«Этот парламент плавно подходит к своему завершению» Сенченко

7 августа 2015, 18:08
0
203

Андрей Сенченко – народный депутат V, VI, VII созывов Верховной Рады Украины, глава временной комиссии по расследованию Иловайской трагедии, о проблемах власти, вопросах оккупированных территорий и о

Иловайск

-С момента работы вашей комиссии вопрос трагедии Иловайска не поднимался, кроме меняющихся цифр погибших ничего не говорится. Но какие проблемы возникали тогда в работе?

У этого парламента был моральный долг продолжить расследование по Иловайской трагедии. Наша комиссия была создана 4 сентября, еще выходили из окружения люди, до сих пор есть много пропавших без вести, под это определение Минобороны и Генштаб маскирует убитых. Наша комиссия была создана сразу, выборы состоялись 27 октября, 20-го мы обнародовали промежуточный отчет. Нам активно противодействовали. Мы давили, апеллировали к общественному мнению с целью надавить на тех, кто нужен был на заседании комиссии. Наши действия выглядели так:

*создали комиссию

*4-5 (сентября) я уже был в зоне АТО, встречался с командирами, бойцами, которые вышли из окружения Иловайска

*дальше сформулировали вопросы, это тоже работа не за час, по 60-70 вопросов для каждого ведомства, которое имело к этому отношение

*направлены запросы

Дальше закон дает ведомствам 10 дней. Пограничники уложились в сроки и на 99,9% ответы нас удовлетворили. Нацгвардия и МВД – относительно полно ответили. Генштаб с Минобороны на 12 день прислали отписку на 1 абзац, о том, что все специалисты в зоне АТО и им нужно время. На 25-й день они прислали ответы, но не на наши, а на свои вопросы, которые хотели, и  все засекретили, включая списки погибших, награжденных, хотя они в открытом доступе на сайте президента. Два разных ведомства Генштаб и Минобороны прислали одни и те же слова, одним исполнителем сделаны, хотя у них разные функции и разная степень ответственности. Это и есть противодействие.

Мы апеллировали к общественному мнению, к журналистам и все-таки смогли вытащить их (Генштаб с Минобороны) на допросы, на заседания комиссии, были и свидетели, и комбаты, Муженко с Гелетеем, которые закатили истерику, не желая отвечать на вопросы.

Я вам покажу, что явилось итогом (в этот момент Андрей Сенченко приносит материалы работы следственной комиссии, 5 папок включая стенограммы допросов всех участников, официальные запросы и ответы). Эти документы ждут создание новой комиссии.

Есть отчет, который обнародован, там написано, что было расследовано, факты и выводы, но было и то, что нужно было дорасследовать новым составом комиссии. Комплект передан в секретариат ВР, этой лежит для нового состава комиссии, есть копия в государственном архиве и в Военной прокуратуре. Следователь военной прокуратуры по Иловайской трагедии, на момент передачи документов, это было начало ноября, сказал, что мы продвинулись значительно дальше, чем они. На вопрос почему, они ответили, что их всюду посылают.

-Основной проблемой расследования было именно противодействие?

Безусловно, противодействие и нехватка времени. Этот парламент для меня перечеркнут, ведь им не хватило мужества создать в новом созыве комиссию по расследованию Иловайска. Была робкая попытка на комитете обороны и безопасности они проголосовали в декабре о создании такой комиссии, но дальше вопрос умер.

-На каком этапе завершилось ваше расследование?

20 октября.

Основные выводы, почему произошла Иловайская трагедия и кто виновен -  есть.

Недорасследованы цифры: по количеству погибших, пропавших без вести, раненых, умерших в госпиталях, эти цифры тщательно скрывались. У нас есть цифры в этом разрезе по пограничникам, на 99% на 20 октября МВД и Нацгвардия есть, и известны только по отдельным эпизодам потери по Минобороны. Иловайская трагедия состояла из 4 эпизодов/периодов.  Почему этот состав парламента перечеркнут? Я доподлинно знаю, что ни один из депутатов нынешнего состава не удосужился ознакомиться с этими документами.

