Свернутая шея государства или почему восстал Донбасс

7 июня 2014, 23:36
6
452

В последнее время все чаще и чаще приходится слышать, что Донбасс – это не совсем Украина. Но так ли это на самом деле?

В последнее время все чаще и чаще приходится слышать, что Донбасс – это не совсем Украина. И якобы то, что происходит сейчас в Донецкой и Луганской областях обусловлено тем, что, по большому счету, основная часть Украины и ее восточные регионы – это два абсолютно разных культурных измерения. Говорят еще и о том, что, мол, Донбасс в большинстве своем – это своеобразный социальный конгломерат, состоящий из представителей всего бывшего союза. На самом деле – это совсем не так.
На самом деле, с антропологической точки зрения, житель востока Украины мало, чем отличается от жителя центра. Здесь имеет место быть не столкновение двух обществ, двух традиций, двух культурных миров, а искусственное навязывание государством ценностно-идеологических ориентиров.


Культурная политика вчера – источник непониманий сегодня

 

Коммуникативный дисконнект, перешедший в открытый конфликт между Донбасом и большой Украиной (назовем ее так), возник вследствии грубейших ошибок центральных киевских властей начиная с далеких девяностых и заканчивая эпохой Януковича.


Дело было так:

Сначала мы никак не решались отойти от Советского Союза (живя в Украине мы продолжали жить в «Совке»).

Со временем «Совок» дополнился Россией – "старшей сестрой", которая во многом становилась эталоном и примером для подражания.

Телеэфир заполонили российские сериалы. FM-пространство -- российская попса. В процентном соотношении российского культурного продукта становилось больше, чем украинского (который при этом никак не мог отделаться от обрусения навязанного ему "Совком" и желания быть похожим на «старшую сестру», зарожденным центральной украинской властью).

При этом продолжал жить Ленин: пускай уже не вождь, но неоспоримо достойный памятник, какой-то важный символ, который общество попросту боялось потерять и, само того не осознавая, берегло как зеницу ока.

Время шло. Не без помощи, собственно, русской стороны, российский информационный рупор на юго-востоке страны стал более громким и более уважаемым, нежели украинский.

Риторика российских властей в глазах обывателя стала выглядеть более достойной, нежели украинских.

Попытки Виктора Ющенко сделать Украину панукраинским государством оказались не только не последовательными, но и слишком уж запоздалыми. Уже тогда часть страны его просто не поняла, ведь он намеривался «идти вразрез принципам русского мира», который так нужен был немалой части украинцев, научившихся смотреть в сторону России и прислушиваться к голосу Кремля.

Акцентуация внимания Виктора Ющенко на национальной самоидентичности украинцев, вопреки лозунгу «схід і захід разом», расшатывала отношение между востоком и западом.
В ответ на неграмотную украинизацию появились пророссийские объединения и зародились первые, тогда еще не заметные, сепаратистские настроения.

 

Вслед за Ющенко к власти приходит диктатор Янукович, которого выбирает именно юго-восток.
Он и привел страну к политической катастрофе, плоды которой мы еще долгое время будем пожинать.

Во времена пророссийского Януковича, который в последние несколько лет не имел должного политического авторитета даже на пророссийском востоке Украины, а воспринимался абсолютным большинством жителей страны как бандит, который дорвался до власти и привел к власти таких как он, - российский медиарупор стал еще более громким и более авторитетным чем раньше. Кремлевские СМИ, к которым прислушивались шахтеры и металлурги Донбасса, аккуратно критиковали политику украинского правительства и пели дифирамбы Путину. Голос Киева в кремлевском шуме стал восприниматься как нечто местечковое, несуразное, не стоящее доверия.

От Майдана – к аннексии Крыма и войне на востоке

Случился Майдан. Жители юго-востока Украины наблюдали его с экранов российских и пророссийских телеканалов, которые им рассказали про бандеровцев и Правый Сектор, обижающий мирных стражей порядка и творящий беспредел.
Люди поверили.
Для сравнения они включили те из немногих каналов, которые показывали правду про Майдан – и умудрились рассмотреть там вранье.
Путинская пропаганда им показывала украинский фашизм – и они его видели.

