5 ноября: под Ахтыркой родился основатель русской эротической прозы

5 ноября 2021, 00:14
Владелец страницы
Политолог и журналист
0
14

В этот день в 1878 году на хуторе Доброславовка Ахтырского уезда Харьковской губернии (ныне — Сумская область) родился русский писатель Михаил Петрович Арцыбашев

День в истории. 5 ноября: под Ахтыркой родился основатель русской эротической прозы

В этот день в 1878 году на хуторе Доброславовка Ахтырского уезда Харьковской губернии (ныне — Сумская область) родился русский писатель Михаил Петрович Арцыбашев, от творчества которого «полиция стрелялась от стыда»


Созревание харьковского дворянина

Сохранился указ об отставке майора Петра Петрова сына Арцыбашева, выданный ему 30 сентября 1797 года за № 39917 из Государственной Военной Коллегии, из которого видно: что он, из дворян, в службу вступил сержантом 1773 года, произведен в полковые адъютанты 1781 г., поручики 1783 года, затем, продолжая службу по порядку чинов, в майоры 1796 года и уволен от службы в отставку 1797 года.

Его вдова Маргарита Александровна владела в Изюмском уезде «100 душ мужск. и 115 д[уш] женск. пола да за мужем ея 54 д. муж. и 61 душа жен. пола». Это прадед и прабабка нашего героя.

Есть также документы их сыновей Ивана и Павла, служивших в военных поселениях и вышедших в отставку с разрешения генерала-инспектора всей пехоты и артиллерии графа Аракчеева. Сын первого из них и отец будущего писателя, Пётр Иванович, служил в полиции, но не в Изюмском, а в Ахтырском уезде той же Харьковской губернии.

Это уже в советское время карту исторической Слобожанщины искромсают вдоль и поперёк, и её значительная часть станет основой Сумской области. И там, в двух верстах от Ахтырки находится Доброславовка, ранее принадлежавшая роду Войновичей. Родство Арцыбашевых и Войновичей (предков автора «Ивана Чонкина») не прослеживается.

«Мне кажется, — вспоминает приятель Арцыбашева с юношеских лет художник Евгений Агафонов, — что я могу с большой достоверностью утверждать, что хутор Доброславовка, с его первобытной здоровой жизнью, с его зелеными лугами, пахучими болотными цветами, где два дня в неделю, субботу и воскресенье, никто ничего не делал, а с утра ходили разряженные в чудесные костюмы, в красных чоботах с подковками, с венками на голове, где кружит головы запах травы, воды, цветов, — это именно то место, а никакое другое, откуда вышли Михайлов, Санин, где древний, вечный юный бог Пан царствовал радостно, язычески; это то место, которых в наш век сохранилось так мало, может быть, только еще на островах Таити, Бора-Бора…».

Верхом карьеры Петра Ивановича Арцыбашева стал чин коллежского советника и должность уездного исправника (ныне это приравнивается к полковнику и начальнику райотдела полиции, только уезд был втрое шире современного района).

Его сын Михаил учился в Ахтырской гимназии под надзором родителя. Мальчик не отличался крепким здоровьем и уже будучи гимназистом, стал слабослышащим. Кроме того, у него рано обнаружили туберкулёз, но каким-то образом смогли укротить болезнь. Такой букет хворей не мог не сказаться на интересах будущего писателя. Ведь считается, что туберкулёз усиливает половое влечение и порождает недюжинный интерес к сексуальной тематике.

Тот же Е. Агафонов вспоминает: «Было это приблизительно в 1897-98 годах, когда я в первый раз услыхал о Михаиле Петровиче, учеником Школы Рисования я гостил в Ахтырке, у своего брата, который только что женился на здешней помещице; был шумный, веселый обед, на котором был и здешний исправник; во время обеда его вызвал пришедший городовой; исправник извинился каким-то важным происшествием в городе, где он должен был быть, и обещал приехать, как только освободится.

Что мог случиться в таком тихом, спокойном городе? Мы с нетерпением ждали возвращения исправника; наконец, часа через два-три он вернулся. Оказалось, покушение на самоубийство, стрелялся молодой человек Арцыбашев; по тем немногим словам исправника, оставшимся у меня в памяти, покушение произошло на почве тяжелой семейной драмы, положение стрелявшегося тяжелое, почти безнадежное, в рану вошло и белье, опасаются заражения крови…».

Однако рана оказалась несмертельной, и исправник Николай Степанович Рожанский, сменивший отца писателя, явно переволновался.

По окончанию гимназии Михаил Арцыбашев отправляется в губернский город Харьков, где учится в 1897-1898 гг. в школе рисования и живописи, основанной местной подвижницей Марией Дмитриевной Раевской-Ивановой. Двумя годами ранее там же учился будущий народный художник РСФСР и дед сами знаете кого Пётр Петрович Кончаловский.

