Ищи, кому выгодно, или Виражи и повороты дела Щербаня

23 мая 2012, 14:10
0
775
Ищи, кому выгодно, или Виражи и повороты дела Щербаня

Генпрокуратура вполне решительно настроена «копать» в направлении собственности расстрелянного депутата, ушедшей после его смерти вовсе не к узнице Качановской колонии…

Расследование убийства народного депутата Евгения Щербаня, возобновленное в этом году Генпрокуратурой после заявлений его сына Руслана, достигло своего пика. Генпрокуратура заявила, что готова через пару недель уже передавать дело в суд. Пока страна обозревала синяки на теле Юлии Тимошенко, объявленной главной подозреваемой в деле Щербаня, сотрудниками ГПУ была проведена серия розыскных мероприятий. И, возможно, дело Щербаня станет моментом беспокойства не только для Тимошенко – прокуратура вполне решительно настроена «копать» в направлении собственности расстрелянного депутата, ушедшей после его смерти вовсе не к узнице Качановской колонии…

Все - с нуля, все - сначала

Собственно, с этого следствию надо было начинать. Еще в 1996 году – когда сразу после смерти Евгения Щербаня к нему в офис, по данным автора этих строк, до приезда сотрудников правоохранительных органов приехали неизвестные лица в масках и изъяли большую часть документации. «ОстроВ» уже писал о том, куда и кому ушла большая часть активов расстрелянного в донецком аэропорту депутата. Отдельной строкой можно прописать роль Руслана Щербаня в перераспределении активов его отца. По словам свидетелей, именно Руслан способствовал в 1997 году проникновению в офис «Атона» неизвестных, произведших выемку документации. Младший сын Щербаня также комментировал обстоятельства покушения на жизнь своего старшего брата Евгения Евгеньевича Щербаня, которое произошло год спустя после расстрела в аэропорту. Тогда Руслан Щербань заявил, что скоро всех Щербаней могут перестрелять, если правоохранители не пресекут покушения на жизнь членов их семьи…

Старший брат Руслана, Евгений, вскоре выехал из страны, а Руслан Щербань остался с остатками наследства бизнеса отца, и устроился коммерческим директором в ООО «Донецкое региональное производственное объединение «Центр», активы которого принадлежат сыну Владимира Щербаня – Артему. В то время как активы того же ИСД (Индустриальный союз Донбасса), совладельцем которого являлся Евгений Щербань, как-то незаметно перешли в руки Рината Ахметова, Сергея Таруты и Виталия Гайдука ( к тому моменту еще одни совладельцы ИСД Брагин и Момот были уже мертвы). Неизвестно, получил ли свою долю отступных бывший губернатор Донецкой области Владимир Щербань, официально в ИСД не «засвеченный» как соучредитель, однако немало сделавший для становления корпорации, используя свое положение губернатора.

В частности, Владимир Петрович фактически в приказном порядке заставлял владельцев предприятий покупать газ у ИСД, отправляя им «рекомендательные письма». Потом большинство предприятий не сможет платить за этот газ по завышенным ценам ИСД, и за долги их активы перейдут к корпорации. А еще позже станут уже частью империи Рината Ахметова – СКМ, который вывел свои активы из ИСД. Львиную долю стартового капитала СКМ составили как раз предприятия, перешедшие ранее за долги к ИСД. За это Ринат Ахметов наверняка был очень благодарен Владимиру Щербаню…

Итак, Руслан Щербань не получил активов того же ИСД. Как впрочем, и его старший брат Евгений, на которого совершалось покушение. Однако известно, что никто из тогдашних соучредителей Индустриального союза Донбасса не давал показаний по делу Щербаня. Ни Ахметов, ни Гайдук, ни Тарута. Приехавшим в офис «Атона» оперативникам достались полупустые сейфы, из которых исчезла большая часть документации. Из «Атона» также исчез начальник службы безопасности корпорации, уговоривший Евгения Щербаня незадолго до гибели «почистить» ряды сотрудников службы и уволить большинство персонала, отвечающего за безопасность. Впрочем, начальник службы безопасности исчез еще во время убийства его шефа. Его показаний тоже нет в деле.

Впоследствии Руслан Щербань заявлял, что часть документов из уголовного дела об убийстве его отца пропала. Автор этих строк, в свое время знакомившийся с материалами дела, тоже не увидел в нем свидетельских показаний многих людей, а также материалов, на основе которых следователи могли бы делать определенные выводы. Показания начальника охраны Евгения Щербаня, сотрудников офиса, факты о пропавшей из офиса документации – только малая толика того, что отсутствует в материалах дела. И еще - людей, задействованных в ликвидации Евгения Щербаня, было около двадцати человек. «Стоящие на стреме», собирающие информацию, отвечающие за транспорт и связь – показаний этих людей в деле тоже нет…

То есть, в настоящее время Генпрокуратура, возобновившая уголовное дело по убийству Евгения Щербаня, по некоторым пунктам будет вынуждена проводить следственные мероприятия фактически с нуля. И это спустя шестнадцать лет, при том, что многих фигурантов данного дела уже нет в живых.