-По факту комиссия знает, кто виновен, но ничего не происходит?

Ничего не происходит, более того, Муженко, который является одним из виновников этой трагедии и до сих пор возглавляет Генштаб. Гелетея, к счастью, убрали. Генерал Назаров, который виноват в том, что сбили ИЛ-76 над Луганском и в свое время его не убрали с должности и не отдали под суд, в результате он же руководил в значительной степени тем, что было в Иловайске. В результате его действий и бездействий произошла Иловайская трагедия, впоследствии были и другие трагедии, пока он был начальником штаба АТО. Вовремя не принятые решения ведут к новым человеческим жертвам.

Власть считает, коль есть военная прокуратура, которая расследует все это, то этого достаточно. Это не так. ВП рассматривает настолько, насколько есть степеней свободы, они рассматривают вопросы, связанные только с уголовной ответственностью. Парламентская комиссия, как правило, рассматривает вопросы связанные и с политической ответственностью, а то, что на наш взгляд попадает под статьи уголовного кодекса, то эти материалы с выводами комиссии передаются в прокуратуру, что мы и сделали. Но там есть выводы, касающиеся не только того кто виноват, а том числе, что нужно сделать, что изменить в организации обороны страны и так далее. Сейчас это все мертвый груз. В этом парламенте не хватило мужества создать эту комиссию и завершить работу.

-Материалы по расследованию публичны?

Все, что вы видите /вынесенные ранее 5 томов документов/ это не секретно, есть один засекреченный том, который находится в соответствующем подразделении Верховной Рады. А это все доступно. В Интернете есть отчет, в котором выводы, а перед вами все, что было проведено: стенограммы допросов, справки, ответы министерств и ведомств и так далее. Они есть в Государственном архиве, для любого депутата доступны в любое время в Секретариате Верховной Рады, они для тех, кто набрался бы мужество возобновить комиссию лежат здесь, у меня. Порывались несколько раз депутаты.

-Никто из нынешнего созыва не решился попробовать закончить дело?

Давление продолжается. Что такое люди в парламенте, они находятся под давлением со стороны общества, в разных вопросах (экономика, социальные программы), степень давления тоже разная, зависит от активности избирателей, с другой стороны исполнительная власть, у них свое понимание жизни и свои интересы. Когда общество, считая, что свой долг выполнен, придя на выборы, а дальше – ожидание чуда, то тогда ослабевает давление общества, а давление власти и заинтересованных лиц (в незавершенности расследования Иловайской трагедии, к примеру) оно постоянно и перевешивает. Когда общество безмолвствует, это все и происходит.

Проблема заключается в том, что мы ждали, что в парламент придут люди с достоинством, для которых их обещания не пустой звук, этих людей мало, а задач – много. Я не говорю, что все пришли, бессовестные, кто-то пришел бороться с коррупцией, кто-то еще с какими-то проблемами, но в целом, как орган, он оказался неспособен расследовать Иловайскую трагедию, потребовать создания комитета по проблемам оккупированных территорий, беженцам и по реинтеграции, восстановлению целостности страны, не хватило сил у 400 с лишним депутатов.

Мнение общества по этому парламенту стало меняться на следующий после выборов день, а сейчас тем более. Сегодня парламент не отражает ни общества, ни его желаний.  

Верховная Рада/ Коалиция/Донбасс

-Еще перед выборами этому созыву не давали больше полугода.

Такого не могло быть, потому что парламент, выбранный на досрочных выборах, имеет иммунитет на год. Следуя букве закона, процесс переизбрания не может быть запущен раньше 27 октября, и выборы не могут прийти раньше 27 декабря, а перед Новым Годом редко проводят выборы, я думаю, что это может быть весна следующего года, но сейчас настолько быстро разворачиваются события, что все может меняться в разные стороны. Это не прогноз, а тенденция. Последние недели активно ведутся разговоры из разных уст о том, что если они не предпримут определенные шаги, то уже будет пора идти на досрочные выборы.  

