Бегущий по лезвию неприкосновенности

7 июля 2016, 14:59
0
7300
Бегущий по лезвию неприкосновенности

Большая рыба уходит быстро

Затяжной побег нардепа Александра Онищенко из депутатской группы «Воля народа» стал не только детективной историей недели, но и напомнил, что это не единичный случай, а важный элемент нашей политической системы.

 

Сериал под названием «Побег избранника» и его сиквелы будут демонстрироваться избирателю до тех пор, пока не ликвидируют законодательные ограничения, позволяющие не только убежать подозреваемому, но и вывезти все имущество, перевести финансы в офшоры, а потом еще и подать в суд на Украину с требованием возместить моральный ущерб.

 

Первое, что нужно сделать для изменения ситуации — изменить механизм снятия депутатской неприкосновенности. Пока же этот механизм настолько забюрократизирован, что лишение депутата заветного статуса может длиться неделями или месяцами. Документы должны пройти аппарат Генпрокуратуры, затем — все круги ада комитетов парламента, после попасть в повестку дня и потом за них еще нужно проголосовать. На каждом из этапов при надлежащих ресурсах и связях можно замедлить движения документов. Есть возможность договориться с нардепами, которые сорвут или заблокируют голосование. После чего можно спокойно подключать юристов, которые найдут нарушение регламента и уничтожат всю аргументацию, изложенную в документе. Можно заблокировать своей фракцией и группой важный социальный или имиджевый для власти закон и заставить ее пойти на уступки, забыть о мелких нарушениях. Было бы желание, а схема спасения рядового нардепа всегда найдется.

 

Хотя можно поступить и по-другому — прямо из зала вывести нардепа в наручниках, как это было с Игорем Мосийчуком из Радикальной партии. Но юристы Мосийчука в этом шоу нашли столько нарушений, что правоохранителям пришлось отпустить радикала.

 

Но при этом в стране нет такой политической силы, которая бы не включила в перечень предвыборных обещаний снятие депутатской неприкосновенности. Правда, никто в реализацию этого обещания не верит. И та партия, которая перейдет от общений к реализации может получить большой кредит народного доверия.

 

И вот здесь возникает непреодолимое препятствие — безопасность. Нежелание нардепов расставаться с неприкосновенностью во многом упирается в безопасность. Под безопасностью подразумевается как давление власти на самого нардепа с целью получения поддержки важных для нее инициатив, так и попытки завладеть активами, которые принадлежат нардепу и его окружению.   

 

Если в первом случае договоренности достигаются зачастую прямым подкупом и шантажом, то во втором в ход идут все способы и выживает только сильнейший. Поэтому депутаты-бизнесмены добровольно отказываться от неприкосновенности не будут. Не ради этого они строили свои империи и покупали мандаты, чтобы остаться беззащитными.

 

Другими противниками снятия неприкосновенности являются коррупционеры и те, кто пришел в парламент, чтобы укрыться от ответственности. Для них депутатский мандат — крайняя линия обороны. Они, конечно, стараются сделать все, чтобы правоохранители даже не приблизились к этой линии обороны. Зная специфику судебной системы, сделать это не сложно. Об этом я писал неоднократно.

 

Чтобы правоохранители могли эффективно бороться с коррупцией во власти, нужно не только создавать новые подразделения с красивыми названиями, а и вносить изменения в законы, которые дадут возможность работать этим подразделениям.

 

Если вернуться к примеру Онищенко, то вполне понятно, что коррупционные схемы таких масштабов не могли существовать без участия в них представителей власти. Тот факт, что представители Батькивщины и Радикальной партии Олега Ляшко критиковали силовиков и называли операцию по делу Онищенко попыткой отобрать бизнес — лишь подтверждает, что к схеме были причастные многие.

Такую схему очень сложно не заметить и еще сложнее остаться в стороне, когда мимо тебя проходят такие потоки.  На такую крупную рыбу, как любит  говорить  генпрокурор, приходят рыбачить все, кому власть выдала удочки. Рыба в свою очередь ради собственного спасения «поддерживает» силовиков и получает гарантии, что всегда сможет уехать на конную олимпиаду безвозвратно. Примеры Клюева, Онищенко говорят о том, что существующая схема всех устраивает. Вот только с НАБУ не очень хорошо получается. А кого вообще волнует судьба НАБУ? Главное — хорошему человеку помочь на самолет попасть, а имиджем НАБУ пусть имиджмейкеры заниматься.

Кроме того, побег Онищенко по сравнению с победой над «Янтарной мафией», которой добился кум президента — это мелочь.

И тут все упирается в нежелание и неспособность власти что-то изменить на законодательном уровне. Ведь значительно проще ловить людей в лесу с мотопомпами и янтарем в карманах и позировать на камеру, чем принять такой закон, который позволить детективу НАБУ кликом мышки заблокировать выезд из страны очередного коневода-газовика. Именно это и приводит в ужас наших власть имущих. В сознании наши политиков нет понимания, что закон должен работать одинаково для всех. Поэтому вопрос отмены депутатской неприкосновенности, принятия эффективных антикоррупционных законов и дальше будет блокироваться парламентом — пчелы не голосуют против меда.  
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Генпрокуратура,коррупция,Верховная Рада,Онищенко,НАБУ
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.