Национальный Майдан в это время неосторожно, с юмором, для разогрева кричал: «Хто не скаче, той – москаль». И никто не задумался под каким углом это могут рассмотреть пророссийские регионы Украины.

И началось…

Путин, конечно, на тот момент был хорошо подготовленным для того, чтобы «помочь угнетаемым киевской хунтой» регионам. «Помог»...

Теперь мы имеем то, что имеем: аннексирован Крым, на востоке Украины идет война.

Российская медиамашина продолжает работать.

Украинофобскими «маркерами» на российских СМИ, сейчас являются "враги – бандеровцы", "российское братство", «киевская хунта», «правый сектор», «фашисты-националисты» и прочие.
Этим «маркерам» верят люди в России. Этим маркерам верят люди на юго-востоке Украины. Непонимание одних другими перешло в открытый военный конфликт.

Подводя итоги

 

Увы, дала свои плоды ГОСУДАРСТВЕННАЯ КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА.

"Совок", "Совок", "Совок", Россия, Россия...

 

Обыватель востока Украины с самого начала, С ПОДАЧИ ГОСУДАРСТВА И ПРИ ПОДДЕРЖКЕ КРЕМЛЯ, смотрел в сторону России. Возникало сопоставление того, что происходит у нас, с тем, что делается у них, за украинско-российской границей.

Привязанность украинской экономики к российскому экономическому пространству и осознание того факта, что там, за такой близкой, но все-же границей, уровень жизни пусть не на много, но однозначно выше, чем на юго-востоке Украины добавляло антиукраинских настроений.
Добавляло, добавляло и – произошло то, что произошло.

Повторюсь: произошло не только ввиду вмешательства соседнего государства, но и при помощи непосредственно украинской государственной машины.

Ведь, к примеру, не менее нищие, в сравнении с жителями Донбасса, жители Львовской области ни при одном правительстве не смотрели столь пристально в сторону Польши (а ведь уровень жизни в Польше был на много выше, чем в России уже в середине девяностых).

 

Почему львовяне не начали рваться в такую близкую ментально Польшу, а Донбас уже тогда воспринял "немытую Россию" как нечто более свое, нежели Киев? Да потому-что шея государственной машины и при Кравчуке и при Кучме была повернута в сторону "братской России", а западное общество оставалось вне фокуса.

"Пусть у них на западе жизнь и лучше, чем у нас, но это у них. Они – не мы".

Так соизиеряется жизнь на западе Украины и ближайшее зарубежье.

То ли дело -- сравнение Украины с Россией:

"Если у нас плохо, а у них -- хорошо, -- значит мы хотим как у них..." А дальше "Хотим с ними за руку..." Теперь-же: «Хотим с ними и не хотим с Большой Украиной, ибо мы – не Большая Украина; мы – Донбас..."

 

Я не говорю о культурной идентичности жителя Донбасса и жителя Надднепрянской Украины как не говорю об абсолютном сходстве жителя той же Надднепрянщины и жителя Карпат. Я лишь говорю о социокультурном подобии одних, других и третьих (ибо все мы выросли в одной политической реальности: и вуйки из Карпат такие же нищие, как трудяги с Донбасса. Только вот первые не рвутся в Польшу, чтобы та защитила их бедных и несчастных, а другие -- рвутся в Россию, ибо там "хорошо", а здесь -- плохо.

 

Что ж, плюнем в морду Путину и российской пропаганде, которая БЕЗУСЛОВНО сделала свое дело. но при этом "скажем спасибо" государству, у которого с самого начала шея была повернута в сторону России, а попытки Ющенко ее выровнять привели к тому, что при Януковиче она свернулась окончательно, прямо в направление Кремля.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости политики
ТЕГИ: Украина-Россия,донбасс,гражданская война,кремлёвские провокации
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.