-Но готова ли страна к таким выборам?

Страна готова, власть не готова. Когда люди хотят изменений, а власть на них не готова, то назревают противоречия и решаются они либо революционным путем, в рамках закона, либо как это было на Майдане. Нам допускать революционного пути нельзя, потому что это быстро обретет форму военного переворота, а военный переворот на руку Путин.

-Вы думаете, народ сам к этому придет? Ведь власть есть отражение народа.

До определенной степени, я не совсем соглашусь с этой классической схемой, что власть – отражение народа.

Власть – отражение сиюминутных желаний народа.

  Народ желал сиюминутного мира имеет такую власть, а мира нет. Народ хотел чуда, вот стоит вспомнить, как бы неприятно не было, но за Януковича голосовали, искренне, ждали чуда, ждали, что услышат каждого, улучшений сегодня, этого не произошло.

-Говоря о правительстве Яценюка, всплывает вопрос шаткости нынешней коалиции и уходе европейских политиков из-за конфликтов с премьером.

Я бы сказал, что проблема глубже, заключается она в том, что в глазах избирателей этот состав парламента себя не оправдал, процент людей, которые действительно пришли менять страну и имеют для этого мужество, мысли и последовательны в этом, он далек от необходимых 226 голосов, может это всего треть от требуемой цифры. Поэтому обществу предстоит заниматься селекцией политического класса.

Я бы не сказал, что коалиция близка к развалу, скорее Яценюк близок к отставке,

но весь вопрос в том, что наша власть демонстрирует совершенно неадекватную кадровую политику и с точки зрения назначений и с точки зрения исправления ошибок. Яценюк – это большая ошибка, это большая ошибка после Майдана, это большая ошибка нынешнего состава парламента, ее нужно устранять. Но это не единственная ошибка.

В отношении иностранцев в правительстве, я понимаю, почему они уходят, мало, кто хочет что-то менять из нашей власти. Но я считаю неправильной практикой назначать иностранцев на должности министров, они могут быть советниками, консультантами, но министр – политическая фигура, которая несет политическую ответственность перед избирателями, это написано в законе. Это противоречие, которое власть только усугубляет.

Я за то, чтобы привлекали грамотных людей, более того, куда я считаю, что можно было бы привлекать, но точно не хотят, по опыту Великобритании, в Израиле был такой опыт, когда руководителя национального банка назначали иностранца. НБ всех стран работают по одним и тем же процедурам, должны работать. Если человек возглавлял НБ в Австрии или в Германии, или в Великобритании, то он с таким же успехом может работать и в Украине. Да, тяжелее, потому что финансовое положение хуже, но стандарты одни и те же. Еще вариант – Фонд гарантирования вкладов, там тоже абсолютно понятные процедуры.

Также иностранцев можно было бы привлекать в комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку.  Одинаковые правила во всех, практически, один и тот же порядок, потому что в Фондовый Рынок пытаются привлечь иностранцев, значит, и правила должны быть унифицированы. Туда тоже никого не пустят, так как там идет перераспределение.

Крым

-Прошло больше года с оккупации Крыма, что и кто мешает его вернуть?

За это время менялась обстановка, потому что, какие-то первичные усилия были, они носили хаотический характер, я имею в виду то, что происходило весной 2014 года, когда появился закон об оккупированной территории. Концепция этого закона заключалась, на примере детской пирамидки, когда есть стержень, на который нанизываются применительно к закону мысли. Потому, что мы, к счастью, до этого не имели таких примеров оккупации, поэтому опыта у нас такого не было и многие вопросы, скажем так, смоделировать было сложно. Поэтому вот такая была избрана концепция закона, последовательно, по крайне мере в течении нескольких месяцев этот закон дополнялся.