Деньги и яд

В этой связи хочется упомянуть одну деталь. В 2001 году, когда расследованием дела Евгения Щербаня занималась Генпрокуратура, а российский киллер Вадим Болотских был доставлен из Москвы в следственный изолятор СБУ, в Генпрокуратуре ходили разговоры, что люди из окружения Рината Ахметова щедро спонсируют Генпрокуратуру. Спонсорская помощь поступала в виде новых автомобилей, компьютеров, мобильной связи, техники.

При этом адвокат Вадима Болотских Дмитрий Поезд рассказывал, что в ГПУ выбивались показания с подследственных против неких влиятельных людей, живущих в Донецке. По словам адвоката, ему довелось слышать о случаях, когда в камеру к подследственному являлся врач, делал укол, и на следующий день подследственный, молодой спортивный парень, умирал в результате «сердечной недостаточности»…

В ту пору в Генпрокуратуре работали другие люди, а руководил ею Михаил Потебенько. Показания на неких авторитетных «донецких» из дела тоже исчезли - во всяком случае, когда автор этих строк в 2006 году знакомился в первый раз с материалами дела, показаний ныне мертвых киллеров там не было. Оставшийся в живых единственный из группы Кушнира Вадим Болотских признался, что это он застрелил Щербаня. «На Болотских оказывалось давление – видимо, хотели, чтобы он дал показания против кого-то. Я ему сказал: что есть из своего – бери. Он меня послушал, и остался жив», - говорит адвокат Вадима Болотских Дмитрий Поезд.

В этой связи любопытен следующий момент. Недавно адвоката Вадима Болотских Дмитрия Поезда вызывали в Генпрокуратуру. Автору этих строк известно, что следователи интересовались как раз упоминаемыми выше показаниями мертвых киллеров, а также кто именно умер от укола врача. Дмитрий Поезд порекомендовал следователям провести эксгумацию тел тех, кто находился под следствием в СИЗО. «Если кого-то отравили в СИЗО после дачи показаний, то есть шанс таким образом узнать, кого именно, и найти его показания. Тогда это может помочь следствию сдвинуться с мертвой точки», - считает Дмитрий Поезд.

Возможно, что следственная группа так и поступит. Эксгумировать останки ей будет не впервой - недавно была проведена эксгумация тела «Матроса» (Мильченко) криминального авторитета, близкого к П. Лазаренко. Процедура была проведена, видимо, на основе показаний Петра Кириченко – соратника Лазаренко по бизнесу. Именно на его показаниях строилась версия Генпрокуратуры о причастности Тимошенко и Лазаренко к убийству Щербаня – Кириченко утверждал, что деньги за «заказ» перечислялись через Мильченко ( «Матроса»), впоследствии умершего при странных обстоятельствах. Возможно, что у следствия есть информация, что Мильченко был отравлен, и именно следы яда должны были найти в его останках.

Что же касается тех, кто мог дать показания и умер во время следствия в СИЗО, то здесь есть одно «но». Судя по всему, как раз показаний тех, кто из группы киллеров умер в СИЗО во время следствия, в распоряжении нынешней следственной группы по делу Щербаня не имеется. Именно эти показания очень интересуют сейчас следствие. И именно по этой причине у адвоката Дмитрия Поезда следователи интересовались, кто именно мог дать такие показания. Получается, что после следственных мероприятий в 2001 году эти показания куда-то пропали…

Кузьмин и его загадки
Вызванная на беседу в Генпрокуратуру Александра Кужель, близко знавшая Евгения Щербаня, провела в здании ГПУ свыше семи часов. Выйдя из кабинета следователя, Кужель рассказала, что общалась со следователем об отношениях политиков того времени, и посоветовала следственной группе обратить внимание на то, кому перешло имущество Евгения Щербаня. Однако сын расстрелянного депутата, скептически отнесся к тому, что Кужель давала показания по делу об убийстве его отца. По его словам, Александра Кужель использует это дело в целях собственного пиара, и никогда не входила в близкий круг знакомых Евгения Щербаня.

Впрочем, сам Руслан Щербань во время пребывания Александры Кужель в Генпрокуратуре тоже стал героем скандала. Нардеп Геннадий Москаль заявил, что Руслан Щербань по неосторожности убил во время охоты некоего Дроздова. Но, якобы, все следы его причастности были из дела изъяты, убийство, за вознаграждение, взял на себя водитель Руслана Щербаня, а самому Щербаню могли сделать предложение выступить против Тимошенко взамен на решение вопроса о его причастности к убийству Дроздова.