Тогда же Арцыбашев начинает свою журналистскую карьеру в газете «Южный край». Был он тогда, по воспоминанию одного из соучеников, «наружности оригинальной — длинные черные волосы, черная борода, мертвенно-зеленый цвет лица, худой и сутулый, в черной русской косоворотке; ходячий мертвец».

Сам Арцыбашев так оценивал выбор своего жизненного пути:

«В детстве желал быть охотником, но не прочь и офицером, потом очень долго мечтал быть художником и довольно неожиданно стал писателем. Произошло это потому, что напечатанный рассказ одна газета в Харькове уплатила мне 8 руб., на которые я купил красок. Потом мне захотелось еще денег и я еще писал, а так как учиться живописи мне показалось скучно, то я и перешел на литературу. Потом уже полюбил ее и возжелал славы именно литератора и непременно мировой. Желаю и теперь.

Жил я, пока можно было, на отцовские деньги, а потом уже на что попало: рисовал карикатуры, писал статейки в газетах. Но больше всего, усерднее играл биллиарде. Из всех мировых вопросов, которые меня волновали, больше всего волновал и пугал меня (и доныне) вопрос положу ли я того или иного шара в лузу… Страстно люблю также бродяжить, где придется.

Шестнадцати лет от роду, отчаявшись в жизни, пытался застрелиться, но, проболев три месяца, встал и решил никогда и ни за что в себя не стрелять.

Всегда до страсти любил пение, но музыки инструментальной не переношу. Мечтал сделаться певцом, пел то басом, то баритоном, то тенором и одинаково скверно, что так огорчало меня, что один раз я даже всплакнул»,

В Харькове он впервые женится и там же в 1899 году рождается его сын Борис, ставший впоследствии знаменитым американским художником и оформителем обложек журнала «Тайм». Однако с семьёй не складывается в тот раз. Только третья жена станет ему верным и надёжным тылом. Но это случится очень нескоро.

Удар по русской словесности ниже пояса

Михаил в Ахтырке и Харькове не задерживается и переезжает в Петербург, где публикует обзоры выставок, карикатуры, юмористические рассказы в «Петербургской газете», «Петербургском листке», журнале «Шут». Знавшие его люди были поражены, как такой мрачный и малообщительный человек стал популярным юмористом.

Первой значительной публикацией Арцыбашева был рассказ «Встреча» в «Журнале для всех» (1901). Лучшим своим произведением писатель считал повесть «Смерть Ланде» («Журнал для всех», 1904). После её успеха Арцыбашев смог окончательно отказаться от карьеры художника.

В 1907 году журнал «Современный мир» публикует первый роман Арцыбашева «Санин». И тут такое началось!

Левые и правые в едином порыве осудили роман, а один из острословов заметил, что при его чтении «полиция стрелялась от стыда».

Почти все тогдашние столпы российской словесности пожелали высказаться на эту тему. И это неудивительно. Ведь начиная с «Бедной Лизы» Карамзина российская словесность передавала чувственность без интимных подробностей. И это стало такой же традицией, как жалость к «бедным людям», рефлексия «лишних» и фига в кармане по отношению к власть предержащим.

И на этом фоне, по словам критика Александра Вергелиса, «Еще мгновение назад прекрасная во всех отношениях героиня вдруг превращается в мерзкую гадину — мысль, возникшая в её мозгу, обезображивает девушку у нас на глазах. Блестящий красавец-офицер, лихой соблазнитель Зарудин оказывается нафаршированным фобиями и комплексами. Обаятельный Владимир Санин думает о своей матери, милейшей, в сущности, женщине: «Животное».

Даже сам граф Лев Николаевич Толстой «не мог молчать». Почтенный патриарх в письме студенту Докшицкому писал:

«Я взял те №№ журнала, в которых он помещался, и прочел все рассуждения самого Санина, и ужаснулся не столько гадости, сколько глупости, невежеству и самоуверенности, соответствующей этим двум свойствам автора […] человек говорит обратное тому, что всеми считается истиной, например, что вода сухая, что уголь белый, что кровосмешение хорошо, что драться хорошо и т. под.».

При этом свой ближний круг, например, сына Илью Львовича и доктора Маковицкого, Лев Николаевич уверял, что «Санина» не читал. До этого старый граф ставил Арцыбашева выше Куприна и вровень с Горьким.

«У героинь этого романа очень пышные груди, у героев очень сильные мускулы, и вообще весь роман ужасно как старается, чтобы мы сочли его поэмой телесности, солнца, половой радости, звериного счастья, греха…

Критики уже сердились на этот роман, зачем в нем так много обнаженных тел и сладострастных образов. Боже мой, если бы это было так. Создать образ, написать живое, дышащее тело — да ведь это величайшая цель и величайшая трудность для художника. Браня так г. Арцыбашева, — мне кажется, ему тем самым делали ужасно лестные комплименты, и по совести мне кажется, он их не заслужил», рассуждал молодой литературный критик одессит Корней Чуковский.

