаторы» (скорее всего, эсеры) ограбили его, а когда уже уходили и лежащий на полу связанный Коссич вдруг воскликнул, глядя на одного из грабителей: «А я тебя знаю!» — тот остановился, вынул из кармана платок, накрыл им лицо Коссича и выстрелил».


«Глава семьи, Спиридон Спиридонович, черногорец, был деловой человек, управлял делами завода, следил за идеальным порядком в усадьбе, при этом был веселым, добродушным человеком, постоянно шутил и отпускал остроты по любому поводу. Eго жена, Мария Игнатьевна, была француженка, урожденная Малё, была хорошо образованна, руководила хозяйством в доме, воспитывала своих четырёх сыновей. Старший, Евгений, стал юристом, переехал жить в Харьков. Второй, Сергей, стал офицером и был расстрелян в числе прочих (во время «красного террора» в Феодосии в декабре 1920)… Третий сын, Борис, был гимназистом; он рано погиб… Четвёртый сын, Алексей, учился в реальном училище, впоследствии окончил сельскохозяйственный институт, работал в Ялте агрономом …. Умер на 85 году жизни», — вспоминал феодосийский старожил А. Ермолинский. Игорь — внук Алексея Спиридоновича, жил в Москве и умер в Даугавпилсе в июне 2020 года. 
В одном из ближайших номерах нашей газеты мы поговорим о знаменитых машиностроителях и металлистах нашего края.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости бизнеса
ТЕГИ: Харьков,Харьковская область,промпроизводство
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.