Что дороже Нобелевской премии?

13 октября 2012, 07:17
0
340

Задаю себе детский вопрос: почему её никогда не получали украинские писатели и поэты?

               

 

                                                     

 

 Слышу, как наши учёные, государственные деятели тоже шумят  с обидой: так и мы же обделены! Им всем можно ответить: а есть ли у вас, паны-товарищи, мировые заслуги? Если есть, то почему  вы не заявляли о них?

В самом деле, обращались ли  хоть раз в комитет по присуждению Нобелевских премий наши академики, председатели творческих союзов? С удивлением узнаю: обращались. Среди соискателей назывались имена Ивана Франко, Николая Бажана, Василия Стуса, Олеся Гончара… Теперь вот и Юлии Тимошенко. Пока безуспешно.

Тут можно было бы поставить точку. Тем более что рядовой гражданин удивляется: а мне какое дело до ваших премий? Отвечаю. Ты же болеешь за «Шахтёр», «Динами» или братьев Кличко? Небось, ночь потом не спишь из-за их физической ловкости или промахов. Почему же тебя не волнует наша украинская интеллектуальная, духовная высота? Ведь именно за это, как правило, дают Нобелевскую премию и связанную с ней мировую известность!

Конечно, в самой сути любой денежной премии прячется игра. Ниже я это покажу. Игра случая, пристрастий, даже политических соображений. Важно также, кому дают премию, ведь претендентов много, и как лауреат помогает потом своим собратьям.

Естественно, что меня интересуют писатели, в частности, русские, поскольку наших среди лауреатов пока нет. Но их беспокойный дух будет незримо присутствовать.

                                                  2

Еще в 1897 году стали ходить слухи о присуждении премии Нобеля Льву Толстому. (Официальная Нобелевская премия была объявлена лишь в 1901 году). Можете себе представить, как радовалась большая семья писателя? Да и слухи были не беспочвенными.

Однако старик заявил, что не станет  получать премию.  Спустя 9 лет Льву Николаевичу снова предложили её принять. И опять отказ от больших денег и королевской чести. Случай, по-моему, единственный в своем роде. Толстой считал, что деньги «могут приносить только зло».

Я и спрашиваю себя: «А украинский писатель способен был так поступить?» Тот же выдающийся Иван Франко, вечно бедствовавший (50 томов интересных сочинений!). Думаю, что мог. Он ведь тоже был гордым.

Первым русским писателем, лауреатом Нобелевской премии 1933 года стал Иван Бунин. За что дали? «За правдивый артистический талант, с которым он воссоздал в художественной прозе типичный русский характер». Но это же несомненные достоинства и ярко талантливых Максима Горького и Алексея Толстого! Что ж, выбор всегда труден. Это одна из главных проблем Нобелевского комитета.

Из 800 тысяч франков Иван Алексеевич подарил 120 тысяч в помощь бедным литераторам. Шедрая душа! Кто-то из украинских писателей поступил бы так же? Очень сомневаюсь. Забегая вперед, скажу: никто и из русских лауреатов в дальнейшем не оглянулся на нищих собратьев по перу.

Пролетели еще 25 лет. Горячая война сменилась холодной, и так или иначе это коснулось и присуждения Нобелевской премии. Венская газета «Нейс курир», например, прямо написала: «Нобелевская премия против коммунизма». Её в 1958 году присудили Борису Пастернаку.

За это в России его затравили, и он вскоре умер. Если бы подобная честь была оказана лучшему украинскому поэту, то его ждала бы такая же участь. Это, опять же, единственный случай, когда можно облегчённо вздохнуть: хорошо, что нам тогда не дали!

Следующим лауреатом стал Михаил Шолохов. Теперь уже возмутились антисоветчики. Попробуй всем угодить. Часть денег Шолохов отдал на строительство школы в родной станице.

Александр Солженицын (премия 1970 года), насколько мне известно, ни с кем ею не делился. Тому были веские причины. Его арестовали и депортировали из СССР. 20 лет после того прожил в США, в личном имении.

Иосиф Бродский (премия 1987 года) выделил деньги на обустройство ресторана «Русский самовар», где и бывал постоянным посетителем.

Ну, а наш украинский лауреат, если таковой объявится, первым делом, полагаю, купит  себе хатынку где-нибудь в Канаде и станет кушать  там борщ с цыбулей.  Беда лишь в том, что никак не протолкаться нам в ту Швецию. А ежели даже сам ихний король (он такими мелочами, конечно, не занимается) приметит наш яркий талант, то его украинские же хлопцы  схватят за ноги и отволокут под самую Полтаву, чтобы спрятать.

                                                     3

Отраду даёт лишь красочная картина. Явился как-то в редакцию ко мне замызганный дядя в сиреневых, сильно поцарапанных очках. Возможно, кем-то выброшенных. Сказал, что он – поэт, Паша Заболотный. Был он среднего роста, худой, но боек и разговорчив. Чувствовалось, однако, что слегка «поехал». Договорились встретиться завтра.

Навожу справки. Оказывается, Паша с отличием закончил филологический факультет, но страшно увлекся стихами, в прямом смысле продал душу… поэзии. Её печатает ему добрая тётя. А Заболотный ездит по всей Украине и продает на улицах, вокзалах листки своих виршей по 50 копеек. Тем и кормится, как птица.

- Был  у Тычины, - живо сообщил он мне при новой встрече.

- У кого? – не понял я.

- У Павла Григорьевича.

- Так он же давно умер! – говорю.

- Это вам кажется, - уверенно возразил Заболотный, снимая сиреневые, поцарапанные очки. – Он живёт в Киеве, в старинном пятиэтажном доме. Дверь коричневая. Красный звонок. Я нажал. Дверь приоткрылась на цепочке. Спрашиваю: «Тут Тычина живёт?» «А вы хто?» «Я поэт Паша Заболотный. Слыхали?» И вижу Тычину, вот как вас сейчас. Он добрый такой, кареглазый и говорит: «Почэкайтэ». Смотрю, протянулась рука ко мне. А в ней – пять гривен. Я взял. Дверь захлопнулась. Не верите? Так вот же эти деньги. Я их берегу!

Паша вынул из кармана смятую голубенькую пятёрку. Я оторопел. Это же было веское вещественное доказательство, как выражаются юристы.

- Для меня, - торжественно сказал Заболотный, - душа поэта дороже Нобелевской премии!

Не зря говорится, что устами младенца (а можно добавить и юродивого) глаголет истина.

Вскоре Паша исчез. Ходили слухи, что поехал одаривать своими виршами Европу, да там где-то и затерялся. Вот такая перекличка между Львом Толстым и безвестным Заболотным. В их компанию можно зачислить и несравненного Григория Сковороду. Да ведь премию дают только живым.

Виктор Ахинько,

писатель

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.