К сожалению, после выборов президента, я например, как гражданин, ожидал какой-то внятной концепции по восстановлению мира в стране и по восстановлению, естественно, территориальной целостности, но началась политика для меня не совсем понятная, потому что декларируются одни вещи, на практике происходит совершенно другое. Для меня эта практика - минские соглашения, которые, на мой взгляд, заведомо проигрышные, начиная с выбора формата, участников, место проведения, они проигрышны для Украины. Минский формат был выгоден только Путину и возникает вопрос – неужели за столько времени, за этим столом в Минске на самом деле могла быть выработана какая-то формула мира для Украины? В присутствии Захарченка, Плотницкого, Зурабова, Медведчука, Кучмы – это  точно не тот круг людей, который поможет решить проблему оккупации. Ну и этот двойной стандарт политики привел к тому, что в парламенте была практически заморожена работа над этим законом. Более того, был пролоббирован, явно за деньги заинтересованных лиц, закон об экономической зоне Крыма. Какая может быть Свободная Экономическая Зона в условиях оккупации, это противоречие, очевидное, со старта.

Формула необходимых в этом случае действий власти достаточно проста:

*системные усилия по противодействию оккупационным властям в Крыму. То, что не дали воду по Северокрымскому каналу - это серьезное системное усилие по противодействию властям в Крыму; а то, что, с позволения сказать, министр энергетики Демчишин подписывает контракт на поставку электроэнергии  в «Крымский федеральный округ» - это преступление, пособничество оккупантам, его место в тюрьме, а он в кресле министра.

Продолжаются поставки различного рода товара в Крым разного вида грузовым транспортом и железнодорожным, на заводы Фирташа завозится сырье и с заводов Фирташа украинской железной дорогой вывозится продукция и через подставные «фирмочки» поставляется на экспорт. И все это при пособничестве украинской власти.

*в отношении граждан. Мы должны помогать гражданам и постараться, чтобы они оставались там, не выехали, так как Путин, по сути, реализует систему замещения, он выталкивает крымчан, не только крымских татар, завозит публику рязанскую, тамбовскую и так далее, насыщает воинскими частями.

Проблемы в Крыму у людей в основном с правами человека, тут идут грубые нарушения со стороны оккупационной власти, реакция Украины очень слабая. Она должна осуществляться по нескольким каналам: юридическим и дипломатическим. И если по дипломатический кое-как слабый голос есть, хотя у нас все еще не назначены 20 послов, кто будет это делать не известно. По юридическим каналам не делается абсолютно ничего. 

*создание инфраструктуры в сопредельных областях. Для  «жизненных» вопросов: рождение, брак, имущественные вопросы. После моих усилий, направленных на предыдущего генерального прокурора Ярему, наконец, появилась прокуратура Крыма, здесь, в Киеве, которая начала расследования, по совершенным на оккупированной территории преступлениям. Есть надежда, что сейчас появиться управление внутренних дел по Крыму и Севастополю, потому что есть целый ряд преступлений, совершенных на территории Крыма которые не под следствием в прокуратуре. Кто расследовал захваты, удержание, избиение активистов, журналистов в прошлом году на территории Крыма? Это преступления по отношению к нашим гражданам, их никто не расследует, эти граждане сегодня выехали, они сегодня здесь, их надо документировать, надо выдвигать подозрения, тем, кто причастен к преступлениям и раньше или позже они попадут в руки правосудию. Эта работа должна делаться, это элементы инфраструктуры.

Понятно, что для Путина важен его рейтинг там, в России, но форму, когда бы можно было объяснить российским гражданам, что вот они якобы выполнили историческую миссию, условно, защитили русскоязычное население в трудное для Украины время, а теперь возвращают. Найти объяснения для российских граждан, почему это хорошо, поверьте, их пропаганда всегда найдет.

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: парламент,Сенченко,Иловайск АТО
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.