Критик Василий Львов-Рогачевский имел полное основание заявить: «В 1907 и 1908 годах Санин заслонил М. Арцыбашева, казалось, не М. Арцыбашев написал Санина, а Санин написал М. Арцыбашева, Санин сотворил автора по образу своему и подобию».

А еще один одессит, поэт-сатирик Саша Чёрный, намекая на этот роман, писал:

«Проклятые» вопросы,
Как дым от папиросы,
Рассеялись во мгле.
Пришла проблема пола,
Румяная фефёла,
И ржёт навеселе.

Куда более благосклонным к творчеству Арцыбашева оказался Александр Блок, отмечая, что «Арцыбашев разделяет судьбу многих современных писателей, достойных всякого внимания: у него нет искусства и нет своего языка. Но здесь есть настоящий талант, приложенный к какой-то большой чёрной работе, и эта работа реальна: заметно, как отделяются какие-то большие глыбы земли и пробивается в расщелины солнце».

Произведения Арцыбашева суд пытается запретить.

Максим Горький писал адвокату знаменитому адвокату, уроженцу Екатеринослава Осипу Грузенбергу: «Удивили Вы меня Вашим вопросом — защищать ли Арцыбашева? Мне кажется, что в данном случае — нет вопроса: на мой взгляд, дело не в том, что некто написал апологию животного начала в человеке, а в том, что глупцы, командующие нами, считают себя вправе судить человека за его мнения, насиловать свободу его мысли, наказывать его — за что?»

Затем выходят романы Арцыбашева «У последней черты» (1910) и «Женщина, стоящая посреди» (1915), ставятся пьесы, а его сценарии воплощаются на экране немого кино. Но ни один дальнейший опус писателя не вызвал столь бешеный интерес, как роман «Санин».

Место Арцыбашева в русской литературе установил другой уроженец Харьковской губернии критик князь Дмитрий Святополк-Мирский:

«В течение нескольких лет «Санин» был библией каждого гимназиста и гимназистки России. Не надо думать, что Арцыбашев сознательно стремился развратить школьниц или добыть денег, потакая животным инстинктам, — русская литература никогда не была «распутной» в открытую… И тем не менее роман имел воздействие, и с автора «Санина» нельзя полностью снять обвинение в моральном разложении русского общества вообще и провинциальных гимназисток в особенности».

«Готовность на всякую борьбу»

Политические взгляды Михаила Арцыбашева до 1917 года не отличались оригинальностью. Революцию 1905 года, а затем и события февраля 1917 года он принял и был близок к кадетам. Орган партии, газета «Речь» печатала его статьи и рассказы. Первая мировая война была «не его» — здоровье не позволяло воевать, тематика была мирной.

В Гражданской войне он тоже не участвовал, а сын его от первого брака Борис служил в Добровольческой армии. Большевиков Арцыбашев не выносил и при первой же возможности уехал в Польшу под предлогом необходимости лечения за границей.

«Что такое эмигранты?… Это люди, которые не могли примириться с большевицкой тиранией и тяжкую свободу изгнания предпочли существованию под бичами кремлёвских палачей. Честь им и хвала!..», — пишет автор в статье «Эмигрантская вобла».

Там, в Варшаве, он становится одним из самых непримиримых публицистов и осуждает большевиков за разрушение русской культуры. Там Михаил Петрович становится постоянным автором газеты «За Свободу!».

Зинаида Гиппиус так оценивала зарубежное творчество Арцыбашева: «Да, Арцыбашев „единственный" из писателей; если и есть у других такая же беспримесная, чистая ненависть к убийцам России, такая же готовность на всякую борьбу, на всякую жертву ради воскресения родины, — эти чувства — увы — слишком часто соединяются с тоской о России прошлой, невозвратимой и ненужной».

К мучившим его с юности глухоте и туберкулёзу прибавился и менингит. Вернулась к нему и чуть не доведшая в своё время до самоубийства хроническая депрессия. 3 марта 1927 года 48-летний Михаил Петрович Арцыбашев скончался.

Всё советское время его произведения не переиздавались, а критики упоминали его вскользь и ругательно. Когда же в 1990 году «Санина» переиздали, то это не стало событием в литературной жизни. Эротики уже хватало и на экране, и на книжных полках, и в жизни.

В общем, справедливы и по сей день слова кн. Д. Святополк-Мирского девяностолетней давности: «Сейчас уже никто не считает Арцыбашева значительным писателем — его воспринимают как забавный, а в целом прискорбный эпизод в истории русской литературы».

Украина.Ру

Рубрика "Блоги читателей" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
ТЕГИ: Харьков,эротика,Санкт-Петербург,Варшава,Сумская область
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.