Москаль пообещал обнародовать свои документы по данному делу после того, как ими поделится прокуратура. По мнению Москаля, участие Руслана Щербаня в убийстве Дроздова скрывается прокуратурой. В свою очередь, в Донецкой областной прокуратуре опровергли заявление Геннадия Москаля. По данным прокуратуры, Руслан Щербань к убийству Дроздова Р.В. непричастен.

Во всей это истории интересно поведение первого замгенпрокурора Рената Кузьмина. Он по прежнему заявляет о том, что Юлия Тимошенко причастна к убийству Евгения Щербаня. Кузьмин даже выражает готовность передать дело в суд в ближайшие недели. Но есть ли основания для такого прокурорского оптимизма?

Судя по тематике допросов Александры Кужель и адвоката Дмитрия Поезда, следователи очень далеки от конкретики в отношении опального премьера. Зато возникает мысль, что прокуратуру сейчас больше интересует не Тимошенко, а те самые «влиятельные донецкие», показания в отношении которых из дела загадочно исчезли…

Странное молчание выдерживают и сторонники Юлии Тимошенко. Насколько известно автору этих строк, еще месяц назад в стане Юлии Владимировны было очень сильное беспокойство по поводу возможности нового срока для Тимошенко – теперь уже за заказное убийство. У противников Юлии Владимировны в этом случае была бы прекрасная возможность доказать Европе, какая на самом деле Тимошенко. И что вовсе она не политическая узница, а самая что ни на есть участница ОПГ, и соучастница Лазаренко по «мокрому делу». В этой ситуации у Тимошенко был бы один выход - привлечь международные организации к независимому расследованию убийства Щербаня. Как говорится, классика жанра - если тебя обвиняют в убийстве, найди, кто настоящий убийца. В свое время именно так поступил Леонид Кучма, наняв питерских независимых журналистов расследователей по делу Гонгадзе, и привлекая других экспертов по данному делу.

То же самое могла бы сделать и Тимошенко – во всяком случае, люди из ее окружения могли бы на такое пойти в интересах «шефини». В конце концов, можно было бы найти деньги и заказать расследование тому же известному в Европе детективному агентству «Кролл». То есть, контратаковать в ответ на обвинения Кузьмина можно, однако штаб Юлии Владимировны стоически молчит, решив, видимо, что заявлений американского прокурора Марты Борщ о непричастности Тимошенко к делу Щербаня хватит с головой…

Интригой остается то, почему первый замгенпрокурора заявляет о причастности Тимошенко к убийству Щербаня, хотя его сотрудники, как указывают факты, занимаются вовсе не подтасовкой фактов о причастности Тимошенко, в чем уже не раз обвиняли Кузьмина оппозиционеры, а как раз ищут и разрабатывают другие версии?

Подобные вещи можно объяснить или существованием в недрах Генпрокуратуры нескольких влиятельных групп, каждая из которой играет свою игру, или же склонностью к многоходовкам Рената Кузьмина. Как в известном фильме, «будет сидеть, пока не найдем настоящего убийцу». И если предположить, что к Александре Кужель в Генпрокуратуре таки прислушаются (не зря же с ней общались там больше семи часов), то можно ожидать визита прокурорских на славную донецкую землю. Ведь именно в Донбассе – имущество погибшего Евгения Щербаня, перешедшее после его смерти в другие руки. И это еще предстоит «отработать» Генпрокуратуре…

А в этом плане у подчиненных первого замгенпрокурора непаханое поле работы. Например, нужно выяснить при каких обстоятельствах народный депутат от Партии регионов Нурулислам Аркаллаев, по информации автора этих строк, поселился в доме Щербаней в Донецке.

Будут также необходимы показания обоих братьев Щербаней: Руслана и Евгения. У Евгения Щербаня младшего после смерти отца была доля в бизнесе, после покушения он фактически выехал из Украины, и на каких условиях и кому он передал свою долю, необходимо выяснить следствию.

Сергей Тарута и Виталий Гайдук – компаньйоны Евгения Щербаня по ИСД. Они могут рассказать следствию о том, как передавались активы внутри корпорации и как перераспределилась доля Евгения Щербаня. Пока у них никто об этом не спрашивал – материалы дела об этом умалчивают.

Ну и конечно Ринат Ахметов. Бывший совладелец ИСД, переведший потом свои активы в виде перешедших к ИСД за долги по газу предприятий, в СКМ. Его тоже пока никто не опрашивал…

Сергей Кузин, для «ОстроВа»

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.